"Аэрофлот" посадил пилотов

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


  "Аэрофлот" посадил пилотов Лидеры Шереметьевского профсоюза летчиков получили сроки за попытку получить деньги с работодателя Оригинал этого материала

© "Коммерсант", 02.04.2015, Летный профсоюз приземлился в колонии, Фото: "Коммерсант"

Алексей Соковнин

Ea2afafe5d8e70c8419dd492a7a16bc4.jpeg
Алексей Шляпников

Мещанский суд Москвы вынес приговор исполнительному директору Шереметьевского профсоюза летного состава (ШПЛС) Алексею Шляпникову, вице-президенту организации Валерию Пимошенко и активисту Сергею Кнышову, признав их виновными в покушении на мошенничество в особо крупном размере. Как было установлено судом, они пыталась получить 30 млн руб. от летного директора "Аэрофлота" за снижение расходов компании на дополнительные выплаты авиаторам. В итоге фигуранты дела получили от пяти с половиной до шести с половиной лет колонии.

На оглашение приговора в суд прибыла многочисленная группа поддержки подсудимых из числа членов ШПЛС. Алексей Шляпников, Валерий Пимошенко и Сергей Кнышов приехали своим ходом, поскольку на предварительном следствии им заменили содержание в СИЗО домашним арестом.

Оглашение приговора у судьи Елены Максимовой заняло около двух с половиной часов. Из его описательной части следовало, что причиной конфликта между профсоюзными лидерами и руководством "Аэрофлота" в лице его летного директора Игоря Чалика стал спор о дополнительных выплатах членам ШПЛС за работу в 2011-2012 годах в ночное время и в особо вредных и опасных условиях. Юристам профсоюза удалось тогда добиться в суде признания законности требований. В результате чего ОАО "Аэрофлот" в начале 2013 года обязали выплатить работникам летного состава свыше 1 млрд руб.

Вскоре после этого решения Алексей Шляпников и Валерий Пимошенко стали предлагать летному директору ОАО "Аэрофлот" Игорю Чалику помочь в снижении выплат до 400 млн руб. за откат в размере 100 млн руб. Однако, как говорилось в приговоре, господин Чалик сразу сообщил об этом предложении генеральному директору компании "Аэрофлот" Виталию Савельеву, а тот посоветовал подчиненному написать заявление в правоохранительные органы. Игорь Чалик обратился в ФСБ. Все последующие переговоры между профсоюзными деятелями и летным директором проходили под контролем оперативников. Причем те заранее предупредили заявителя, чтобы летный директор сам не провоцировал лидеров профсоюза на вымогательство. В результате последующих переговоров господин Чалик сумел уговорить собеседников снизить размер отката сначала до 75 млн руб., а потом и до 30 млн руб.

При получении первого транша — 10 млн руб.— Алексей Шляпников и Валерий Пимошенко были задержаны оперативниками. А вскоре взяли и третьего участника переговоров Сергея Кнышова.

[NEWSru.com, 01.04.2015, "Профсоюзных деятелей аэропорта "Шереметьево", обвиненных в вымогательстве, отправили в колонию": Судя по показаниям заместителя Шляпникова, Валерия Пимошенко, он вообще не знал, зачем его коллега поехал в банк. При этом, как следует со слов Пимошенко, Шляпников сначала вышел из банка озабоченный, но потом пошел туда во второй раз, и уже тогда и его, и Пимошенко задержали силовики. […]

"Мы со Шляпниковым Алексеем по его просьбе отправились в центр г. Москвы, как позже выяснилось, по адресу: ул. Мясницкая, д. 35. Шляпников пояснил что ему нужно в банк. Вместе прошли в здание банка ВТБ 24, расположенного по этому адресу. Я остался в коридоре, а Шляпников Алексей проследовал в одну из дверей по коридору, его цель в посещении банка была на тот момент мне известна не была. Через короткое время Шляпников Алексей вернулся с озабоченным видом и попросил меня подождать его, но так как автомобиль, на котором мы приехали, был не очень удачно припаркован (около забора какой-то стройки), я сказал Шляпникову Алексею, что надо перепарковать его в более удачное место. Шляпников Алексей предложил доехать до ближайшего Макдональдса, где я и ожидал его минут 30 или 40. После чего мы по просьбе Шляпникова вернулись в здание банка ВТБ 24, где были задержаны оперативными сотрудниками", — говорилось в показаниях Пимошенко.

