"Безграничники"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


origindate::01.08.2003, Фото: "МК"

"Безграничники"

Под шум Миллениума

Фрол Проскурин

Converted 14794.jpg

Генерал-губернатор Борис Громов
 

Мы публикуем отрывок из нового остросюжетного детектива о буднях международной русской мафии. Любые совпадения событий, имен, фамилий, должностей героев с реальными лицами являются простой случайностью.

В самом начале января двухтысячного года западный обыватель находился под впечатлением двух грандиозных надувательств — компьютерной "проблемы-2000" и шумного празднования прихода нового тысячелетия на год раньше срока. Российским гражданам даже и до этого не было дела, потому как к обычным новогодним поводам добавился уход на пенсию первого президента, а впереди еще ждали своей очереди Рождество и Старый Новый год.

Поэтому никто ни внутри страны, ни снаружи не обратил внимания на политическое событие, случившееся 4 января. В самой населенной области, плотно взявшей в окружение российскую столицу, сменилась власть. Неожиданно для всех победу одержал не действующий губернатор, за которого горой стоял сам мэр столицы, и даже не председатель Государственной думы, которого поддерживали одновременно и Кремль, и вся левая оппозиция. Предвыборную гонку финишным спуртом выиграл отставной генерал, до того представлявший в российском парламенте саратовскую глубинку.

Именно об этих событиях думал, стоя у окна своего кабинета, полковник Ферзев. За окном непрестанно лил дождь. Дело, которое передал ему директор регионального отделения Интерпола, было сложным и несложным одновременно. Касалось оно каналов поставок в Голландию и Данию крупных партий наркотиков. По оперативным данным, получалось, что наркотрафик пролегал прямехонько через российскую столицу. Или где-то совсем рядом с ней. С одной стороны, все было ясно, как божий день. С другой — замешаны были слишком большие люди, чтобы вот так запросто можно было вызывать опергруппу и ехать брать клиентов тепленькими. И оставались пробелы в версии, которые надо было заполнить. Поэтому полковник, вместо того, чтобы отправиться домой, сидел в своем кабинете поздним летним вечером и размышлял.

Конечно, сама неожиданная победа еще ни о чем не говорит. Каких только случайностей не бывает на Новый год, тем более заканчивающийся на три нуля. Но вот всё произошедшее за три года после выборов случайностью назвать никак нельзя.

Когда новый президент Путин отстроил вертикаль, привел к единому знаменателю всех губернаторов и глав республик, "равноудалил" олигархов и заставил их наполнить налогами казну, то всем точно известно, на что и на кого он при этом опирался. А именно на всю мощь силовых структур государства. Уж об этом ему — полковнику и руководителю одного из важнейших спецподразделений— было достаточно много известно.

Но на что или на кого опирается вроде бы новичок в политике губернатор Громов, когда с точностью копирует на уровне области путинскую линию и действует порой даже более жестко? Ведь при Путине у губернаторов отобрали право контроля над УВД, а право ношения генеральской формы ничего не дает без высокой армейской должности. И всё же Громов заставил областных олигархов наполнить бюджет. Главы районов вынуждены поделиться бесконтрольной до этого властью над самыми лакомыми кусками подмосковной земли. И всё это якобы по доброй воле. Ферзев даже сам усмехнулся такой мысли. Наконец, Громов последовательно и, в отличие от федералов, без осечек заменяет неугодных районных начальников.

Конечно, чудеса на свете случаются, но только на Новый год. Проведение столь жесткой политики все три года требует ресурсов. Причем в сильно криминализованной экономике это должны быть именно силовые ресурсы.

Так что же это за сила, сравнимая по своей мощи с государством, на которую опирается генерал-губернатор Подмосковья?

Возможно, что руководители этой гипотетической организованной группировки хотели бы до самого конца скрывать свои подлинные планы и намерения. Однако непредвзятый анализ публикаций в прессе и лежащие перед полковником на столе оперативные материалы дают однозначный ответ. Очень похоже, что в России созрела и практически легализовалась организованная группировка нового типа, не чета обычным ОПГ.

Уже давно известен пример екатеринбургской криминальной группировки "Уралмаш", которая смогла легализоваться как общественно-политическая организация и даже провела своих депутатов в органы власти. Но здесь явно более масштабное и глубокое проникновение во власть.

