"Арийцы" в калмыцких степях

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

"Арийцы" в калмыцких степях СМЕРШ в 1944 году сорвал попытки Абвера организовать повстанческое движение на юге СССР

"23 мая 1944 года постами службы войск наблюдения, оповещения и связи (ВНОС) была зафиксирована в районе поселка Утта Астраханской области посадка вражеского сверхмощного самолета, с которого был высажен отряд диверсантов в количестве 24 человек во главе с официальным сотрудником германской разведки капитаном Эбергардом фон Шеллером. Эта группа была направлена немецким разведорганом "Валли I" для подготовки на территории Калмыкии базы для переброски 36 эскадронов так называемого "Калмыцкого корпуса доктора Долля" для организации восстания среди калмыков. Фотография штатного сотрудника германской разведки гауптмана Эбергарда фон Шеллера, захваченного в ходе операции "Арийцы". Фото из архива ФСБ Из рапорта по "ВЧ" заместителя начальника ГУКР СМЕРШ П.Я. Мешика, начальника УНКГБ Астраханской области А.П. Михайлова, заместителя начальника Отдела борьбы с бандитизмом НКВД СССР Свирина наркому НКВД СССР Л.П. Берия, наркому НКГБ СССР В.Н. Меркулову и начальнику ГУКР СМЕРШ В.С. Абакумову от 26 мая 1944 года: "Устанавливается диверсионная группа противника, выброшенная 23 мая с.г. севернее поселка Утта. Подготовлена и направлена в наш тыл ("Валли I") с заданием: 1. Создать мощный радиоцентр (радиорезидентуру), с которым связать ряд радиоточек, имеющихся на нашей стороне и подготовленных к выброске. 2. Подготовить дальнейшие переброски агентурных и повстанческих групп, причем эти переброски предполагают производить в широких масштабах. Повстанческое движение должен был возглавить доктор Долль. 3. Связаться с местными калмыцкими бандитами. Группа, возглавлявшаяся капитаном Абвера Квастом, он же - фон Шеллер, состояла из 33 человек, из них 19 агентов-диверсантов, 4 радиста, 7 человек экипажа немцев. После приземления 9 калмыков по приказанию Кваста направились в сторону Чигир на поиски лошадей. Руководитель группы Кваст после приземления дал телеграмму о благополучном прибытии. В 11 часов того же числа, вылетевшими из Сталинграда 4 самолетами "Харрикейн" самолет Ю-290 подожжен. Группа пыталась уйти в западном направлении, однако была настигнута. В 16 часов того же дня опергруппами НКВД и НКГБ в результате боя были убиты 3 немца, 2 калмыка, 1 осетин, 1 азербайджанец (он же - старший радист Хайларо). Захвачены и арестованы 12 человек, в том числе руководитель группы капитан Абвера Кваст, радист Сазаев (казах), осетин (кличка - "Озеров"), 3 калмыка-диверсанта и 1 татарин-радист, 6 человек из экипажа, в числе последних - радист экипажа Ганзен Ганс. Разыскиваются 14 человек. Имея в виду масштабы и важность задуманных немцами операций, полагаем необходимым начать радиоигру с немцами, поставив ближайшей целью вызов и ликвидацию двух самолетов". Вверху документа сохранилась резолюция наркома внутренних дел: "Тов. Абакумов! Правильно. Составьте соответствующее указание. Л. Берия. 26.V.[19]44 г." После допроса пленных летчиков советские контрразведчики получили дополнительные сведения об операции, планировавшейся в советском тылу на территории Калмыкии. Из показаний старшего первой группы диверсантов капитана Эбергарда фон Шеллера: "В отношении действий калмыцких групп нужно сказать следующее. Первые две группы, приземлившиеся 23 мая 1944 г., должны были стать авангардом, установить связь с якобы имеющимися национальными повстанческими группами и обеспечить безопасность главной радиостанции. Было выделено следующее снаряжение: на человека - один автомат с двумя дисками, три ручных гранаты, полное обмундирование, седло, сбруя. Это снаряжение (к нему еще ручной пулемет) было доставлено 23 мая 1944 г. Кроме того, обеим группам были выделены 2 станковых пулемета "Максим", 2 ручных