"Авторитет" Геннадий Петров поздравлял замначальника СКП и запросто мог пить чай с зампрокурора

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Авторитет" Геннадий Петров поздравлял замначальника СКП и запросто мог пить чай с зампрокурора

Оригинал этого материала
© "Новая газета", origindate::09.11.2009, Птенцы гнезда Петрова

Материалы испанского уголовного дела о лидерах тамбовско-малышевской группировки и протоколы прослушивания телефонных разговоров Геннадия Петрова

Роман Шлейнов

В предыдущей серии:
— Компания, которую контролировал Геннадий Петров, обслуживает предприятия Управления делами президента РФ
— Кто из депутатов Госдумы плавал с Петровым в одной лодке и покупал у него виллу

Compromat.Ru

Геннадий Петров

Испанское уголовное дело, в котором фигурирует Геннадий Петров, показало, насколько значительным в России может быть человек с обширными неформальными связями. Петрова обвиняют в том, что он является одним из лидеров тамбовско-малышевской преступной группировки. А протоколы прослушивания телефонных переговоров Петрова из материалов уголовного дела свидетельствуют, что интересы этого незаурядного арестанта распространялись на торговлю недвижимостью в Испании и строительство в Сочи, транспортировку углеводородов и продажу ювелирных изделий, телекоммуникационный бизнес и самолеты. Ему даже предлагали решить вопрос с заблокированными США деньгами иранцев. Не раз попадавший в поле зрения правоохранительных органов, Геннадий Петров вел переговоры с предпринимателями из списка «Форбс», поздравлял замначальника следственного комитета при Генпрокуратуре и запросто мог пить чай с заместителем прокурора.

Но, по данным испанского дела, официально этот человек был скромен. Из его досье следует, что в Испании Петров и его супруга Елена зарегистрировались в качестве предпринимателей в апреле 1998 года и завершили эту деятельность меньше чем через четыре месяца, задекларировав убыток в 940 евро. Геннадий Петров числился коммерческим посредником, его жена — оптовым торговцем мясом, яйцами, птицей и дичью.

Кем на самом деле был этот «посредник», по каким вопросам к нему обращались и какие проблемы он решал?

Следственный комитет и Генпрокуратура

Испанское уголовное дело может не вызвать в России никакой официальной реакции. Непросто проводить разбирательство, если, согласно протоколам прослушивания телефонных переговоров, фигурант непринужденно беседовал с лицами, чьи имена полностью совпадают с именами некоторых руководителей системы российской Генпрокуратуры и Следственного комитета.

Так, 31 октября 2007 года в 11.50 специальный отдел испанской полиции зафиксировал звонок Геннадию Петрову от Игоря Борисовича Соболевского. Соболевский сообщил Петрову о том, что некие люди передали ему документы, что он их просмотрит и подумает, что можно сделать. По мнению испанской полиции, речь идет о том, что у этих людей, по-видимому, незаконно забрали земельные участки (используется термин «рейдерство»).

В тот же день спустя несколько минут Петрову позвонил его партнер из Санкт-Петербурга. В ходе беседы они разговаривают о проблемах с зубами, возникших у Игоря Борисовича Соболевского, который находится в стоматологической клинике для лечения. По-видимому, Игорь платит за оказанную медицинскую помощь, и Петров дает указания своему партнеру, чтобы тот сделал все необходимое и указанные расходы были оплачены за счет Петрова.

10 ноября 2007 года некто Андрей Бегемот звонит Петрову. Бегемот напоминает Петрову, что наступил День милиции, и Петров отвечает, что это их праздник. Андрей напоминает, что необходимо позвонить Игорю (речь идет об Игоре Борисовиче Соболевском. — Прим. испанской полиции) и другим людям, чтобы поздравить. Позже Петров звонит Игорю Соболевскому и поздравляет его с Днем милиции. Петров пользуется случаем, чтобы передать привет жене Соболевского. Петров также сообщает Соболевскому, что приедет в Санкт-Петербург 12 ноября, а в Москву 18 ноября, и предлагает вместе поехать в Москву.

