"Амнистия не для всех". Путин

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


" Следственный комитет (СК) России ведет расследование так называемых "чеченских дел" - о преступлениях, совершенных в ходе двух военных кампаний в этой республике. Но расследование ведется только "в одну сторону" - в отношении российских военнослужащих, которые участвовали в боевых действиях. А вот дела чеченских боевиков не расследуют и новых не возбуждают, узнал от самих следователей военный публицист Владислав Шурыгин.

В своем "Живом журнале" он написал, что был ошарашен этими сведениями. "Никаких следственных действий по преступлениям против русскоязычного населения Чечни, против военнослужащих (казни, пытки, издевательства), похищениям за выкуп, заключениям в рабство не ведется! Такая вот у нас "справедливость" и "единство закона" для всех…" - сокрушается он.

В среду в интервью "Русской службе новостей" (РСН) Шурыгин повторил то, о чем написал в блоге. Он рассказал, что все дела по преступлениям боевиков закрыты, потому что большинство фигурантов амнистированы. Новые же дела должны открываться по месту совершения преступлений - в Чечне. Но чеченское следствие и розыск этим не занимаются, а людей, которые бы поехали подавать заявления, просто нет, пояснил обозреватель.

"Единственное, что есть, это розыскные дела по "резонансным" терактам - Беслану, Буденовску, Кизляру, где есть разыскиваемые до сих пор боевики", - добавил он. При этом идет постоянная работа по личному составу вооруженных сил РФ, воевавшему в Чечне. Такую ситуацию Шурыгин назвал "амнистией не для всех".

Вместе с тем в СК по Чечне отрицают, что дела против воевавших боевиков закрыты. Совершивших преступления во время войны до сих пор разыскивают и судят, сообщила РСН старший помощник руководителя Следственного управления по республике Марьям Налаева.

По ее словам, лиц, совершавших преступления в отношении федеральных военнослужащих и гражданского населения в период активной фазы контртеррористической операции 2000-2004 года, находят и привлекают к уголовной ответственности. "Оперативно-розыскная работа ведется постоянно, этих лиц выявляют, задерживают, дела расследуют. Направляют в суды и их осуждают", - сказала она.

"У нас десятки и сотни уголовных дел расследованы в отношении участников незаконных вооруженных формирований, эти дела направлены в суд. Там, где установлено, что преступление было совершено, оно расследуется. Амнистии были проведены, если лицо подпадало под амнистию, оно амнистировалось, но я вас уверяю, десятки и сотни лиц, которые под амнистию не попали, понесли заслуженное наказание", - заявила Налаева.

В последнее время общество будоражит тема "чеченских запросов". Напомним, как стало известно СМИ, в Минобороны поступают многочисленные запросы от чеченских следователей на личные данные военнослужащих - участников чеченских кампаний, включая их фотографии, адреса проживания и контакты. Отправители запросов ссылаются при этом на расследования уголовных дел 10-летней давности о похищениях и убийствах мирных жителей республики.

Тема приобрела особую остроту на фоне расстрела в Москве бывшего полковника Юрия Буданова, отсидевшего за похищение и убийство чеченки Эльзы Кунгаевой, и покушения на капитана спецназа "Витязь" Александра Крементова, который тоже служил в Чечне. Эти преступления были совершены неизвестными с промежутком в две недели.

Сопоставив факты, многие заговорили о "чеченской мести", хотя в самой Чечне все отрицают. Бывшие и действующие военнослужащие стали опасаться за собственную безопасность, причем даже те, кто убежден, что их имен не может быть в "черных списках" властей республики.

А упорное молчание властей в Москве по поводу всей этой ситуации склоняет ветеранов Чечни к мысли о том, что их просто предали, а солдат и офицеров, несущих там службу сейчас, заставляет серьезно задуматься о собственных перспективах.

Несколько десятков таких запросов в Минобороны поступили в распоряжение интернет-издания "Свободная пресса". Оно опубликовало их сканы, после чего поднялся шум. На следующий же день в эфир РСН дозвонился некий Владимир из Подольска - он рассказал, что за год получил на свой адрес (улица Калинина, 74) около полусотни таких запросов. Это произошло из-за ошибки. Чеченские следователи спутали его адрес с местным архивом Минобороны (Кирова, 74).

Еще спустя пару дней источник в правоохранительных органах сообщил "Московскому комсомольцу", что в Чечне интересуются личными данными не только военных, но и бойцов ОМОНа Москвы и Подмосковья, которые участвовали в боевых действиях в республике.

Главный редактор радиостанции "Русская служба новостей" Сергей Доренко дал интервью телеканалу РЕН ТВ для программы "Неделя", в рамках которой был показан репортаж "Чеченское досье". Он высказал мнение, что "адреса, пароли, явки" нужны чеченцам только для того, чтобы "по-своему" восстановить справедливость.

"Это наказание, как мы подозреваем, может быть и внесудебным, - сказал он. - В этом тревога. Мы думаем, мы тревожимся о том, что наказание может быть и внесудебным. Конечно, речь идет о мести, наказании "в любом виде".

Многие, в том числе и сами представители власти, считают, что как бы ни было трудно определиться в этой ситуации, властям в Москве следует четко высказать свою позицию и успокоить военнослужащих."