пулемета, 16 винтовок. Все оружие было русского происхождения. Это вооружение осталось в Цилистее и должно было прибыть 27 мая, плюс около 40 тюков, в которых находилось около 10 тыс. патронов в лентах для пулеметов, около 10 тыс. патронов для винтовок, 15-20 тыс. патронов для автоматов, несколько ящиков с русскими ручными гранатами, медикаменты и перевязочный материал, 60 кг махорки и на 100 дней продовольствия". Задание на проведение операции в калмыцких степях капитану фон Шеллеру поставили лично начальник группы "1 Х" (сухопутные войска) майор Кибард и начальник отдела "Валли I" майор Баун. Кроме того, в ходе допроса пленных была получена и важная информация о существовании, организационно-штатной структуре, районах базирования, вооружении 200-й бомбардировочной эскадры "КГ-200" - особо секретного специального соединения "Люфтваффе", предназначенного для обеспечения разведывательно-диверсионных заданий. Еще перед войной в составе "Люфтваффе" имелась специальная часть, занимавшаяся аэрофотосъемкой территории европейских государств, которая носила кодовое наименование "Испытательная авиачасть при Главном командовании авиации". На ее вооружении имелась специальная авиационная техника, главным образом самолеты "ФВ-200" ("Кондор") и "Ю-86" с высотным мотором. Во время войны на вооружение поступили машины новых типов, в частности тяжелый бомбардировщик "Юнкерс-290", который был способен осуществлять переброску до 100 десантников на дальние расстояния. Штаб эскадры располагался на аэродроме Ораниенбург близ Берлина. Используя то обстоятельство, что руководитель группы Кваст успел передать радиограмму об успешном приземлении, руководство НКВД, располагая данными о характере задания отряда, шифрами, захваченными радистами и радиоаппаратурой и зная, что у немцев нет точной информации о судьбе десанта, приняло решение о проведении радиоигры с Абвером от имени захваченного десанта и экипажа немецкого самолета. При подготовке к проведению радиоигры также было учтено и то обстоятельство, что немцы, по-видимому, не знали, что по решению советского правительства калмыки были переселены в глубь территории СССР. Для участия в радиоигре было решено привлечь старшего группы капитана фон Шеллера и радиста самолета обер-лейтенанта Ганзена. В СМЕРШе им были присвоены псевдонимы: фон Шеллеру - "Борода" и Ганзену - "Колонизатор". Эта радиоигра вошла в историю советской военной разведки под кодовым наименованием "Арийцы". Она проводилась 3-м отделом ГУКР СМЕРШ НКО СССР из поселков Яшкуль и Енотаевск Астраханской области с 29 мая по 20 августа 1944 года. В соответствии с разработанным планом радиоигры в первых радиограммах противнику были переданы дезинформирующие сведения о положении в Калмыкии, также легендировались благоприятные условия работы для отряда Кваста по организации повстанческого движения. Для усиления заинтересованности Абвера его сотрудникам сообщили об установлении контакта с оставшимися в советском тылу "партизанами-калмыками". В связи с необходимостью постоянного наблюдения за воздушным пространством в районах предполагаемого проведения операции начальнику ОКР СМЕРШ ПВО Южного фронта Юшкевичу 29 мая 1944 года была направлена шифротелеграмма начальника ГУКР СМЕРШ с указаниями "обеспечить наблюдение за воздухом в районах, через которые возможен пролет вражеских самолетов из Румынии в Калмыкию и Западный Казахстан" и об организации с командованием ПВО Южного фронта "немедленного и подробного информирования ОКР СМЕРШ ПВО Южного фронта о трассе пролета каждого вражеского самолета, идущего в тыловые районы Советского Союза". Полученные сведения должны были немедленно по "ВЧ" передаваться в ГУКР СМЕРШ НКО СССР. Одновременно ОКР СМЕРШ ПВО Южного фронта был проинформирован о том, что германская разведка начала заброску агентуры на "4-моторных самолетах черного