"Аэрофлоту" приходилось платить четыре раза

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Новая газета", origindate::16.09.2002

«Аэрофлоту» приходилось платить четыре раза

Точка зрения обвинения представлена сотрудниками прокуратуры

Роман Шлейнов

Converted 13478.jpg

Знакомые эксперты вкратце пояснили нам суть претензий.

Бизнесмен Глушков оказался в «Аэрофлоте» до того, как гендиректор компании маршал Шапошников стал искать спасителей предприятия. Предыдущий руководитель авиакомпании объяснил следствию, что Николая Глушкова им попросту навязали.

Глушков пришел с АвтоВАЗа после того, как с завода без всякой предоплаты в Адыгею отправилась немалая партия автомобилей. Денег АвтоВАЗ так и не увидел, машины не вернулись. Возбудили уголовное дело, основным фигурантом которого был «одаренный управленец» Глушков, уверявший следователей, что поверил получателям партии вазовских автомобилей на слово, а его обманули и бесследно скрылись.

Впрочем, злоключения АвтоВАЗа — это другая криминальная история со множеством подобных эпизодов, связанных с делом «Аэрофлота» общими персонажами, банками, фирмами... Как только Глушков стал руководить финансами авиакомпании, ее счета перевели в АвтоВАЗбанк в Тольятти. А со временем, когда тот чуть не рухнул, — в «Объединенный банк», учредителями которого были структуры Березовского и Глушкова. Председателем совета банка был все тот же Березовский, в совет входил в том числе Аркадий Патаркацишвили.

Под финансовым руководством Глушкова и Красненкера «Аэрофлот» вдруг стал заключать миллиардные контракты с транспортными фирмами (хотя у компании был собственный автопарк) и не менее удивительные договоры с рекламными конторами, выплачивая, к примеру, за красивую надпись на автобусе до 400 тыс. долларов. В деле есть документы и платежки, есть подтверждения того, что рекламные и транспортные фирмы, приближенные «Аэрофлотом», контролировались, в частности, Глушковым, а деньги из этих фирм поступали на весьма близкие ему счета.

Концентрация денег «Аэрофлота» в едином иностранном банке по распоряжению Глушкова тоже имела свой подвох. Следователи беседовали с уважаемыми швейцарскими банкирами, и каждый из них заявил, что был бы счастлив открыть счет «Аэрофлота» и позаботиться о кредитах... Но деньги «Аэрофлота» концентрировались не самостоятельно, а на счету «Андавы», которая распоряжалась его средствами.

Никаким уважением и славой эта микроскопическая контора (состоящая, к слову, из трех с половиной человек) в Швейцарии не пользовалась. Среди владельцев «Андавы», кроме Березовского и Глушкова, действительно поначалу была одна серьезная фирма — «Андрэ», и это особенно афишировали, рассказывая всем о ее блестящей репутации. Но в этой фирме очень быстро поняли, с чем имеют дело, и удалились из конторы Березовского и Глушкова настолько стремительно, что один из сотрудников «Андрэ», пожелавший остаться в правлении «Андавы», был вынужден покинуть уважаемую фирму.

Через «Андаву» прошло как минимум 585 млн долларов «Аэрофлота». Глава Центробанка Дубинин целый год не давал лицензию на эти операции, ему выкручивали руки, а схема уже действовала без всякого разрешения.

По этому плану «Аэрофлот» платил не дважды, а четырежды:

1. Только в качестве комиссионных за обслуживание компании «Андава» получила 11 млн долларов. Из «Андавы» деньги направлялись на частные счета уже знакомых нам персонажей. Напомним, Глушков был владельцем «Андавы» и одновременно заправлял финансами «Аэрофлота», так что взаимных претензий у этих организаций быть не могло — странно было бы упрекать самого себя...

2. «Аэрофлоту» нужно было оплачивать лизинг самолетов, но «Андава» не давала денег напрямую. Она породила в России дочернюю структуру — «Финансовую объединенную корпорацию» (ФОК). Глушков из «Аэрофлота» заключил с новорожденной договор на обеспечение кредитов. Так «Аэрофлот» платил второй раз.

3. У новорожденной корпорации денег, разумеется, не было, и она вышла на некую зарубежную фирму «Гренджланд», которую, как выяснилось, контролировали не чуждые Глушкову лица. Фирма эта заключала договор с «Андавой». Та давала ей деньги незадачливого «Аэрофлота», которые шли по кругу от «Гренджланда» к ФОКу и выдавались «Аэрофлоту» в качестве кредита под большие проценты. Так «Аэрофлот» платил в третий раз за получение своих же средств.

4. Естественно, «Аэрофлот» под финансовым руководством Глушкова — большого друга «Андавы» и ФОКа — частенько забывал выплачивать проценты вовремя. Возникали гигантские штрафы, и «Аэрофлот» безропотно платил в четвертый раз.

Когда в Швейцарии допрашивали местных предпринимателей, так или иначе связанных с этой схемой, они, потупив глаза, отвечали, что не виноваты в глупости русских бизнесменов... Наивные швейцарцы не понимали, что эта «глупость» позволяла выкачивать из «Аэрофлота» миллиарды.

Говорить о проверках этих конструкций в России — по меньшей мере смешно. Это были не проверки, а рассмотрение многочисленных бумаг, предоставляемых самим «Аэрофлотом». В них все выглядело идеально и даже красиво. Сущность схемы стала понятна только после долгого сотрудничества со швейцарской прокуратурой, когда оттуда поступили тонны документов, отражающих истинное положение вещей.

Борис Березовский в этих историях встречается на каждом шагу. В созданные и возглавляемые им организации переводили счета, многими конторами он лично руководил.