"Альфа-банк" отмывается от "Московской правды"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Как легко и цинично Михаил Фридман застрелил Пола Хлебникова"

Оригинал этого материала
© "Коммерсант", origindate::08.12.2004

О Михаиле Фридмане либо хорошо, либо ничего

"Альфа-банк" отмывается от "Московской правды"

Сергей Петухов

Фото: МИХАИЛА ГАЛУСТОВА

Начальник юридического управления ОАО "Альфа-банк" Олег Серов и его коллега Татьяна Колченова отчаянно защищали в апелляционном суде свои лица от фотокамеры. На фото — последний кадр, который удалось сделать фотографу "Ъ"

Вчера 9-й апелляционный суд Москвы начал рассмотрение апелляционных жалоб ЗАО "Редакция газеты 'Московская правда'" и корреспондента газеты Константина Ласкина на решение арбитражного суда Москвы, согласно которому газета и ее корреспондент должны были опубликовать опровержение статьи "Пуля и перо", а также возместить моральный вред председателю совета директоров "Альфа-групп" Михаилу Фридману в размере 2,5 млн руб. и Альфа-банку в размере 3,5 млн руб.

Московский арбитражный суд принял к производству иск ОАО "Альфа-банк" и Михаила Фридмана к ЗАО "Редакция газеты 'Московская правда'" и корреспонденту газеты Константину Ласкину 20 августа. Альфа-банк требовал "возмещения морального и нематериального (репутационного) вреда" в размере 3 млн руб. с газеты и 750 тыс. руб. с автора опубликованной в ней 21 июля 2004 года статьи "Пуля и перо" Константина Ласкина. Еще столько же – 3 млн и 750 тыс. руб.– требовал с газеты и журналиста лично господин Фридман. Кроме того, истцы просили суд обязать газету "опровергнуть несоответствующие действительности и порочащие деловую репутацию" сведения, содержавшиеся в статье "Пуля и перо", где рассматривались пять версий убийства главного редактора русской версии журнала Forbes Пола Хлебникова, совершенного 9 июля. По последней, пятой версии Пол Хлебников мог быть убит из-за публикаций, связанных с деятельностью консорциума "Альфа-групп". 6 октября Московский арбитражный суд решил, что сведения, опубликованные в газете "Московская правда", "не соответствуют действительности и порочат деловую репутацию ОАО 'Альфа-банк' и Фридмана Михаила Маратовича". Правда, суд уменьшил суммы: редакция газеты должна выплатить 2 млн руб. господину Фридману и 3 млн руб. Альфа-банку, а автор статьи – по 500 тыс. руб. банку и господину Фридману. 5 ноября газета и журналист Константин Ласкин подали апелляционные жалобы.

Перед заседанием апелляционного суда нервы представителей истцов были явно на пределе. Когда фотокор Ъ навел на них камеру, начальник юридического управления ОАО "Альфа-банк" Олег Серов предложил фотографу "выйти поговорить на улицу". Охрана суда, явно испуганная перспективой громкого внесудебного разбирательства прямо в стенах суда, оперативно выпроводила фотокора Ъ из здания.

Первой выступала юрист "Московской правды" Жанна Толстова от имени газеты. (Корреспондент "Московской правды" Константин Ласкин подал жалобу на решение арбитражного суда самостоятельно.) Госпожа Толстова построила свое выступление на двух тезисах. Во-первых, она обратила внимание суда на то, что в заметке Константина Ласкина нет ни слова про Альфа-банк – речь в ней идет о консорциуме "Альфа-групп". Между тем иск в московский арбитраж подали Альфа-банк и господин Фридман, и опровержения и компенсации требуют Альфа-банк и господин Фридман, а не президент Альфа-банка Петр Авен. Как отметила госпожа Толстова, даже если допустить, что для арбитражного суда нет разницы между "Альфа-групп" и Альфа-банком, непонятно, что газете публиковать в опровержении. Ведь опровержение придется печатать не на то, что написано в заметке Константина Ласкина, а на то, что увидели в ней между строк истцы и судья московского арбитража. "Нельзя домысливать написанное в статье, а потом требовать опровержения этих домыслов",– закончила первую часть своего выступления госпожа Толстова.

