"Акроновский прожект"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


origindate::05.03.2009

Плохой проект или плохие менеджеры?

Эксперты предсказывают судьбу «Акроновского прожекта»

«Наша версия на Мурмане», 25 мая 2007

В Апатитах «Северо-западная фосфорная компания» провела общественные слушания по проекту строительства нового горно-обогатительного комбината на месторождении апатито-нефелиновых руд Олений ручей. Владеющая лицензией на разработку месторождения СЗФК была учреждена новгородским комбинатом «Акрон». В 2006 году новая компания выиграла у ОАО «Апатит» конкурс на разработку новых месторождений в Хибинах, которые должны стать источником сырья для производства минеральных удобрений на заводах холдинга «Акрон». Возглавляет эту новую и амбициозную компанию известный всему Кольскому Заполярью человек – бывший генеральный директор «Апатита», доктор экономических наук Сергей Федоров.

«Презентации-декларации»

За недолгое время с момента учреждения компании подобные «презентации-декларации» прошли в Кировске (3 раза), Апатитах (4 раза), Санкт-Петербурге (3 раза). Можно сказать, что проведение нескончаемых совещаний – «круглых столов» – встреч – презентаций и даже «деклараций» стало образом жизни гендиректора СЗФК.

Представив на конкурс технико-экономическое обоснование, в основу которого легли не первой свежести разработки того же «Апатита» и местных ученых и геологов, Сергей Федоров вынужден был превратиться в образцового коммивояжера, который всем подряд показывает компьютерные мультики с видом будущей промплощадки и цветные слайды с расчетами экономической эффективности. По-серьезному эти расчеты никто не проверял, да и проверить их невозможно: кто знает сейчас, что там будет в 2015–2020 годах. Зато показывать картинки неискушенной публике можно очень плакатно, убедительно и по-театральному красиво.

Один раз, в ноябре 2006 года, шоу вполне официально было разыграно даже в кабинете губернатора Мурманской области Юрия Евдокимова во время приезда в область с ознакомительной поездкой президента ОАО «Акрон» Ивана Антонова. Обратить главу региона в «акроновскую веру» Антонову не удалось. Губернатор так и остался при своем особом мнении.
Говорят, что после этого визита, а также после выборов в мурманскую областную Думу в марте 2007 года, на которых заместитель Федорова Сергей Фролов вчистую проиграл по родному Апатитскому округу, руководством холдинга было принято решение о сокращении в разы лимитов по содержанию СЗФК и ее команды управленцев на 2007 год: по штату, зарплате, бензину, мобильным телефонам и прочему, столь необходимому для кипучей деятельности команды.

В связи с чем? Попробуем разобраться.

Посчитали... прослезились

Вскоре после победы СЗФК в конкурсе на разработку месторождения брокерская компания «Атон» (консультант «Акрона» по акционерным вопросам) на своем сайте опубликовала параметры проекта СЗФК: общие затраты – 470 млн долларов, при этом «комбинат должен полностью вступить в строй в ближайшие 10 лет, первая производственная линия мощностью 300 тыс. тонн концентрата в год будет готова к запуску через 4 года. Расчетный период окупаемости проекта составляет 8 лет».

Трудно спорить с признанными в финансовом мире профессионалами, но как можно окупить вложения за 8 лет, если только строить надо 10 лет?!

А теперь немного арифметики. Весь проект рассчитан на производство 1,9 млн тонн апатитового и 1,8 млн тонн нефелинового концентрата. Через 4 года будет производиться лишь 300 тыс. тонн апатитового концентрата. Сейчас на бирже за тонну концентрата дают около 2000 рублей. Итого 600 млн рублей (или 23 млн долларов) выручки в год и еще на 6 лет стройки. Заявленная эффективность не просматривается.

Можно посчитать и по-другому. Допустим, что проект СЗФК реализован за 4 года с затратами в 470 млн долларов и уже работает, 1,9 млн тонн апатитового концентрата дают выручку в 3,8 млрд рублей. Капвложения в 470 млн долларов за 4 года строительства (по приведенным затратам) возрастут до 540–550 млн долларов. Если удастся привлечь кредиты под 10 процентов годовых, то за 8 лет окупаемости добавится еще 100–120 млн долларов набежавших процентов.