цвета из Румынии в Калмыкию и Западные области Казахской ССР". Первая радиограмма была передана противнику уже 30 мая 1944 года: "Посадка в 04-55 московского времени. В 12-40 атака русских истребителей. "Ю" - уничтожен. Необходимое снаряжение спасли, без воды и продуктов. Гремер, Ханлапов, Беспалов, Мухин, два калмыка убиты. Лейтенант Вагнер, обер-фельдфебель Миллер, Осетров ранены. Положение благоприятное, связались с партизанами, охрана обеспечена. Разведка калмыков узнала, что посадку "Ю" заметили русские. Из Сталинграда и Астрахани прислали истребители. Ошибка "Ю" - садиться днем, долго сидел, надо ночью. Площадку готовим. До полного выяснения мною обстановки мер не принимайте. Радистом использую обер-лейтенанта Ганзена. Слушаю вас по плану. Прошу указаний. Кваст". Однако противник, несмотря на предупреждение, в первый же день после установления двусторонней связи отправил самолет "Ю-290", который в течение некоторого времени барражировал над районом предполагаемой высадки, подавая световые сигналы. Смершевцы приняли решение никаких активных действий по уничтожению самолета не предпринимать, считая, что самолет был направлен для обследования района и подтверждения правильности полученного сообщения от разведгруппы. "Ю-290" благополучно возвратился на свой аэродром. Таким образом, у немцев было создано впечатление, что отряд Кваста действительно перебазировался в другое место и органами советской контрразведки не используется. Это подтвердилось полученными на другой день радиограммами. Первая - "Для Кваста. Орган поздравляет. Принимаем меры для развития операции. Исполним указания, которые ожидаем от вас. Операция готовится. Когда должна начаться. Начальник органа". И вторая - "Ю-290" был ночью 30 мая у вас для помощи, вас не нашел. Собственные имена и названия местности шифровать два раза. С этого момента только нормальные часы связи. Вскоре подбросим радистов. Всем привет. Ни пуха ни пера. Капитан". Радиоигра набирала обороты... Из доклада по "ВЧ" зам. начальника ГУКР СМЕРШ НКО СССР генерал-лейтенанта Мешика начальнику ГУКР СМЕРШ НКО СССР генерал-полковнику Абакумову о работе радиостанции "Арийцы" от 7 июня 1944 года: "5 июня с.г. в 7 часов вышли в эфир и установили связь с Центром. Была передана радиограмма в 60 групп: "Осетров умер, лейтенант Вагнер здоров, оберфельдфебель заметно поправляется, обер-лейтенант Гансен запрашивает, последовало ли производство в капитаны. Ожидаю доставки всего необходимого". В 17-00 вышли в эфир и получили радиограмму в 53 группы: "Подвоз вероятен 16 июня в 23 часа, так как отбираем. Обер-лейтенант Гансен еще не капитан, но представлен. Майор". 6 июня в 7-00 по установлению связи с Центром нами передана радиограмма в 23 группы следующего содержания: "Поспешите с подвозом, слушаем вас по плану. В эфир приходим только при необходимости. Кваст". Получив от Центра "квитанцию", приняли от него радиограмму в 23 группы: "Дайте точнейшее местонахождение расположения, так как с 30 на 31 мая машина с подвозом была там и вас не нашла. Майор". В 10-30 того же дня на запрос Центра нами был дан ответ в 57 групп: "Лагерь в 6 км северо-восточнее Бор-Царнг в разрушенных постройках, рядом площадка. Самолет слышали, видели сигналы, но не знали, что наш, так как телеграмма о прилете запоздала. Кваст". Согласно вашей телефонной санкции сегодня и завтра передаю следующую радиограмму: "Начальнику органа. Наступила решающая фаза войны, а мы бездействуем. Прошу ускорить доставку оружия и людей, и мы отвлечем на себя часть сил врага. Экипаж "Ю" просит вывезти, они хотят драться. Кваст". Советские контрразведчики продолжили сообщать противнику об "успехах" отряда Кваста: об установлении связи с пятью мелкими бандгруппами и отрядом известного бандита, действующего на территории Калмыкии - Огдонова. Одновременно указали точное местоположение