"Апельсин" Елены Батуриной

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Апельсин" Елены Батуриной

Судьбу Третьяковской галереи кулуарно решают родственники Лужкова; мировых звезд московская власть и подчиненные ей инвестиционные, строительные фирмы использует как прикрытие своих бесчинных действий

Оригинал этого материала
© "Время новостей", origindate::09.04.2008

Мы делили "Апельсин"... Центральный дом художника под угрозой

Сергей Хачатуров

Converted 26540.jpg

Судьбу национального наследия -- Третьяковской галереи -- теперь кулуарно решают родственники мэра Лужкова, даже не вынося проблему на общественное обсуждение. Как известно, на прошедшей в Канне выставке MIPIM-2008 Елена Батурина продемонстрировала концепт-проект многофункционального комплекса «Апельсин», подписанного звездой британской архитектуры Норманом Фостером. При этом было заявлено, что этот проект будет участвовать в конкурсе-тендере на реконструкцию существующего здания ЦДХ/ГТГ, который еще не объявлен, и пока даже неизвестно, будет ли объявлен вообще. Проект Фостера активно пиарится, причем его обсуждение в прессе все больше склоняется к тому, что старое здание пора заменить на что-нибудь красивое, да еще и от знаменитости с мировым именем. Наша газета уже писала о том, что мировых звезд московская власть и подчиненные ей инвестиционные, строительные фирмы использует как прикрытие своих бесчинных действий в отношении к наследию города, его историческому облику.

Существует несколько причин, почему насилие над существующим зданием на Крымском валу можно классифицировать как преступление против культуры и истории.

О первой причине нашей газете рассказала заместитель директора Третьяковской галереи Ирина Лебедева. Она предложила совершить экскурс в прошлое и вспомнить, какой травмой для общества было решение закрыть на реконструкцию историческое здание Третьяковки в Лаврушинском. Ответственность брало на себя правительство страны. Действительно, шутка ли: целое поколение россиян обрекают на взросление в отсутствие Рублева, Репина, Иванова, Рокотова, Ге... Это все равно что мысленно «заштабелировать» все издания «Войны и мира» и других романов Толстого. Так, чтобы без Толстого выросло целое поколение. Национальная трагедия, наверное. В общем-то дом на Крымском валу и начал строиться как новое здание Третьяковки, как вариант частичного решения проблемы. Другое дело, что из-за советского разгильдяйства проблема решена была не полностью. И Третьяковка переехала в дом на Крымском валу в 1985 году лишь позднесоветским разделом коллекции. И вот сегодня, когда на Крымском собрана полноценная, единственная в России экспозиция отечественного искусства XX века, ее хотят выдворить, а здание снести и снова лишить людей возможности видеть историю искусства двадцатого века на много лет. То есть вырастет поколение без полноценного представления о русском сезаннизме, Петрове-Водкине, Малевиче, неофициальном искусстве 60--70-х. Как с этим жить дальше? Корки от апельсина сушить?

Вторая причина -- в пандан к первой. Батурина и Фостер предлагают реализовать свой комплекс в качестве многофункционального по целям и задачам. Предполагается прежде всего инвестиционный вариант, когда главное -- получить прибыль. Потому в большинстве долек «Апельсина» будут гостиницы, а по остаточному принципу -- территория искусства. И это девальвация культуры как таковой. То есть вот это если бы для целесообразности Лувр «уплотнить» общественными помывочными -- банями, или, как говорил Райкин, к балерине динамо-машину пришпандорить. Все равно на сцене вертится. Нехай от нее какой-нибудь прок будет.

Третья причина. Снос здания ЦДХ -- уничтожение культурного наследия прошлого века. Снова сделаем экскурс в историю. Самому месту, Крымской набережной, есть что вспомнить культурного. В 1923 году на месте ЦДХ была организована первая Всероссийская сельскохозяйственная и кустарно-промышленная выставка. Это была одна из первых территорий прекрасного авангардного эксперимента. Временные конструкции павильонов делали великие мастера, в том числе Мельников, Жолтовский. В конце 30-х место планировали отвести под дворец культуры рабочей молодежи. И множество отличных проектов участвовало в конкурсе. Наконец, в конце 50-х Минкульт решил сделать на этом месте Государственную картинную галерею современного искусства. Первоначально зданий должно было быть два: для Союза художников и Третьяковской галереи. В итоге Никита Хрущев решил совместить оба ведомства под одной крышей. Строили ЦДХ больше двадцати лет по проекту ученика Жолтовского Николая Сукояна и Юрия Шевердяева. Прообразом был выбран Дворец дожей в Венеции: внизу колонный и галереи, над ними -- тяжелый параллелепипед основного объема. Получилось, как если бы Дворец дожей зафиксировал супрематический глаз апологета Малевича. Сегодня здание воспринимается с мягким юмором. Но оно уже окутано целым шлейфом культурных ассоциаций (в нем развернут весь двадцатый век Третьяковки, в нем устраивались ставшие хрестоматийными выставки классиков contemporary art от Юккера до Кулика) и весьма обаятельно. Разрушать его -- уничтожать память культуры. Тем более что от эпохи интернационального модернизма 70-х за вычетом бесцеремонных и наглых опусов Посохина-старшего ничего приличного почти не осталось.