По совпадению, Игорь Борисович Соболевский довольно известный в России человек. Точно такое же имя у бывшего зампредседателя Следственного комитета при прокуратуре. Игорь Соболевский — однокурсник Владимира Путина и председателя Следственного комитета Александра Бастрыкина — стал замглавы Следственного комитета в 2008 году и освобожден от должности президентом Дмитрием Медведевым в июне 2009-го. Соболевский ушел «по собственному желанию». Другие формулировки у чиновников его уровня встречаются нечасто.

В протоколах прослушивания телефонных разговоров Петрова упоминался высокопоставленный работник Генпрокуратуры.

Так, 17 сентября 2007 года в 12.50 Петрову позвонил его партнер Александр. Он сообщает ему дословно следующее: «Сосед» (речь идет о Владимире Кумарине. — Прим. испанской полиции) «распустил язык» и «метет грязь на тебя». Речь идет о том, что тот в своих показаниях плохо отзывался о Петрове или обвинял его <…>. Затем партнер объясняет Петрову, что некий человек (фамилия указана в материалах дела. — Р. Ш.) хотел бы выпить чашечку чая с Петровым, чтобы обсудить некоторые вопросы. Александр рассказывает, что этот человек теперь является первым заместителем начальника управления Генеральной прокуратуры (называет регион. — Р. Ш.). Александр рассказывает, что именно он сообщил, что «Сосед» начал давать показания против Петрова. Петров, в свою очередь, говорит, что уже понял это вчера. Александр утверждает, что человек ничего не хочет от Петрова, что просто хочет увидеться с ним, потому что уже давно ничего не слышал о нем. Александр говорит, что этот человек утверждает, что всегда уважал Петрова. Петров предлагает встретиться, проявляя большую заинтересованность.

Если это действительно так и собеседник Геннадия Петрова — адекватный человек, то речь идет о том, что некий российский прокурор сообщает Петрову закрытые сведения. Думаем, российский Следственный комитет при Генпрокуратуре и собственно Генпрокуратура имеют возможность получить доступ к материалам испанского дела, с тем чтобы провести внутреннюю проверку. В Следственном комитете пока не ответили на запрос «Новой», имеют ли они эти материалы и проводилось ли по ним служебное разбирательство. Связаться с Игорем Соболевским не удалось.

Кредиты

Подконтрольные Геннадию Петрову компании хотят развиваться, и с этой точки зрения их интересуют доступные кредиты.

20 сентября 2007 года Петров беседует с Александром Золотым (человеком из своего окружения, который занимается бизнесом, связанным с ювелирными магазинами и драгоценными металлами. — Прим. испанской полиции). В ходе трех бесед они обсуждают тему банковского кредита, о выдаче которого должны просить. Судя по разговорам, собеседники надеются, что деньги (700 миллионов рублей) будут предоставлены Сбербанком и должны быть возвращены в течение одного года. Петров сообщает Александру, что некто Наиль окажет им услугу и выступит в качестве поручителя. Также они говорят о деньгах, которые должны заплатить Савельеву (человеку из банка «Санкт-Петербург». — Прим. испанской полиции) в размере 15 (возможно, речь идет о миллионах долларов) к концу января.

1 ноября 2007 года в 13.59 Наиль звонит Петрову <…>. Наиль рассказывает, что Греф, «друг Петрова», пригласил его на банкет 12 ноября по поводу 160-летия Сбербанка.

Указанная в испанских материалах фамилия совпадает с фамилией бывшего министра экономического развития и торговли Германа Грефа, который с 28 ноября 2007 года является главой Сбербанка. В банке не ответили на письменный запрос «Новой», имеет ли кто-либо основание называть Грефа «другом Петрова», кредитовали ли они компанию Петрова на сумму 700 миллионов рублей и получал ли банк какие-либо вопросы по официальным каналам со стороны испанских правоохранительных органов.

Когда мы связались с Грефом по мобильному телефону, он заговорил о хороших манерах и попросил не звонить без его разрешения.