Ферзев закурил, достал с полки папку с вырезками из газет, которую делал по старинке, хотя и свободно мог бы воспользоваться Интернетом. Но он привык работать именно так и не хотел ничего менять. Собственно, он всё помнил и без вырезок, но газетные строки служили как бы опорными сигналами для мозга. Перебирая эти листки, он продолжал думать. К концу прошлого века, казалось бы, сошла на нет сомнительная активность всевозможных фондов и объединений ветеранов афганской войны. Иных, как Лиходей и Радчиков. уж нет, а другие, как Котенев, проедают деньги в эмиграции. От полного развала афганское движение спас генерал Громов, создавший [page_13302.htm движение "Боевое братство"], куда вошли почти все уцелевшие лидеры ветеранов-афганцев.

По идее, все должны быть благодарны генералу за прекращение междоусобиц в столь сложной среде. Это так, но лишь в одном случае. Если война не на жизнь, а на смерть между разрозненными афганскими группировками не была спровоцирована сознательно, с целью их ослабления и переподчинения одному, наиболее сильному и жесткому центру. Возможна ли такая гипотеза?

"Имеющиеся в нашем распоряжении оперативные данные, похоже, свидетельствуют именно о последней версии событий,— подумал полковник и отбросил в сторону клочок газеты, с которого на него смотрел бравый генерал в гражданке.— А если так, то с созданием общероссийского движения "Боевое братство" и избранием его лидера на пост губернатора крупнейшей области практически завершился процесс строительства неформальной силовой структуры невиданных до сих пор масштабов и организованности. Теперь уже к прыжку со стратегически выгодной позиции изготовился не лев, а дракон о многих головах. Его следующей целью может стать столица, а потом и Кремль".

Страшнее мафии

Мысли Ферзева, подчиняясь каким-то ассоциациям, вдруг затейливо переключились. Он отложил папку с газетными вырезками и потянулся к. личному сейфу. Ключ был только у него. Материалы прослушивания относились к другому делу. Прослушку телефонов сделали оперативники разогнанной недавно Федеральной службы налоговой полиции в связи с рядовым уголовным делом о неуплате акцизов водочной мафией в одной из областей по соседству с Московской.

Личность одного из собеседников была хорошо знакома Ферзеву. Он вспомнил обыкновенный среднерусский город, областной центр. Почти все мало-мальски активное население ездит на заработки в Москву или Подмосковье. Из собственных отраслей экономики наиболее развиты игорный бизнес, проституция и частный извоз. Плюс цветущий алкогольный бизнес.

Жители области — вроде не бездельники и могли бы жить. Некоторые даже достигли твердых позиций в среднем классе, но всё это за счет своего мелкого бизнеса в Москве. Возникает вопрос: почему им не инвестировать свой, пусть малый и средний, но всё же капитал, в родную область? Тем более, что до Москвы с ее потребительским рынком рукой подать, а все издержки производства: цены на недвижимость, зарплаты сотрудникам, даже тепло и электроэнергия — намного ниже, чем в столице.

Однако любая инициатива наталкивается не только на стену чиновничьей бюрократии. Это не самое страшное: издержки на подкуп чиновников в провинции всё равно меньше, чем в Москве. Гораздо страшнее тотальный контроль со стороны местной мафии, воспроизводящей в экономике области вполне феодальные порядки.

Речь, конечно, не идет о крупнейших предприятиях, приватизированных олигархами всероссийского масштаба. Но все остальное схвачено крепко. Любой, кто отважится вести бизнес в родной области, обязан отработать барщину или приносить оброк местным мафиози, во главе которых стоит "крестный отец".

Деньги и власть, власть и деньги — вот всё, что интересует этого человека. Это было главным для него во время войны в Афганистане. Говорят, что жадность таки довела его до уголовного дела, но вовремя случилась история с ранением, полученным при очень странных обстоятельствах. Когда в Афганистане перед оперативниками встал вопрос о его задержании, выяснилось, что накануне он зачем-то выехал из штаба на БТРе и вроде как подорвался на мине. Поехал, причем один, без охраны. Странно, но решили дать ему возможность залечить раны: мол, всё одно никуда не денется. Ферзев имел некоторое отношение к расследованию той истории. Из Афганистана в Союз приходили похоронки и цинковые гробы. Но там не всегда находились тела погибших. Иногда вместо них гробы были под завязку набиты пакетиками с белым порошком. Дело закрутилось на весь Советский Союз. Но вскоре советской власти, уголовно преследовавшей странно раненого героя, стало совсем худо. Ну а потом началась довольно обычная история. Каждый, кто по своим личным причинам или по оперативной легенде смело выступал против Горбачева, гарантированно попадал в депутаты. Так что наш вояка, сильно обиженный на коммунистов, тоже пошел в демократы. А когда случился августовский путч, первый президент назначил его мэром одного областного города.