Четвертая причина невозможности сноса стала ясной вашему обозревателю после специальной экскурсии по все техническим отделам и эксплуатационным службам Третьяковки на Крымском. С момента переезда сюда ГТГ в 1985 году здание постоянно модернизировалось, и сегодня оно отвечает самым современным требованиям и стандартам. В залах отличная система кондиционирования. Холодильные машины, обеспечивающие тепловлажностный баланс во всех залах, уникальны по устройству. Чтобы поддерживать температуру в режиме плюс 21 градус, а влажность -- 55 %, они перегоняют 1200 кубов воды в час. То есть внутри здания постоянно течет неслабая речка. Запасники галереи удобны и хорошо освещены благодаря большим окнам. Оборудование их на уровне. Вообще говоря, Сукоян спланировал ЦДХ очень корректно. Даже систему залов сегодня особенно ценишь за ее правильную модульность и отсутствие навязчивого дизайна. По мнению Ирины Лебедевой, эти залы готовы к любым экспериментам и способны трансформировать свой образ в зависимости от экспозиционных задач. Вспоминается притча о хорошем артисте, у которого в жизни должно быть «никакое» лицо, готовое к мгновенным мимическим метаморфозам. Другое дело, что модернизировать здание необходимо постоянно. Но московские власти ухаживать за чем-либо патологически не способны. Правило лома им ближе.

***

Своими мыслями о будущем и прошлом Дома на Крымском валу по просьбе интернет-портала Архи.ру делятся известные российские архитекторы

Юрий Аввакумов:
-- Сначала Москва изображала Лас-Вегас с псевдобашенками, иллюминацией и казино, потом среднеевропейский офис со стеклом в клетку, а теперь появился новый тренд -- Дубаи с домами-натюрмортами. Свое собственное -- модернизм 20-х и 60-х, историческую застройку XIX века, Москва методично изживает. Любопытно, что сталинская архитектура еще держится. Наверное, на страхе вождя.

Евгений Асс:
-- Я бы не хотел обсуждать архитектуру «Апельсина», хотя она мне не нравится. В данном случае это дело второстепенное. Важнее -- цинизм заказчика и цинизм архитектора, которому, вообще говоря, все равно, где и как проектировать. Ссылки на то, что он чего-то мог не знать, совершенно неосновательны. Если бы ему предложили проектировать на месте Кремля, то он снес бы и Кремль и поставил свой проект на месте Кремля, потому что заплачено. Перед нами прецедент, который вызывает огромную тревогу в отношении профессиональной этики звезд и этики заказчиков, готовых идти на все что угодно ради того, чтобы заработать деньги. Они готовы пожертвовать национальным сокровищем, к каковым относится коллекция Третьяковской галереи.
Что касается здания ЦДХ/ГТГ, я имел удовольствие с ним работать, в частности, на конкурсе по его реконструкции. И мне кажется, что здание на самом деле гораздо лучше, чем многое из того, что сейчас строится. Я совершенно не согласен, что это бетонный монстр, как считают некоторые, с этим зданием просто нужно работать, обустраивать его и ухаживать за ним. Я считаю, что здание абсолютно адекватно своему времени, и его положение в городе меня совершенно не смущает.

Юрий Григорян:
-- Я считаю, что «Апельсин» неудачный проект для этого места, я бы даже сказал, что это наглый проект. Мне бы не хотелось, чтобы он был реализован. Если уж решат ломать существующее здание, а я понимаю, что ему будет трудно выжить на фоне дороговизны земли и дурного вкуса, который нас со всех сторон окружает, так вот если все же решат его ломать, то хотелось бы, чтобы это был конкурс в несколько туров и с открытым общественным обсуждением проектов, с отбором по определенным критериям.
«Наезд» на это место, который сейчас происходит, оскорбителен для москвичей. Не хотелось бы это обсуждать, но последние события скорее указывают на то, что наихудшее имеет шансы случиться. Но давайте все же надеяться на лучшее.

Опрос провела Юлия Тарабина, зам. главного редактора портала Архи.ру