Подобное представление об этике не редкость для российских чиновников и руководителей госкомпаний. Мысли о манерах не возникает, когда подконтрольный государству Сбербанк кредитует брата своего руководителя (Евгения Грефа) на полмиллиарда рублей, а сын этого руководителя (Олег Греф) занимает пост вице-президента в компании, аккредитованной при Сбербанке (о братском кредите и должности сына сообщали «Ведомости»). В манерах главное — чтобы журналисты не звонили без разрешения на мобильный.

Геннадий Петров также обсуждал возможность получения кредита в банке «Санкт-Петербург». 20 сентября 2007 года Петров рассказывает сыну, что в итоге договорился о банковском кредите. Также они обсуждают изменение позиции Савельева, отказавшегося предоставить Петрову запрошенные кредиты, в то время как первоначально он рассчитывал на его поддержку. Из беседы следует, что кредитный комитет банка отказал в кредите, сославшись на большое количество заявок.

Руководитель пресс-службы банка «Санкт-Петербург» Анна Бархатова сообщила «Новой», что председатель правления банка Александр Савельев не отрицает факта переговоров, хотя и не помнит точно, состоялись ли они. Возможно, просьба о кредите поступала, но обращений очень много (90% бизнеса банка — кредитование) и восстановить детали крайне сложно. Анна Бархатова подчеркнула, что никаких личных деловых контактов у Савельева с Петровым не было и вопросов от испанских правоохранительных органов в банк не поступало.

Субъект рынка

Как сообщала «Новая», сын Геннадия Петрова — Антон Петров — соучредитель и председатель совета директоров строительной компании «Балтийский монолит», которая возводит элитную недвижимость в Москве, Санкт-Петербурге и Сочи.

Согласно протоколам прослушивания переговоров Геннадия Петрова, 29 ноября 2007 года Антон сообщил ему о возможном деле (связанном со строительной отраслью) в котором будет участвовать Дудко.

Примерно за месяц до этого, 21 сентября 2007 года, Петров спросил своего партнера Аркадия об Александре Абрамове, <…> видел ли Абрамов землю, Аркадий отвечает, что да и что она ему понравилась, но он критически относится к этому региону. Он сообщает, что Абрамов сейчас покупает полуостров в Новой Зеландии, где хочет построить город.

Председатель совета директоров и основной владелец «Евраз Груп» Александр Абрамов рассказал «Новой», что вместе с Александром Фроловым они являются партнерами Андрея Дудко в компании «Ферро-строй». Дудко занимается менеджментом. Абрамов и Фролов выступают инвесторами.

Александр Абрамов вспомнил, что примерно в 2007 году они покупали девелоперский проект в Санкт-Петербурге (жилая недвижимость) и проект в Сочи (апартамент-отель) у компании «Балтийский монолит». Он контактировал с Геннадием и Антоном Петровыми при обсуждении условий сделки. За объекты, по словам Абрамова, заплатили достаточно серьезные деньги, и сейчас они развиваются.

Владелец «Евраза» говорит, что вел с Петровым деловые переговоры и до этого его не знал. На вопрос о том, не смущала ли его репутация Петрова, Александр Абрамов ответил, что общается с теми, кто является субъектом рынка. А как этот человек стал субъектом рынка — это вопрос второй. И если в этом смысле накладывать ограничения, то пропадет половина сделок. Главное — это гарантии юридической чистоты и гарантии по части права собственности. А с этой точки зрения стандарты соблюдены.

Насчет полуострова в Новой Зеландии и строительства города Александр Абрамов заявил, что это не соответствует действительности.

В компании «Ферро-строй» ситуацию не прокомментировали.

Материал подготовлен в процессе работы над проектом Organized Crime and Corruption Reporting Project (OCCRP), www.reportingproject.net — совместной программы, в которой участвуют Центр расследовательской журналистики (Сараево), Румынский центр расследовательской журналистики, Болгарский центр расследовательской журналистики, Media Focus, Кавказский центр журналистских расследований и «Новая газета», а также журналисты из Черногории, Молдовы, Албании, Украины, Грузии и Македонии.

В следующей серии:

— Испанский арестант и транспортировка нефтепродуктов

— Были ли у Геннадия Петрова «олимпийские» проекты в Сочи?