Вторым тезисом выступления представителя "Московской правды" была непомерная сумма исков. "Я десять лет слушаю дела о компенсации морального вреда, но никогда не видела таких сумм,– сообщила судьям госпожа Толстова.– Даже сами истцы признают, что Фридман не испытал физических страданий от публикации в газете. А оценка моральных страданий Фридмана в два миллиона неадекватна, какой бы пост он ни занимал". По словам госпожи Толстовой, арбитражный суд Москвы своим решением нарушил принцип разумности и справедливости, о котором сказано в Гражданском кодексе РФ, определяющем размер компенсации вреда. "Государство дает по сто тысяч родным погибших жертв терактов",– напомнила суду госпожа Толстова о том, как само государство понимает разумность и справедливость компенсаций. И в заключение своей речи представитель "Московской правды" обратила внимание суда, что понятие нематериального (репутационного) вреда в законодательстве РФ вообще отсутствует, и попросила отменить решение суда первой инстанции и вынести новое решение о полном отказе истцам в удовлетворении их исковых требований.

Журналист "Московской правды" Константин Ласкин, которому дали слово после госпожи Толстовой, сказал всего одну фразу: "Я полностью согласен с предыдущим выступлением".

Затем выступила представитель истцов Гералина Любарская, сразу предупредившая суд: "Мы исходили из самых последних веяний по правоприменению". Далее она разъяснила, что Конституционный суд РФ, ссылаясь на практику Европейского суда по правам человека, дал разъяснение российским судам насчет того, что морально страдать может не только физическое лицо, но и юридическое. По словам госпожи Любарской, Конституционный суд оставил решение о моральных страданиях юрлиц и нанесенном им репутационном вреде на усмотрение судов на местах, чем и руководствовался Московский арбитражный суд, вынося свое решение по публикации в "Московской правде". Кроме того, госпожа Любарская прочла суду подряд с десяток предложений из заметки господина Ласкина, причем не всегда в том порядке, в каком они в действительности шли в ней. При таком оригинальном прочтении газетной статьи любой слушатель госпожи Любарской, не читавший ее, действительно ужаснулся бы тому, как легко и цинично Михаил Фридман застрелил Пола Хлебникова. "Вот так сведения, связанные в одну цепочку, порочат репутацию Фридмана,– заметила суду госпожа Любарская.– Есть версия убийства Пола Хлебникова Фридманом и...– Тут госпожа Любарская заметно замялась и закончила фразу так: –...И компаниями. Это утвердительная версия. А на что иное тогда направлена эта статья, что ли, прямо в воздух?" Госпожа Любарская обернулась и строго посмотрела поверх очков на журналиста Ласкина, сидевшего в углу зала.

– Может, объявим перерыв? – робко спросил у Гералины Любарской председатель суда Дмитрий Корякин.

Но госпожа Любарская продолжила свою речь. "'Альфа-групп' не имеет юридического лица, не имеет имущества, потому не может участвовать в финансовых махинациях. Банковский кризис не может затронуть того, кто не имеет имущества,– пояснила она суду.– Поэтому то, что сказано в публикации, относится только к Альфа-банку". Далее Гералина Любарская остановилась на сумме исков. "Что касается больших сумм компенсации,– заявила она,– то всем известно, что журналисты получают большие суммы за заказные публикации". Константин Ласкин прошептал: "Ни фига себе заявка! Я в суд подам". Госпожа Любарская успела еще сказать, что "грязные потоки" журналистской лжи можно остановить только такими суммами исков и размер иска к "Московской правде" вовсе не беспрецедентен, так как Альфа-банк уже отсудил у газеты "Версия" $500 тыс.

– Суд объявляет перерыв до пятницы,– уже решительным тоном сказал судья Дмитрий Корякин.

Одна из судей на вопрос Ъ, закончится ли дело в пятницу, заверила: "Не волнуйтесь, все в пятницу и решим".