Вот тут-то природная жадность и властолюбие получили шанс развернуться на всю катушку. Да так, что даже демократические приватизаторы были поражены ненасытностью новоявленного мэра. Когда первый президент всё же спохватился и отправил мера в отставку, тот был уже почти готовым кандидатом в олигархи. Но всё же неблагодарно затаил обиду на коллег-демократов и записался в ярые патриоты.

Короче, в итоге получился этакий Чубайс, Жириновский и Березовский в одном флаконе, хотя и областного разлива.

Точно так же, как во времена мэрства власть срочно конвертировалась в собственность, после отставки деньги были использованы, чтобы вернуть власть. Пусть не публичную, а теневую. Пусть не за совесть, а за страх. Но главное чтобы они были — власть и деньги, деньги и власть.

А для этого главное, чтобы здесь, в городе, в области, ничто не выросло иначе, как под контролем. Здесь любые средства хороши: шантаж, угрозы, клевета в подконтрольных газетах. Случались в области и загадочные убийства. Вот и уезжают лучшие люди в Москву или за границу, нанимаются на работу к олигархам. Потому как это проще, чем в одиночку, противостоять маниакальному мафиози. Вот и зарастает областная экономика густой зеленой тиной, прямо как большой пруд у стадиона в центре города.

Похоже, губернатора такая ситуация тоже вполне устраивает. Пока "крестный отец" держит область в узде, а экономику в стагнации, народ будет послушно голосовать, как надо.

Внешне, судя по местным газетам и телевидению, в области всё тихо и спокойно. Фасад благостный: ветеран-афганец, крупный предприниматель, истово верующий, достойный семьянин. Хотя обсуждения последней темы — обстоятельств смерти первой жены и скорой женитьбы на молодой даме — наш провинциальный "дон Корлеоне" почему-то очень опасается.

За лакированным фасадом кроется треснувшее и гнилое строение. Стоит лишь упомянуть о "крестном отце", как местных журналистов просто передергивает от страха. Кого и за что критиковать в местной прессе, решает он, дергая за ниточки всех главных редакторов. Зато местные доренки отрываются всласть, обливая грязью всякого, кто создает малейшую угрозу стабильности этого болота.

Размышляя об этом, полковник ясно осознавал масштаб организации, перед которой начинает лебезить и просить прощения вот такой деятель, держащей в страхе целую российскую область. Ферзев поднес текст телефонного перехвата ближе к лампе и стал читать. Его знакомец был обозначен в оперативке как "Р". Видимо, по первой букве фамилии.

"Звонок на местный телефонный номер из зарубежной спутниковой телефонной системы (при этом абонент может находиться и в России).

П.: Ну что, пиарщик [хренов], допиарился?!

Р.: Не понимаю, что вы имеете в виду, Игорь О...вич (неразборчиво)?

П.: Что имею, то и введу. Ты, мне кажется, запамятовал, как поизвестнее тебя пиарщики из [города] вылетали, так что до сих пор нигде прислониться не могут.

Р.: А мне казалось, что у него всё путем. Всё время за путинскую партию по ящику выступает.

П: Ха, а что ему остается. Только ты мне зубы не заговаривай. У нас сейчас о тебе и твоих шавках разговор. Я так понял, что тебе скучно стало области, в большую политику потянуло. Зачем тебе вообще все эти газету, Интернет? Всё мечтаешь в губернаторы? Ты же конченый на хрен как политик. В твоем положении надо сидеть ниже воды, тише травы, чтобы про твое существование, не дай Бог, соседи не вспомнили.

Р.: Да я знаю. Это пацаны в газете сами резвятся. Он их на ... послал во время выборов, обидно. За всем же не уследишь. И потом, кто же знал, что он ваш.