Итого ежегодный платеж (оплата процентов за кредит и выплаты части долга) после выхода проекта на полную мощность только на окупаемость составит не менее 100 млн долларов, или 50 долларов на тонну. Если СЗФК сможет удержать себестоимость тонны (сырье и материалы, топливо и электроэнергия, зарплата и амортизация) в 20 долларов, то проект действительно рентабелен. Но это не просто сомнительно, а вообще невозможно, ведь 12% амортизации на 470 млн долларов дают 56 млн долларов в год, или почти 30 долларов/тонна. А если добавить и расходы на сырье и материалы, зарплату и т. д., то полная себестоимость тонны апатитового концентрата превысит 150 долларов.

Получается, что все расчеты «Атона» разваливаются и проект СЗФК, по всей видимости, нерентабелен. Ведь выручки в 3,8 млрд рублей не хватит даже на процентные расходы.

В этих расчетах внимательный читатель заметит одно очевидное упущение: не учтена выручка за 1,8 млн тонн нефелинового концентрата, который также собирается производить СЗФК параллельно с апатитовым.

Ответ прост: этой выручки нет и в обозримом будущем не будет, а сам нефелин пойдет в отвалы так же, как это сейчас происходит с половиной нефелина, вырабатываемого «Апатитом».

Чтобы превратить все 1,8 млн тонн нефелинового концентрата в деньги, нужно решить как минимум две проблемы. Во-первых, получить из концентрата глинозем. Для этого нужно либо 8 млн тонн извести в год, которой в Мурманской области просто нет, либо 4–5 млн тонн азотной кислоты, которой тоже нет.

И потом, этот глинозем нужно кому-то продать. А кому? Слияние «РусАла» и «СуАла» завершено. Российская алюминиевая суперкомпания контролирует 12,5% мирового рынка первичного алюминия и 16% производства глинозема. Ей свой глинозем и даже алюминий девать некуда. Уже сейчас тормозится разработка бокситов на Тимано-Печорском месторождении.
Следует упомянуть, что завод для переработки 2 млн тонн нефелина в глинозем (на выходе получается примерно 550–600 тыс. тонн глинозема в год) по традиционной технологии стоит почти 1 млрд долларов без учета создания известкового карьера. Этот миллиард надо прибавить к заявленным 470 млн долларов.
Затем полученный глинозем необходимо переработать в алюминий. Алюминиевый завод на 300 тыс. тонн первичного алюминия в год стоит, по оценкам компаний «РусАл» и «СуАл», почти 1 млрд долларов. А чтобы он нормально работал, ему необходима электростанция в 0,9–1,0 ГВт. Таких свободных мощностей у Мурманска нет, а создавать их по 1000 долларов за киловатт мощностей – еще один миллиард долларов. Прибавляем и его – итого уже 2,5 млрд долларов капвложений. Лишь после таких вложений можно говорить о какой-либо рентабельности. Где найдет такие деньги «Акрон», если его предельная капитализация не превышала 1,3 млрд долларов? Может, владелец «Акрона» Вячеслав Кантор их из кармана вынет?

Так что никакого упущения в вышеприведенных расчетах по эффективности проекта СЗФК нет. Есть лишь трезвая оценка ситуации.

И пыль хибин...

Ведь есть еще и такая суперактуальная проблема, как экология. Жители Апатитов вспоминают недавние публичные слушания, которые проводили разработчики газопровода, строительство которого в ближайшее время начнет «Газпром». Тогда все заинтересованные стороны отметили уровень проработки вопросов охраны окружающей среды этого в принципе не самого экологически опасного объекта – вплоть до каждого ручейка, до последнего дачного участка, который мог бы пострадать при прокладке трубы.

Совсем другой подход к освоению уникальной экологической системы, в лучших традициях строек коммунизма, демонстрирует СЗФК, даром что на их эмблеме красуется животное.

Если нефелин не найдет сбыта и гарантированно пойдет в отвалы, то шансы на еще одну мощную экологическую проблему в Мурманской области резко возрастут. Известно, что при производстве концентрата образуется мельчайший песок, который идет в технологические хвосты. При этом достаточно даже не очень сильного ветра для образования пыльной бури. Эта проблема хорошо известна апатитским химикам и экологам, которые за многие десятилетия нашли способы худо-бедно бороться с этим явлением. Другое дело – новое месторождение и новые производственные площадки СЗФК. Учитывая громадье планов и сжатые сроки их реализации, возникают очень большие сомнения в эффективности борьбы с этим явлением специалистов СЗФК.

Более того, если рудники «Апатита» и химический состав добываемой на них руды за многие десятилетия досконально изучены учеными, то нет никакой уверенности в безопасности породы Оленьего ручья, в том числе и радиационной. Иначе и сам «Апатит» еще в советское время начал бы их разработку.