отряда и потребовали помощь. План мероприятий по радиоигре "Арийцы". Фото из архива ФСБ Противнику были переданы радиограммы следующего содержания: "Начальнику органа. Благодарю за поздравление. Как резерве радистов нуждаюсь в Захарове, Блоке, Косареве, Майлере. Из-за сложных условий связи используйте только лучших радистов. Осетров ранен в живот, без сознания, безнадежно, разведка встретила пять мелких партизанских отрядов без боеприпасов. Огдонов имеет 85 всадников, вооружены плохо. Не мог собрать вокруг себя мелкие группы. Необходимо авторитетное руководство. Первым самолетом - продукты, деньги, два комплекта посадочных фонарей, боеприпасы, оружие, радистов. Когда ждать самолет". После сообщения противнику подробных данных о посадочной площадке и условных обозначениях ее огнями в ночное время 9 июня 1944 года противник передал сообщение: "Подвоз, вероятно, ночью 11.6. Последует все необходимое. Посадка и взятие экипажа при соответствующем обозначении площадки. Опознавательный знак и окончательное решение последует. Капитан". В результате произведенного радиообмена в ночь на 12 июня над местом легендированного отряда Кваста появился немецкий самолет "Ю-290". Обменявшись с нами условными сигналами, сбросил пять парашютистов, 20 тюков груза и после этого произвел посадку на заранее обозначенную площадку-ловушку. Самолет, попав колесами шасси в замаскированные ямы, взлететь не смог. Члены экипажа, чувствуя, что попали в ловушку, открыли стрельбу из имевшегося у них орудия и пулеметов. В результате боя самолет был подожжен. Сгорела правая часть фюзеляжа с двумя моторами, оставшийся в нем груз и три пилота. Остальные летчики во время пожара успели бежать и в течение 3 дней скрывались в степи. Из рапорта о ходе проведения радиоигры "Арийцы" от 12 июня 1944 года: "В процессе проводимой органами СМЕРШ радиоигры по делу "Арийцы" был вызван для посадки в район поселка Песчаный (бывший Яшкуль) самолет противника. 12 июня с.г. в 02-00 после выброски 5 парашютистов, 20 мест с оружием, боеприпасами и продовольствием 4-моторный самолет противника "Ю-290" произвел посадку и попал в устроенную заранее ловушку. После 15-минутного боя и попыток вырваться из ловушки самолет загорелся, по-видимому, подожжен экипажем. Принятыми противопожарными мерами удалось спасти левую плоскость с двумя дизель-моторами и хвостовую часть самолета. В обломках обнаружены 6 почти сгоревших трупов. Один летчик - штабфельдфебель Энб, успевший выскочить из самолета, застрелился. Из числа выброшенных парашютистов задержаны 3 человека: Бацбурин, по национальности татарин, кличка "Хакимов"; Цокаев, по национальности осетин, клички "Марков" и "Кожевников"; Росимов, по национальности татарин, клички "Шаримов", "Гайдулин". Четвертый парашютист, Бадмаев, кличка "Санпилов", по национальности монгол, при приземлении разбился насмерть. Пятый парашютист, калмык по национальности, направленный немцами в качестве охраны радистов, разыскивается:". По показаниям задержанных для отряда Кваста было доставлено три тонны груза. Большая часть при пожаре в самолете была уничтожена, в том числе сгорели три миллиона советских рублей. Во время ночной операции по захвату вражеского самолета "Ю-290" противник с 00-30 до 06-00 12 июня держал радиосвязь, пытаясь получить от Кваста сообщение о прибытии самолета. В 00-30 от Центра была получена радиограмма следующего содержания: "Прибыла ли машина? Капитан". Учитывая, что экипаж захваченного самолета в первые часы не был задержан и поэтому ни на один вопрос, относящийся к обстоятельствам полета самолета смершевцы не могли правильно ответить, то умышленно сообщили о наличии помех в эфире и плохой слышимости. Во избежание провала радиоигры в 06-00 этого же дня было принято решение сообщить противнику, что самолет не прибыл, передав радиограмму: "Машина не прибыла. Почему? Кваст". В 