П.: Не надо ...дать) Хочешь сказать, что твои шавки тебя же по собственной инициативе прослушивали? Короче, для начала мы заблокировали все твои счета на Карибах, чтобы было понятнее.

Р.: Да уж куда понятнее. Только зря вы это. Кроме как на меня вам здесь и опираться не на кого. И мне тоже-- кроме, как на братство. Нам, старым боевым товарищам, грех ссориться.

П.: Тамбовский волк тебе товарищ. Мы, в отличие от тебя, духов били и самострелы не устраивали. Но это хорошо, что ты помнишь, кто тебя с подножки вагонзака снял. Можем так же легко обратно доставить. Всё понял?

Р: Так точно.

Гудки. Конец разговора."

Операторы не смогли установить, откуда сделан звонок. Но по контексту ясно, что собеседник из Москвы, участвует в больших политических играх. Не просто служил в Афганистане в конце войны, а имел возможность отвести от собеседника угрозу военного трибунала. Наконец, в разговоре есть достаточно четкий намек на "Боевое братство" и на Старую площадь, где соседом подмосковных властей является президентская администрация. "Ясно-то ясно", — подумал Ферзев, — "но вот что с этим делать? Не аудиенцию же у президента просить".

Работа под контролем

После столь любопытного разговора двух бывших афганцев на ум сразу пришли аналогичные примеры. Когда уголовные дела внезапно разваливались, и обвиняемые в очень серьёзных преступлениях освобождались прямо в зале суда.

Так, по делу о взрыве на Котляковском кладбище был оправдан руководитель одного из ветеранских фондов Валерий Радчиков. Вполне возможно, что автомобильная авария, в которой он погиб, спустя несколько месяцев, была случайностью.

Но точно так же можно предположить, что Радчиков не выполнил условий своего освобождения. Поэтому сам погиб, а его подельник был осужден в повторном слушании дела. Чтобы всем "нарушителям конвенции" было ясно.

"Странно, — подумал Ферзев, — Ведь и ежу понятно, что при всех злоупотреблениях и кровавых разборках руководители ветеранских фондов никак не тянут на звание настоящей мафии. Они более похожи на марионеток, на подставные фигуры. Настоящие мафиози, кукловоды, направлявшие и контролировавшие финансовые потоки, остались в глубокой тени".

Тем не менее, он отметил совпадение дела Радчикова с эпизодом конца афганской войны. В обоих случаях используется один, достаточно простой и эффективный, механизм постановки под контроль той или иной организованной группировки. Сначала кто-то очень влиятельный добивается возбуждения уголовного дела. Затем точно так же — неожиданного оправдания. Сначала копии свидетельских показаний и фотографии улик предоставляются следователям, а затем сами доказательства или ключевые свидетели так и не появляются в зале суда. Но если клиент будет артачиться или самовольничать, то ему необязательно устраивать автокатастрофу. Улики немедленно вынимаются из сейфа в каком-нибудь швейцарском банке, и дело возобновляется по вновь открытым обстоятельствам.

При этом для контроля больших фигур; очень удобно пользоваться услугами именно швейцарской Фемиды, механизм которой так же точен и неумолим, как швейцарский хронометр. Именно поэтому в швейцарских тюрьмах в свое время оказывались такие авторитетные фигуры, как Сергей Анатольевич Михайлов или Пал Палыч Бородин. Кстати, оба после посещения швейцарской тюрьмы стали вести себя гораздо тише.

Полковник знал и сам не раз пользовался эффективным механизмом контроля над группировками через лидера, над которым висит угроза сесть надолго или навсегда. Если просто "убрать" мафиози, то у организованной группировки неизбежно появится новый неподконтрольный главарь, на которого придется тратить силы и средства.

Ферзев поднял трубку телефона и, несмотря на поздний час, позвонил начальнику отдела слухачей: "Миша, это я.. Да, Ферзев. Выручи. Помнишь историю с переговорами по делу о водочных акцизах? Да, да, интересуюсь. Кто такой Р", я знаю. Лично, можно сказать, знаком. А вот другой? Что-то знакомое, но никак не вспомню". Миша напомнил, и Ферзев криво усмехнулся: собеседник оказался никем иным, как домашним соседом Сергея Михайлова, более известного среди "солнцевских" как Михась. И собеседник этот работает в ближайшем окружении Громова.