И кто в этой ситуации даст гарантии отсутствия негативных последствий для здоровья людей в долгосрочной перспективе? Может, сам Сергей Федоров? И чего будут стоить его гарантии? И не потому ли в качестве наиважнейшего объекта промышленного строительства, к возведению которого компания приступает незамедлительно, называется... база отдыха для немногочисленных сотрудников?
Кстати, Мурманская область – идеальный край для почти круглогодичного туризма. Летние рыбалки на горных реках и заливах, байдарочные походы и горнолыжные спуски, северное сияние и ледокольные круизы на Северный полюс – это только то, что есть уже сейчас. А еще есть проекты по созданию Хибинского Куршевеля. Но все это может в одночасье рухнуть, если на хибинской земле запылят новые бури. И вероятность именно такого развития событий более чем велика. Зачем население области подвергать таким рискам?

Нормальных проектов мало?

Количество проектов, которые собираются реализовывать в ближайшие годы в Мурманской области, просто зашкаливает: один только Штокман – это 12–15 млрд долларов инвестиций в экономику региона, а еще – новый порт на западном берегу Кольского залива, приватизация и реконструкция мурманского рыбного порта, реконструкция мурманского транспортного узла, новые площадки под освоение Ковдорского ГОКа, полиметаллы «Федоровой тундры», проект реконструкции Кольской АЭС, проект строительства второй очереди Кандалакшского алюминиевого завода. А еще норвежцы предложили создать специальную экономическую зону на стыке границ на берегу Баренцева моря.

Как смотрится проект СЗФК на этом фоне? Он смотрится как лишний кубик в детском конструкторе: куда ни поставь, каждый раз что-то не то получается.

Кто будет покупать у СЗФК нефелин или глинозем (если СЗФК сама сможет переработать нефелин), если планы строительства алюминиевого завода в области тают на глазах из-за совместного проекта «РусАла» и «СуАла» по строительству Тайшетского завода в Сибири? Кто будет покупать этот глинозем, если он абсолютно не нужен новой объединенной компании «Российский алюминий»? Строить еще один завод в Кандалакше за 1 млрд долларов и еще где-то рядом электростанцию в 1 ГВт (еще один миллиард)? Осилят ли все это «Акрон», его акционеры и Сергей Федоров?

Сила, может, и новая, а цели?

«Новая сила – новые решения» – под таким незамысловатым лозунгом вел свою предвыборную кампанию на недавних мартовских выборах заместитель генерального директора СЗФК Сергей Фролов.
Скорее, вел агитацию не за себя, а за ставшую родной компанию. Вместе со своим патроном рассказывал о светлом будущем, которое ждет жителей Кировска и Апатитов, и умело спекулировал на проблемах горожан. В первую очередь на занятости и размере зарплат.
Интересно, что тогда наибольший энтузиазм прожекты СЗФК вызвали у местных чиновников, которые не без оснований по сей день полагают, что им что-нибудь от освоения хибинских богатств да обломится. Для них эти миллионы смогут стать отнюдь не мифи-ческими.

Не за горами выборы мэра Апатитов. Действующий городской глава показал умение руководить доставшимся хозяйством: город постепенно рассчитался с долгами, худо-бедно решаются вопросы ремонта дорог, жилищного фонда.

Но хрупкая стабильность может быть в одночасье разрушена. Доказано, что любая выборная кампания по определению – прекрасный способ продвинуть бизнес-интересы кандидата, тем более если этот кандидат – директор или совладелец компании. И недаром по Апатитам с недавних пор гуляет слушок, что активность самого Сергея Федорова связана с его личными амбициями и желанием занять мэрское кресло. Мол, сколько можно делать ставку на неудачников! Отсюда становится понятным желание проводить бесконечные публичные мероприятия, которые могут в любой момент стать началом предвыборной кампании.

P. S. Сейчас начало 2009 года. Компания СЗФК существует более 2,5 лет и уже почти полтора года, включая два летних сезона, должна разрабатывать полученное месторождение. Сегодня мы можем уже смело утверждать, что в ближайшие два-три года на месторождении ничего сделано не будет. Оно и без кризиса не было бы освоено как надо, а уж при кризисе и подавно.

Вставка:
Сегодня В. Кантор пытается упаковать проект СЗФК в госхолдинг (под своим контролем), получить у правительства средства на проект и на него же переложить коммерческие риски