"А вот если бы вас выгнать, мы бы банку могли сдать это помещение в два раза дороже."

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"А вот если бы вас выгнать, мы бы банку могли сдать это помещение в два раза дороже"

Оригинал этого материала
© Грани.Ру , origindate::29.05.2009, Фото: Informap

Михалков выселяет редакцию журнала "Искусство кино"

Compromat.Ru

Дом 9 по ул'''''. Усиевича, где располагается редакция журнала «Искусство кино»

В редакцию журнала "Искусство кино" пришло письмо за подписью председателя Союза кинематографистов Никиты Михалкова с предписанием освободить до 1 июня здание на улице Усиевича, которое журнал занимает с момента основания и которое было построено специально для него, сообщил редакции NEWSru.com источник в редакции журнала. По мнению источника, это результат того, что главный редактор журнала Даниил Дондурей поддержал Марлена Хуциева на декабрьском съезде Союза кинематографистов. [...]

Комментарий

Даниил Дондурей, главный редактор журнала "Искусство кино"

Журнал выселяют из здания, это правда. О причинах я говорить пока не могу, моя задача – нанести минимальный ущерб изданию своими оценками и любой информацией об этом. Я не свободен. Нам приказано выехать из помещения до 1 июня. Это невозможно сделать за один день. Мы 46 лет находимся в этом здании, оно построено специально для журнала по решению ЦК КПСС. Наверное, мы будем вести переговоры, чтобы нам дали какое-то время на поиск помещения и переезд. У нас крупнейший в стране фотоархив. Помещение принадлежит Союзу кинематографистов, это правда. Но Михалкова в Союзе, может быть, не будет через полгода, а журналу "Искусство кино" в следующем году 80 лет. Он второй по старости в Европе, он входит в число таких знаменитых брендов, как Cahiers du cinema (Франция) и Sight and Sound (Англия). А сам журнал создан по решению Политбюро ЦК ВКП (б) с согласия Сталина. Мы помогли Союзу кинематографистов получить это здание, потому что Союз всегда был учредителем журнала. У учредителя должны быть обязательства, но, видимо, эти обязательства хотят пересмотреть.

"Испанский гранд Дон Дурей"

Фрагмент стенограммы чрезвычайного Съезда Союза кинематографистов

Оригинал этого материала
© Polit.ru, origindate::30.03.2009

Никита Михалков

[...] Как используют свои обвинения мои оппоненты? Они подают официальное заявление министру внутренних дел о проверке моей финансовой деятельности в Союзе кинематографистов, хотя, как и любой член Союза, имею к ним доступ. Но их не интересует правда, - им нужен только пиротехнический эффект. И я готов его поддержать.

Действительно, если есть какие-то сомнения в чистоплотности тех или иных операций, я уверен, что в них следует подробнейшим образом разобраться. Мало того, этот процесс уже начался.

Я считаю, что адвокаты наших оппонентов проделали огромную работу, Например, в своем обращении к членам Союза кинематографистов в п.4 они пишут:

«…. Союзу кинематографистов России принадлежит на праве собственности здание, расположенное по адресу: Москва, ул. Усиевича, дом 9. Данное здание находится в безвозмездном пользовании у журнала «Искусство кино». Большую часть из занимаемых помещений журнал сдает в субаренду коммерческим структурам и получает с этого законный доход, часть из которого, возможно, направляется в виде наличных денежных средств руководству СК России…»

В связи с этим я хотел бы спросить у одного из вдохновителей «декабрьской революции», которого так остроумно назвали «испанским грандом Дон Дуреем». Может быть, он поделился кем ни будь из нас «пиастрами», которые он зарабатывает на этом здании, которое сдается семи организациям по субаренде, абсолютно нарушая закон и в течение долгих лет ни копейки не платя Союзу кинематографистов? Только с прошлого года он предложил платить миллион рублей за эти здания.

Вы понимаете, что за этим кроется? Значит, здание получено в полную аренду, но – беспроцентную и бесплатную. Это здание Союза кинематографистов! Это наше здание! Да, там находится журнал, - слава Богу. Мне говорит Дондурей: «Ты понимаешь, не надо брать с нас ничего. Мы погубим журнал…» Хорошо, верю, - я привык верить и верю. Но когда после этого выясняется (я не проверял этого никогда, потому что я верил, что это так), когда нам юристы «выкатывают» обвинение, что мы получаем наличные деньги с этого здания, а это здание, которое используется семью организациями, по субаренде Союзу не платит ничего вообще, а на декабрьском Съезде один из инициаторов и духовных организаторов г-н Дондурей устраивает из этого огромный спектакль и рассказывает, что наделал Михалков в Союзе….

Ребята, вы что сумасшедшие? Неужели вы думает, что я приму на себя это? Может быть, председатель ревизионной комиссии г-н А. Герасимов, также указанный в этом обращении в п. 6 и почему-то забывший упомянуть это в своем декабрьском отчете, расскажет, как, будучи ректором Высших курсов сценаристов и режиссеров, имея в безвозмездном пользовании площади Союза по Большому Тишинскому, 12, получая с каждого студента от 8 до 15 тыс. долларов, ни одной копейки не платит Союзу. Ни одной! Председатель ревизионной комиссии, который очень обличительно рассказывал о моих чудовищных злодеяниях. (Аплодисменты)

Так вот, дорогие господа, я готов придти к любому следователю и ответить на любые вопросы в надежде, что в коридоре будут ждать своей очереди указанные господа, так активно и неосмотрительно принимавшие участие в попытке декабрьского захвата власти в Союзе.[...]