Интернационалисты

"Что же, продолжим шевелить мозгами", — вслух сказал Ферзев. Он снова закурил и положил прямо перед собой само дело, а рядом свою папочку с вырезками из газет. Несмотря на поздний час, "шевеление мозгами давалось легко, мысли текли стройно и четко. В современном глобальном мире все сферы экономики взаимосвязаны и перетекают одна в другую. В том числе и теневой, и преступный бизнес. Для крупных торговцев наркотиками или оружием регулярное преодоление государственных границ является частью большого бизнеса.

Не удивительно, что появляются и действуют в международном масштабе политические группировки, обеспечивающие легальное прикрытие для такого рода связей. Причем наилучшим прикрытием для теневого бизнеса является именно благотворительная деятельность, помощь вдовам и сиротам, против которой не может протестовать ни один генеральный прокурор даже на просторах бывшего Союза.

Следующим шагом после строительства собственной всероссийской структуры "Боевое братство" становится создание Международного движения ветеранов афганской и других войн "Боевое братство без границ". Причем именно последние два слова являются ключевыми для тех, кто использовал при строительстве структуры имя Громова.

Кстати, роль самого генерала оказывается весьма загадочной. Вполне возможно, что им действительно двигают вполне благородные мотивы: заботы о ветеранах, о семьях погибших. Точно так же, как во время афганской войны, он вполне искренне верил, что все теневые договоренности с Ахмад Шах Масудом и другими полевыми командирами были нужны только для избежания потерь в выводимых из Афгана войсках. Ферзев немало прожил и немало видел, а потому не допускал существования в мире ни абсолютных мерзавцев, ни абсолютных альтруистов.

Но вот ближайшее окружение Громова, люди, которые готовят стратегические решения и контролируют ход их исполнения, — почему они не могли впасть в соблазн использовать ситуацию для своей выгоды?

Генерал Громов действительно слишком популярная фигура, чтобы его окружение не попыталось использовать эту популярность. Не случайно же ближайшее окружение Громова, его политический штаб так и кочует с ним с одной политической вершины на другую. Из 40-й армии — в штаб Киевского военного округа, оттуда — в главкомат внутренних войск, затем в руководство Минобороны РФ и даже в аппарат главного советника МИДа. Похоже, в итоге, в 95-м, было принято стратегическое решение — идти в Государственную думу и строить собственную организацию, полностью подконтрольную наиболее приближенным людям в окружении Громова.

Впрочем, так ли уж наивен сам Громов? Не в его ли собственных интересах играть роль благородного героя, этакого Робин Гуда, раздающего милостыню вдовам и сиротам? Не в его ли интересах не замечать методов, которыми действуют подручные, которые даже получили за это прозвище "черные полковники", чтобы наращивать свою политическую опору — "Боевое братство без границ"?

До сих пор в СМИ популяризуют подвид тупых беспредельщиков в блатных наколках, не знающих границ возможного и быстро попадающих обратно в тюрьму, а чаще на тот свет. В отличие от обычного криминала, наши "безграничники" отлично знают, где и как проходят границы, и умеют действовать так, что границы не становятся заметной помехой.

"Черные полковники" со Старой площади не размениваются на дешевые блатные понты, их не интересует мелкий рэкет. Это — "люди длинной воли", научившиеся в Генштабе планировать свои действия на десятилетия вперед. Их не интересуют деньги сами по себе, а только власть и ее масштабы..

Когда в 99-м "черные полковники" решали, где и как им лучше проявиться, у них было два варианта. Как это ни парадоксально, но бывший командующий Киевским округом мог бы при желании пойти на выборы президента Украины, пообещав решить все экономические вопросы и с Россией, и с Западом.

Однако потом было, видимо, решено, что проблемы украинцев еще не созрели в достаточной мере, чтобы начать их решать столь специфическими способами. А вот в Подмосковье, экономический потенциал которого вполне сопоставим с нынешним украинским, ситуация к концу прошлого века вполне созрела.

