"А поцеловать?"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"А поцеловать?"

Оригинал этого материала
© "Коммерсант", origindate::07.07.2007, Фото: "Комсомольская правда"

Владимир Путин выступил на инаугурации Юрия Лужкова

"Вон отсюда, чтоб я вас больше не видел!"

Converted 24516.jpg

КП: "Счастливее всех выглядела супруга мэра Елена Батурина"

Президент России Владимир Путин вчера приехал на инаугурацию Юрия Лужкова и выступил на ней. Специальный корреспондент Ъ Андрей Колесников считает, что весь ужас церемонии заключался в том, что Владимир Путин выступил на ней дважды, и того, что московские чиновники услышали под конец этой речи, им хватит надолго, если не навсегда.

Церемония проходила в небольшом зале мэрии на Тверской, 13. Было не так уж много приглашенных -- все, так сказать, свои. Пришла жена нового мэра столицы, пришел его сын, не такой уж молодой человек, которому по всем признакам надо заниматься не только гольф-бизнесом, но и самим гольфом, а еще лучше футболом, как его отец, который на церемонии был по всем внешним признакам в хорошей форме.

Пришли Иосиф Кобзон, Александра Пахмутова с Николаем Добронравовым, еще несколько людей искусства, чью музу бережет московский мэр. Пришли бизнесмены, чей бизнес он лелеет. А в основном в зале были чиновники московской мэрии. Господин Лужков лелеет их будущее (о себе в настоящем времени они уже, мне кажется, в состоянии позаботиться сами).

Один из сотрудников мэрии перед началом мероприятия жадно расспрашивал меня о подробностях победы Сочи в Гватемале.

-- Какие бы деньги там ни победили, каким бы большим ни казалось это событие, все равно капитализация этого мероприятия выше,-- сказал он.-- Ну, в конце концов, сколько в Сочи вложат за семь лет? 12 миллиардов? А тут гораздо более серьезные деньги участвуют каждый год. И риски другие.

Я подсел к одному из гостей, который на самом деле дружит с Юрием Лужковым, и спросил его, правда ли, как ему кажется, что на свои посты после протокольной отставки правительства Москвы могут не вернуться несколько ключевых чиновников, например Владимир Ресин.

-- Вранье,-- уверенно сказал он.-- Никогда не отдаст Ресина. Может его ругать как угодно, но Ресин -- это столп. Не отдаст.

-- А кого отдаст? -- тогда, конечно, спросил я.

-- В лучшем случае Орджоникидзе,-- пожал он плечами.-- Ну и тех, кто непосредственно с торговлей связан. Над ними могут быть тучи.

Я поинтересовался у организаторов мероприятия, почему журналистов из печатных СМИ не хотели пускать в зал (так почти никого и не пустили), а заставили смотреть трансляцию по телевизору, как рядовых телезрителей (телекомпания "ТВ Центр" транслировала церемонию в прямом эфире).

-- Так а перекрытия-то старые, пол, боимся, рухнет,-- объяснили мне.-- Да и зал-то уж больно маленький.

В прошлый раз, четыре года назад, в этом зале было, видимо, гораздо больше места. Ну и перекрытия были, конечно, не такими старыми.

Торжественная церемония началась с процедуры клятвы Юрия Лужкова на посту мэра. Он поклялся соблюдать Конституцию РФ, федеральные законы, устав города Москвы и еще несколько подзаконных актов различного значения. Я подумал, что ведь попытка соблюсти один закон неминуемо приведет к нарушению другого и наоборот, так что не надо было бы, наверное, так горячиться.

Потом Юрий Лужков посмотрел в текст присяги и, к моему удивлению, начал в нем что-то черкать. Я подумал, что он как-то не вовремя решил подредактировать текст присяги. Но тут выяснилось, что это Юрий Лужков ставит свою подпись под текстом.

Председатель Мосгордумы Владимир Платонов вручил Юрию Лужкову должностной знак города Москвы, и в этот момент Юрий Лужков сам стал удивительно похож на Владимира Платонова, который стоял с похожей цепью на шее с самого начала церемонии.

Владимир Путин не произнес ни слова из текста приготовленной для него речи. Он говорил от себя, и от этого мероприятие приобретало дополнительный смысл.

-- Инаугурация первого лица первого города страны,-- сказал Владимир Путин,-- всегда событие большого значения, вне зависимости от того, какая этому предшествовала процедура.

Владимир Путин таким образом дал, на мой взгляд, справедливую оценку своему решению отменить выборы глав субъектов федерации (в прошлый раз Юрия Лужкова все-таки выбирали все горожане, а не только один Владимир Путин).

Владимир Путин разъяснил, почему он принял такое решение.

-- Нам с вами не стыдно за Москву,-- заявил он.

Очевидно, именно этот резон, именно нравственно-вкусовая категория "стыдно--не стыдно", а не конспирологические предположения о том, что пост мэра Москвы был дан Юрию Лужкову в обмен на лояльность Москвы на думских и президентских выборах, является определяющим в такого рода решениях. Ведь совсем недавно, на встрече с учителями и истории и обществоведения, Владимир Путин высказался о том, что "ну стыдно по центру Тулы пройти -- стоят какие-то халупы". То есть если Владимиру Путину не стыдно за губернатора, у него все будет хорошо. Проблема только в том, что Владимир Путин, несмотря на все, что многим до сих пор кажется, человек на редкость стыдливый и застенчивый.