***

"А вот если бы вас выгнать, мы бы банку могли сдать это помещение в два раза дороже"

Дондурей: [Михалков] ни разу не был в журнале, ни разу не спросил меня, где я беру деньги на издание журнала

Оригинал этого материала
© Openspace.ru, origindate::02.04.2009, Михалков открыл охоту на ведьм

Евгения Лавут

Даниил Дондурей, главный редактор «Искусства кино»: «Все погибли, а вы почему живы, Даниил Борисович?»

[...]

— Вы не ожидали, что открытым текстом будет сказано: те, кто не с нами, те против государства?

— Да, что будет сказано: те, кто не с нами — сподвижники либерально-атлантической диктатуры, это наймиты Запада, это люди, с которыми нам не по пути, и мы будем защищать нашу Родину от этих людей. Я не чувствовал, что будет большая охота на ведьм.

— Что касается обвинений в ваш адрес, как вы можете это прокомментировать?

— Спасибо вам за вопрос. Я нигде про это не говорю, мне как-то неловко. Дело в том, что Союз кинематографистов Российской Федерации всегда был учредителем моего журнала. Как вы знаете, журнал «Искусство кино» — единственный искусствоведческий аналитический профессиональный журнал, выходящий каждый месяц. Он имеет 80-летнюю историю. Таких изданий по искусству в России сегодня нет.

Сначала Союз давал журналу деньги, в конце 90-х деньги кончились, и теперь Союз каждые пять лет заключает с нами договор о том, что нам передается в полное хозяйственное ведение эта площадь. Мы имеем право субаренды, которым и воспользовались: наш подвал мы стали сдавать. А теперь, когда уже совсем плохи дела, сдали еще и две комнаты наверху. Союз кинематографистов все это знает, нас регулярно проверяют, в аппарате есть все бумаги. Так вот, в последний год Союз кинематографистов потребовал, чтобы мы не только возвращали все деньги от аренды, а назначил нам твердую цену — 350 тыс. рублей в месяц. До недавнего времени это было $13 тыс. в месяц, а сейчас это $10 тыс., при том что мы сдаем за $8 тыс.

— Подождите, вы чье издание?

— Союза кинематографистов.

— И вы же платите Союзу?

— Да. Это как если бы «Новая газета», учредителями которой являются Горбачев и миллиардер Александр Лебедев, платила деньги Лебедеву за то, что он ее учредитель. Не Лебедев бы давал деньги газете на издание, а наоборот. А мы этим занимаемся.

Как-то прозвучала фраза, которую произнес, по-моему, Калинин, ответственный секретарь СК; видимо, он это доложил Никите Сергеевичу: «А вот если бы вас выгнать, мы бы банку могли сдать это помещение в два раза дороже». И вдруг позавчера Никита Сергеевич произносит эту фразу — мол, мы сдаем в два раза дешевле. И это наш учредитель. Он ни разу не был в журнале, ни разу не спросил меня, где я беру деньги на издание журнала. Мы стоим $240 тыс. в год, $20 тыс. в месяц — это нормальные деньги для журнала тиражом в пять тысяч экземпляров, который поставляется в 400 университетских центра, которые на него подписываются. Министерство культуры, еще один наш учредитель, платит нам 2 млн 400 тыс. рублей, а я в СК перевожу 3 млн 500 тыс. рублей. На какие деньги я издаю журнал? За счет телевизионных спонсоров. Я член массы телевизионных комиссий, и телеканалы, зная это, зная, что я еще занимаюсь аналитикой, в первую очередь Национальная ассоциация телевещателей во главе с Эдуардом Михайловичем Сагалаевым, нас поддерживают — у нас есть спонсорские деньги от трех телеканалов. Я им благодарен, это $30 тыс. в год — но и их никогда не хватает. Прошлый год мы закончили с убытком в 1,5 млн. И ни Минкульт, ни СК, ни продюсеры не спросили, как живет такой журнал. Все погибли, а вы почему живы, Даниил Борисович? На каком основании? Умирайте. Последние деньги, которые мы получили, это было начало декабря. Это был конец министерских денег. …Михалков сказал то, что он сказал с трибуны, чтобы меня унизить. Там все аплодируют, никто не будет разбираться. Я же не буду заниматься такой пошлостью — объясняться, что я не вор. Они и так все знают, мы им показываем все документы. Я более того скажу: если нас выгнать, сегодня, в силу дефолта, они потеряют значительно больше по сравнению с прошлым годом, когда мы начали им платить.

— Такой текст из уст Михалкова — это сигнал к чему? Он хочет избавиться от журнала? Поменять редактора?

— Он хочет все. Чтобы журнал закрылся, чтобы я нигде не выступал, чтобы мы обиделись и ушли — и он сдал это [помещение]… Он все хочет.

— Что вы будете делать?

— Журнал будет выходить, я буду искать на него средства. В стране, думаю, найдутся люди, которые понимают, что это был за съезд, и ценят наш журнал. Мне звонили из разных мест — частные люди, организации, Комитет по культуре Федеральной думы. Кто только не звонил о том, что держитесь и так далее. Это же единственный такой журнал, выходящий раз в месяц, если не считать «Арт-Хронику», но у нее другие задачи. Мы же журнал аналитический, профессиональный, мы держим планку. Когда нам не нравится фильм, мы не боимся об этом сказать. [...]