Впрочем, и украинский вариант остается в запасе, судя по активности "безграничников"" в Крыму, где даже председатель правительства Сергей Куницын является членом "Боевого братства". Если украинские политики так и дальше будут подрывать авторитет друг друга, то на будущих выборах вполне может появиться бравый генерал "на белом коне". Причем Запад — весьма неожиданно для украинских политиков — может оказаться на стороне российских "безграничников".

Союзники

Задумавшись, Ферзев не заметил, что сигарета прогорела, длинный столбик пепла упал на стол, а он так и не сделал ни одной затяжки. Он вытащил из пачки еще одну, мимоходом с удовлетворением отметил, что куревом он, слава Богу, запасся, и мысли его снова стали перебирать всё, что он знает, понимает или о чем может догадываться по существу интересующего его дела.

Если кто-то думает, что афганская война генерала Громова закончилась пятнадцать лет назад, то он может заблуждаться. Задумаемся на секунду, каким образом США удалось не только в течение одного месяца после 11 сентября собрать антитеррористическую коалицию, но и в течение столь же короткого срока практически без боя занять Кабул. Ответ, в общем-то, всем известен. Именно прежние связи некоторых российских генералов с лидером "северного альянса" Ахмадом Шахом Масудом и другими полевыми командирами обеспечили американцам прямой доступ к ключевым позициям в Афганистане.

Известно, что после взятия Кабула и свержения режима талибов производство наркотиков в Афганистане и наркотрафик в Европу возросли в десятки раз. Ограниченный контингент сил НАТО в союзе с новой властью, по сути, обеспечивает сегодня интересы одной из двух главных группировок афганской и международной наркомафии. Причем если у проигравшей стороны политическим прикрытием были талибы и "Аль Каеда", то победители похоже, опираются на куда более сильную и политически изощренную международную организацию, причем, в отличие от первой, вполне легальную и даже политически приемлемую для Запада.

С одной стороны, Громов декларирует жесткую политику по отношению к иммигрантам, особенно из Таджикистана. Но разве тем самым он не получает возможность контролировать самую большую на территории России диаспору выходцев из Центральной Азии, являющуюся одной из опор международного наркотрафика? Как говорится, кто что охраняет...

Впрочем, постоянная готовность работать на любого хозяина, даже на США, необходима только для обеспечения собственных интересов. Американские хозяева тоже понимают это и пытаются контролировать "черных полковников" их же собственными методами. Недавно в Нью-Йорке завершился суд над фондовыми брокерами из России, которые якобы нагрели американских обманутых вкладчиков почти на миллиард зеленых.

Главарем банды был назван не кто иной, как бывший советник губернатора Громова господин Кудашев. В отличие от швейцарской, американская Фемида успевает через повязку следить за политическими веяниями в Вашингтоне. Особенно если нужно показать борьбу с "русской мафией". Но, как показывает история, американцы предпочитают закрывать глаза на куда более масштабные аферы, если речь касается их долгосрочных политических интересов.

Вспомним, что и генерал Норьега, и бен Ладен, и даже Саддам Хусейн долгое время были на постоянной связи у ЦРУ.

Для контроля над тайными союзниками американцы могут посадить нескольких ближайших подручных. Но в таком случае попробуйте осознать масштабы основного бизнеса, если даже подручные ведут счет на сотни миллионов долларов. И, в свете гипотезы,— разве не мог бы Громов м три года увеличить бюджет области не в три, а в тридцать три раза, если бы захотел?

Пилите, Дима, пилите

Кстати, вдруг подумал Ферзев, к к там насчет коллег-губернаторов? Было бы странно, если Саратовская область, откуда Громов, собственно, и начал нынешний поход во власть, оказалось вне зоны влияния "безграничников".

Материалы оперативного контроля, лежащие в папке, тут же любезно подтвердили ему этот факт. В папку они попали после разгрома ФСНП. Это, кстати, наводило на еще одну мысль: не было ли причиной упразднения налоговой полиции слишком активный интерес к "безграничным" делам. Во всяком случае распространение оперативных "прослушек" именно на. окружение Громова очень похоже на запоздалую месть оперов.

Полковник развернул к лампе текст еще одного оперативного документа. Разговор идет через спутник на один из мобильных номеров в Саратовской области.

"П.: Привет, Михалыч. Как дела?

С.: Да потихоньку, замотался весь.