После президента России выступили митрополит Калужский и Боровский Климент, который в своем выступлении отметил, что вступление в должность мэра совершается в день иконы Владимирской Божией Матери, а также Александра Пахмутова, которая сравнила нынешнюю Москву с той, которую она застала еще девочкой во время второй мировой войны, в 1943 году. Сравнение было в пользу нынешней Москвы. Жаль, что она не сравнила ее с Москвой времен первой мировой войны. Тут все было бы не так очевидно.

Самого Юрия Лужкова Александра Пахмутова сравнила с дирижером сложнейшего оркестра, управлять которым огромное искусство. Она была растрогана тем, что Юрий Лужков поет ее песни, и, уже отойдя от микрофона, вернулась для того, чтобы делом ответить на вопрос, который ей задали с места: почему она не поцеловала мэра. То есть она его поцеловала.

["Комсомольская правда", origindate::09.07.2007: "Когда Пахмутова направилась на свое место, Лужков остановил ее: «А поцеловать?» «Боюсь», - засмеялась композитор. Но вернулась и поцеловала."- врезка К.Ру]

-- Москва работает,-- сказал в ответном слове Юрий Лужков.-- Давайте и дальше работать вместе!

Прелесть этих слов была в том, что каждый мог истолковать их так, как хотел. Прежде всего каждый чиновник.

Юрий Лужков продолжал:

-- В ближайший месяц лично поработаю с дублерами членов правительства и прошу вас рассматривать это как профилактическое лекарство от самоуспокоенности и безмятежности!.. Растет смена!.. Объявляю об отставке правительства Москвы... Вместе мы победим!

Чиновникам оставалось понять, вместе с кем. Им, конечно, хотелось, чтобы вместе с ними.

Церемония закончилась. Прямая трансляция прекратилась. Гости уже потянулись к бокалам с шампанским. И тут встал Владимир Путин и сказал, что хочет добавить еще пару слов.

-- Юрий Михайлович хотел заняться другим видом деятельности,-- произнес президент, и в зале наступила мертвая тишина.-- Я бы не стал настаивать на продолжении, если бы не результаты его деятельности в Москве.

Потом господин Путин заявил, что этими результатами не следует обольщаться и что не надо списывать различные недоработки на то, что "город большой, проблем много, всех не решить никогда".

-- Это не наш путь,-- сказал он, на удивление беззаботно беря и на себя тоже ответственность за эти проблемы.

Потом он вспомнил, что Александра Пахмутова сравнила Юрия Лужкова с дирижером оркестра, и отточил это сравнение до блеска. Он рассказал историю про то, как один дирижер репетировал со своим оркестром и ему то одно не нравилось, то другое, и наконец он говорит: "Ну вот вы и вы..." -- "А можно и я?!" -- тянет руку еще один музыкант.--"Ну и вот вы тоже. Вон отсюда, чтоб я вас больше не видел!!!"

-- Такого вообще-то не должно быть,-- сказал господин Путин.-- Но исключать такого нельзя.

На этом в церемонии теперь наконец и в самом деле была поставлена точка.

Гости пили шампанское с Владимиром Путиным, хором кричали ему "Спа-си-бо!" и "По-здрав-ля-ем!"

Когда Владимир Путин ушел, я не смотрел на чиновников, потому что мне становилось жалко даже не их, а себя -- такое расстройство внушали они мне своим видом. А все таки это был уже почти уикенд, и расстраиваться лишний раз не хотелось.

-- В прошлый раз, четыре года назад, когда инаугурация Юрия Михайловича Лужкова была, давали полусладкое шампанское,-- сказал депутат Мосгордумы Евгений Бунимович,-- а теперь сухое. Прогресс есть все-таки какой-то.

-- Интересно, какое в следующий раз на его инаугурации будет,-- сказал я.

-- Да, очень интересно,-- согласился господин Бунимович.

-- А вы поняли концовку? -- спросил я.

-- Не совсем,-- признался он.-- Зачем президенту брать ответственность за увольнение министров? Ну зачем? Я и у Губенко просил разъяснить мне драматургию этого момента. Не смог.

Я подумал, что, может, просто Юрий Лужков попросил об этом одолжении Владимира Путина. Все-таки именем президента мэру будет как-то морально легче расстаться с людьми, с которыми он проработал в одной команде долгие годы. Ведь на самом деле, говорят, тучи сгустились все-таки и над Владимиром Ресиным.

-- Министры все в полном нокауте! -- поделился новостью еще один депутат.-- Выяснили, что Путин никогда не отступает от протокола в подобных случаях, и они в полном шоке! Уже ищут себе работу!

А я подумал о том, что на самом деле господин Путин, может, просто очень уж к месту вспомнил хороший анекдот, когда Александра Пахмутова сказала про дирижера, и решил рассказать его людям.

Не удержался просто.