10-00 этого же дня противник ответил: "Машина не вернулась. Следовательно, несчастный случай или вынужденная посадка. Дальнейшее после новых переговоров. Капитан". Однако случай с потерей самолета все же вызвал определенную настороженность у руководства Абвера. В связи с этим Квасту поступила радиограмма: "Немедленно новый шифровальный лозунг из 31 буквы, состоящий из фамилии секретаря Норд-Поль, фамилии ее помощницы, фамилии унтер-офицера из учебного лагеря, имени вашей жены". Кроме того, противник запросил: "Вы помните фамилию подозрительной жены "Мусина". Если да, прошу сообщить. Мюллер". В ответной радиограмме фамилия жены "Мусина" была сообщена, относительно же остальных фамилий для шифровального лозунга Кваст заявил, что фамилии секретаря в Норд-Поль и ее помощницы он якобы забыл и назвать не может. После того как об этом сообщили противнику, последний вторично предложил Квасту составить новый лозунг, но уже с новыми фамилиями: "Немедленно шифровальный лозунг из 31 буквы. Имя вашей дочери, имя сына, первая буква "К", место нахождения вашего отца, написанное "ТЦ", фамилия унтер-офицера в школе, еще раз имя вашей дочери. Капитан". "Договорившись" с Центром о новом шифровальном лозунге, в целях укрепления у противника предположения, что самолет потерпел аварию, и показа деятельности Кваста по розыску самолета 23 июня противнику передали очередную радиограмму: "Ю" потерпел аварию в районе Оргаиновский Шаргадык, что в 26 км юго-восточнее Элисты. Лично осмотреть место не мог, беседовал с очевидцами. Судьба экипажа и радистов неизвестна. Очевидцы говорят, что было несколько трупов. Кваст". В последующем советские контрразведчики сообщили противнику о переживаемых трудностях отряда "Кваста" из-за отсутствия подвоза материальной помощи и возникшем в связи с этим недовольстве среди калмыков. В Абвере, беспокоясь за судьбу отряда, предложили сменить место базирования: "Авария второй машины с подвозом и пленение части экипажа не исключены. На допросе могут быть выданы ваша дислокация и цель прилета. Предлагаю вскоре передислоцироваться с привлечением Огдонова, который успокаивающе подействует на ваших людей. После сообщения о новой дислокации получите дальнейшие указания. Майор для Кваста". В ответ на указания Центра 30 июня смершевцы сообщили противнику о принятых мерах по обеспечению безопасности и передислокации группы Кваста в район действий отряда Огдонова, одновременно уведомив, что в целях предосторожности прерывают радиосвязь на пять дней. С 6 июля 1944 года радиоигра с Абвером была возобновлена из г. Енотаевска Астрахансокй области. Сразу же приступили к легендированию трудностей, переносимых отрядом Кваста: отсутствие продовольствия, боеприпасов, рост недовольства среди калмыков из-за отсутствия помощи от немецкого командования. 11 июля от противника пришел ответ: "Попытаемся прилететь с новым подвозом. Где он должен быть сброшен? Майор". Абверовский разведцентр также предупредил о выброске в районе действий отряда агента, для которого радиостанция Кваста будет являться передаточным центром, и предложил сообщить о наличии необходимых технических данных для установления радиосвязи. В ответной радиограмме смершевцы уведомили Центр о наличии необходимых возможностей для организации ретрансляционных радиопередач. Дальнейшая работа радиостанции "Арийцы" строилась на передаче противнику необходимых данных для сброски груза и настойчивых требованиях доставки обещанной помощи. Однако вплоть до 14 августа никаких обещаний о помощи от противника не поступало. Неоднократно была плохая слышимость и перерывы во время сеансов связи. Посчитав, что дальнейшие требования о помощи вызовут со стороны противника еще большую настороженность и возможную предварительную проверку Кваста через других парашютистов, было принято решение радиоигру прекратить в выгодном для нас положении, укрепив у противника мнение о невозможности организации "бандитско-повстанческого движения в Калмыкии" и дальнейшей посылки самолетов в Калмыкию. Кроме того, к смершевцам поступила информация о том, что "Борода" (фон Шеллер) "усиленно обрабатывает "Колонизатора" с целью сообщить Центру, что они работают под диктовку". 