П.: Когда, наконец, груз доставите? У нас уже счет порожних рейсов на сотни пошел, водилам всё равно приходится платить, иначе потеряем канал. Короче, мы в убытках.

С.: Да я понимаю, сложно стало. Нам же тоже перепроверять приходится десять раз, чтобы не встать на контроль.

П.: А по-моему, это вы нас перепроверяете. Мне докладывали, вы уже все суставы на левой ноге у коробочки распилили и заменили.

С.: Кто говорит, врут, стоит, как стояла.

П.: Верные люди докладывают. Пилят, говорят, прямо в подвале резиденции у Балаганова. В присутствии самого.

С.: Какого еще Балаганова?

П.: А это мы так меж собой теперь нашего воеводу называем. Ну-ну, пилите, пилите. Только всё равно хрен сами найдете. Как только груз будет в Северном порту, сами скажем, какой агрегат желтый. И не надо дергаться, всё на месте.

С.: Да мы и не волнуемся. В крайнем случае, саму коробочку на Запад загоним через Персию. Она же лимон баксов стоит.

П.: Вот именно, если есть залог, чего суетиться, работать надо. Ты передай боссу, чтобы не нервничал.

С. : Да, мы работаем, все будет в порядке."

Ферзев готов был воскликнуть : "Эврика!". Расшифровать этот загадочный разговор, записанный в конце прошлого года, могли помочь недавние сообщения прессы о том, как поссорились два губернатора- подмосковный и саратовский. При чем поссорились из-за трофейного танка "Тигр", который Аяцков выпросил у Громова на время, а теперь отказывается вернуть. Именно танк они по-армейски они продолжают величать "коробочкой", устоявшаяся традиция военных радиопереговоров. Зачем Аяцкову трофейный танк, даже на время, из официальных сообщений понять трудно. Может, этот танк, музейная ценность которого оценивается в миллион долларов, должен быть передан в залог оплаты поставки какого-то таинственного груза. И в этом случае не является ли этот экспонат идеальной формой оплаты? Ведь в разговоре был упомянут один из агрегатов танка, который выполнен из "желтого металла", но из какого — точно неизвестно. На момент разговора у "Тигра" уже распилили все траки левой гусеницы. Эта версия слишком напоминала Голливуд.

О каком нелегальном грузе идет речь? Вспомним, что Саратов находится на полпути из Москвы в Среднюю Азию. Степная граница с Казахстаном на востоке области практически не охраняется.. Груз, доставленный из Средней Азии, доставляется в Северный речной порт Москвы, а затем распределяется по дальнобойным фурам, идущим в Европу порожняком.

И от этого предположения веяло Тарантино.

Пока еще не поздно

Ферзев потянул из пачки очередную сигарету. Полковник почувствовал, что размышления подходят к некоему логическому концу, и сейчас должно родиться решение. Он даже вдруг ощутил радость от того, что сейчас всё прояснится. "Спокойно, не отвлекаться,— приказал он сам себе,— у меня есть мысль, и я ее думаю". Даже если хотя бы половина фактов в изложенной выше версии имеет место в действительности, то выходит, что Россия стоит перед угрозой захвата власти воротилами теневого бизнеса, возникновения нового тоталитарного режима каких угодно "черных полковников". Если это произойдет, либеральная интеллигенция, рьяно критикующая сегодня Путина, будет вспоминать о нем, как о благодетеле и отце русской демократии, но будет уже поздно.

Впрочем, еще не вечер. Угроза демократии, хотя и реальная, но все же ещё не состоялась. Если Путин и его силовики поймут, что завтра их услуги больше не понадобятся новым хозяевам жизни. Если подмосковные избиратели узнают подлинное лицо "неформальных" хозяев Подмосковья, то есть шанс пересмотреть проблему власти в Московской области и избрания другого губернатора.

Во всяком случае сотрудники бывшей Налоговой полиции, пытавшиеся бороться с головами растущего дракона, перешли на службу и новый Госкомитет по борьбе с незаконным оборотом наркотиков. Значит, власть все же осознает угрозу. А это дает всем нам надежду на иной, благополучный исход. "Похоже, здесь территория для моего маневра",— решил полковник. Ферзев встал, несколько раз. согнулся и разогнулся, а затем, снова сосредоточившись, потянулся к телефону... Однако звонить не стал, ведь версии — это всего лишь версии.