Что касается Кнышова, то пилот, который занимал пост депутата Можайского района, был задержан 20 октября. Он вообще не присутствовал возле банка, когда два его предполагаемых подельника были взяты там при попытке забрать деньги из ячейки. — Врезка К.ру]

Обосновывая виновность подсудимых, председательствующая Елена Максимова ссылалась на протоколы аудиозаписей переговоров заявителя с лидерами ШПЛС, из которых следовало, что, добиваясь получения денег, подсудимые угрожали Игорю Чалику организацией забастовок, дискредитацией в СМИ и даже направлением на имя президента Владимира Путина некоего "разоблачительного письма о деятельности компании "Аэрофлот"".

Квалифицируя действия подсудимых, судья согласилась с мнением прокуратуры, представитель которой настаивала в прениях на признании их виновными в "покушении на мошенничество в особо крупном размере, совершенном группой лиц по предварительному сговору" (ч. 3 ст. 30 и ч. 4 ст. 159 УК РФ). Судья Максимова согласилась и с запрошенными гособвинением сроками наказания. В результате Алексей Шляпников получил шесть с половиной лет колонии общего режима, Валерий Пимошенко — шесть лет, а Сергей Кнышов — пять с половиной лет. Судья еще продолжала читать приговор, когда в зал вошли конвоиры, которые взяли под стражу осужденных.

Адвокаты сразу заявили, что "обязательно обжалуют несправедливый приговор". Позже защитник Алексея Шляпникова Михаил Макаров сообщил "Ъ", что уже подал краткую жалобу, где указал, что судья, по его мнению, не имела права ссылаться на протоколы прослушки, поскольку они "не изучались в судебном заседании".

[МК.Ру, 03.03.2015, "В деле против активистов летного профсоюза могли быть сфабрикованы доказательства": Сторона защиты во вторник продолжила предоставлять свои доказательства в невиновности Алексея Шляпникова, Валерия Пимошенко и Сергея Кнышова.

На этот раз с громким заявлением выступил адвокат Шляпникова — Михаил Макаров. Защитник пришел в суд с достаточно серьезным документом, который ставит под сомнение достоверность имеющихся в материалах дела доказательств — протоколов и актов о прослушивании двд-носителей с переговорами его доверителя (разрешение на прослушку, по некоторым данным, было у спецслужб только на Шляпникова). Эти телефонные переговоры по сути должны доказывать, что все трое действовали организованно.

— Уважаемый суд, у нас имеется ходатайство о признании доказательств недопустимыми, — заявил Макаров, добавив, что имеющихся в материалах дела акты и протоколы не совпадают с детализацией. Затем адвокат подставил суду все эти нестыковки.

Так, например, незадолго до посещения банка, на выходе из которого Шляпникова задержали с деньгами — 17 октября 2013 года — судя по детализации, он звонил 45 раз. При этом, оперуполномоченный зафиксировал 21 звонок, а следователь Карцев — 22.

Точно также некоторые телефонные звонки следствие просто... приписало от себя, уверен адвокат:

— Следователь Карцев слышит некий телефонный разговор в 12.17 — якобы звонит Шляпников. Также на этот же номер якобы в 12.30 поступает звонок. Но в детализации этих звонков нет. Как следователь слышит разговоры, которых нет, мне непонятно..., — развел руками адвокат.

Адвокат зачитал детализации за месяц. Звонки у следователя, оперуполномоченного, что называется, сошлись с детализацией всего три раза. […]

Другой обвиняемый — Пимошенко также согласился с адвокатом Шляпникова, добавив, что в записи слышны "множество щелчков, свидетельствующих о монтаже записи и фальсификации доказательств". Кроме того, по его словам "запись на полчаса длиннее, а некоторые диалоги вообще вырезаны". — Врезка К.ру]

 


Ссылки

Источник публикации