13 августа противнику была передана радиограмма: "Начальнику отряда. Положение здесь совершенно невыносимое. Отряд Огдонова разбит, нам калмыки отказывают в помощи. Вынужден согласно договоренности пробираться к повстанцам на Западный Кавказ, оттуда, возможно, в Румынию. Нескольких людей из экипажа по болезни и невозможности их транспортировки вынужден буду оставить у калмыков, которым объясню, что направляюсь в Германию, чтобы лично добиться помощи и усиления. Прошу санкции или контрприказа в течение 3 дней, т.к. дальше не могу ждать. Кваст". На следующий день противник в ответной радиограмме согласился с решением Кваста и предложил пробиваться через линию фронта. Эта радиограмма еще раз подтвердила сомнения советской контрразведки о доверии немцев Квасту и в нецелесообразности дальнейшего проведения радиоигры. Сообщив Центру, что отряд вышел в путь, 18 августа противнику радировали: "Сегодня юго-западнее Бергин стычка с отрядом НКВД. Будучи без боеприпасов, спаслись только на конях. Продолжаем марш в юго-западном направлении. Успеха не предвижу. Мучают жажда и голод. В случае гибели позаботьтесь о наших семьях. Кваст". 19 августа следующая радиограмма в Центр: "Начальнику органа. Калмыки изменили, мы остались одни, без боеприпасов, продуктов и воды. Гибель неизбежна. Предотвратить ничем не можем. Мы свой долг выполнили до конца. Во всем считаем виновными вас и Марвица. Абсурдность операции была очевидна еще до ее начала. Почему нам не помогли? Кваст". В заключительной передаче 20 августа на половине передачи текста связь умышленно прервали, показывая тем самым противнику, что с отрядом что-то случилось: "Нас преследуют. Кругом пески и соль. Вынуждены изменить маршрут. Мучает жажда". На этом радиоигра "Арийцы" была прекращена. О том, насколько были значимы результаты операции, проведенной советскими контрразведчиками, можно судить по показаниям резидента Абвера, капитана фон Шеллера: " :После удачной посадки и налаживания связи должен был 27 мая 1944 г. привезти указанные выше материалы. Меня ожидали в Цилистее д-р Долль, майор Марвиц, капитан Белиххеймер, мы должны были установить расписание последующих перебросок групп калмыков. Со вторым транспортом после 27 мая должен был прибыть сам д-р Долль. Как мне известно от майора Марвица, для вооружения десантников было собрано примерно 4000 винтовок, 10 тыс. автоматов, 1000 чехословацких армейских пистолетов, к этому соответствующее количество боеприпасов, ручные гранаты, несколько станковых и ручных пулеметов и обмундирование. Для переброски бензина и воды уже доставлены специальные баки, которые должны были быть сброшены на парашютах. Если положение в некоторой степени стабилизируется, предполагалось совершать переброски немецкими самолетами. Выделенное для этой цели авиационное соединение должно было быть немедленно освобождено от других заданий". В ходе реализации замысла радиоигры "Арийцы" противнику было передано 42 радиограммы и получено 23 ответных. Уничтожены два тяжелых самолета "Ю-290", захвачены в исправном состоянии два новейших авиадвигателя. При ликвидации немецких самолетов уничтожены 33 человека, из них 21 взят в плен, в том числе кадровый офицер немецкой разведки капитан Эбергард фон Шеллер, 11 летчиков из состава авиаэскадры "КГ-200" и 9 агентов-диверсантов. Главный успех операции состоит в том, что была сорвана попытка организации "повстанческого" движения в глубоком тылу Советской Армии."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации