"Буксман-муж признал Буксман-жену победительницей."

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Буксман-муж признал Буксман-жену победительницей"

Конкурсная комиссия для нотариусов - жены первого замгенпрокурора Буксмана, сына начальника ГУВД Пронина, дочери спикера Мосгордумы Платонова и др.

Оригинал этого материала
© "Newsweek", origindate::11.12.2006, Заверительные отношения

Новое правило поведения самых крупных российских чиновников: хочешь хорошо устроить родственника - сделай его нотариусом

Елизавета Маетная

Converted 22936.jpg

Александр Буксман - первый замгенпрокурора, нотариусом работает жена

Контора нотариуса Ирины Ивановны Буксман находится в одном из самых дорогих районов Москвы, рядом с метро «Киевская». На стенде - лицензия, подпись - Александра Эммануиловича Буксмана - на прошлой неделе была аккуратно прикрыта.

Приказ о том, что его жена победила на конкурсе претендентов на должность нотариуса, Александр Эммануилович подписал, еще когда возглавлял московское управление Росрегистрации и конкурсную комиссию, оценивавшую кандидатов. Теперь он первый заместитель ген-прокурора - и в этом качестве разъясняет, как идет борьба с коррупцией. «Мы столкнулись с массовым неуважением закона», говорил он в интервью «Российской газете» месяц назад.

Сам Буксман получил судебную оценку своей деятельности, а точнее сказать, незаконной бездеятельности, благодаря чему его жена приступила к новым обязанностям - после того как муж пошел на повышение. А комиссия тем временем продолжает отдавать предпочтение претендентам - родственникам чиновников. Последний конкурс в октябре выиграла среди прочих дочь спикера московской думы Ксения Платонова, обойдя соискателей с большим стажем, которые на прошлой неделе снова оспорили решения комиссии в суде. Бороться есть за что. Нотариус - одна из самых доходных профессий в России. «Меньше “десятки” [$10 000] в месяц в Москве никто не зарабатывает, только если ему совсем уж лень работать, - говорит нотариус, просивший не указывать его имя в печати. - Если же контора находится в приличном месте, да еще есть солидная клиентура, то у такого нотариуса и $50 000–60 000 в месяц набегает. А то и больше».

При этом на всю Москву - меньше 700 нотариальных контор. А желающих в них сидеть - тысячи. Статус у нотариуса пожизненный, лишиться должности можно лишь по решению суда или добровольно сложив с себя полномочия. В год в Москве освобождается 15–20 мест. С конца 90-х, чтобы стать нотариусом, нужно не только иметь высшее юридическое образование, пройти стажировку и получить лицензию, но еще и выиграть конкурс, целью которого - по положению - «является отбор на должности нотариусов наиболее подготовленных лиц, имеющих необходимые профессиональные знания, способных обеспечить правовую защиту имущественных и иных прав и законных интересов граждан и юридических лиц».

Converted 22937.jpg

Владимир Пронин - начальник ГУВД Москвы, нотариусом работает сын

Однако второй год подряд конкурсы заканчиваются скандалами. Первый разразился после того, как в сентябре 2005 г. места нотариусов достались таким претендентам как Александр Пронин (сын начальника ГУВД Москвы Владимира Пронина), Алексей Кузовков (зять главы МЧС Сергея Шойгу), Людмила Радченко (жена зампреда Верховного суда России Владимира Радченко) и Ирина Буксман.

В том, что Буксман-муж признал Буксман-жену победительницей, юрист Инна Ермошкина, участвовавшая в конкурсе, усмотрела нарушение Закона о государственной гражданской службе (ст. 16). «Как следует из буквы закона, если один из супругов подчиняется или подконтролен другому, одного из них даже следует отстранить от должности, чтобы не было конфликта интересов», - объясняет Ермошкина, у которой кроме высшего юридического образования за плечами аспирантура МГЮА со специализацией «нотариат» и 6 лет стажа. Вместе с другой конкурсанткой - подполковником милиции Галиной Кремлевой, отработавшей 25 лет следователем и 8 лет и. о. нотариуса, она обжаловала решение комиссии в суде. Сведения попали в прессу, прокуратура Юго-Западного округа Москвы возбудила уголовное дело (превышение должностных полномочий и вымогательство взятки), а Общественная палата направила в ведомство Буксмана своих проверяющих. «Высококвалифицированные юристы остаются за бортом, а лица, не имеющие ни стажа работы, ни теоретических знаний, с легкостью побеждают в конкурсе», - говорит принимавший участие в проверке председатель профсоюза работников нотариата Москвы, заслуженный юрист Российской Федерации Юрий Вишневский.

Однако выводы Общественной палаты никуда не пошли, а уголовное дело, в котором фигурировали Александр Буксман и другие члены конкурсной комиссии, было закрыто 26 июня за отсутствием состава преступления через три дня после того, как министра юстиции Юрия Чайку (в чьем ведении находилась и Росрегистрация) назначили генеральным прокурором. 7 июля Буксман стал его первым заместителем. Спустя месяц прокуратура Москвы, которую возглавляет Юрий Семин (бывший зам Буксмана, входивший в состав конкурсной комиссии), в третий раз вернула материалы дела на проверку - но уже в отношении меня как автора предыдущих публикаций на эту тему.

Корреспонденту Newsweek удалось с ними ознакомиться - Буксман объяснял следствию, что, ставя баллы конкурсантам, «руководствовался внутренним убеждением, основанным на изученных документах, поданных конкурсантами, и никому никакого предпочтения не делал». За полгода, что длилось разбирательство, насколько нам известно, следователь не допросил ни Ирину Буксман, ни Людмилу Радченко, ни Александра Пронина, ни Алексея Кузовкова.

Newsweek попробовал разобраться, чем же г-жа Буксман оказалась лучше других соискателей на должность нотариуса. Как следует из анкеты, представленной на конкурс, юридическое образование она получила в Свердловске в 1984-м, 9 лет работала в Казахстане помощником прокурора; после переезда в Россию с 1993-го по 1996-й была юрисконсультом в ООО «Гусь-Торф» во Владимирской области; следующие 9 лет - домохозяйка. Затем она решила стать нотариусом. Получается, что «Гусь-Торф» - фактически единственное место работы г-жи Буксман на территории России.

Эта компания существует до сих пор. Но юрисконсульта Ирину Буксман ветераны «Гусь-Торфа» вспомнить не смогли. «К 87-му году нас осталось человек 300, сейчас меньше 40, - говорит Николай Доронин, работавший в середине 90-х техническим директором предприятия. - Естественно, мы все друг друга знаем, но фамилию Буксман я впервые слышу от вас». Галина Петухова, возглавлявшая отдел кадров «Гусь-Торфа» с 1988-го по 1996 г., утверждает, что в те годы у них даже должности юрисконсульта не было: «Юридическими вопросами у нас тогда занимался отдел кадров, но никакой Ирины Ивановны Буксман, уж поверьте, у нас точно не было». Впрочем, сама Ирина Буксман заявила Newsweek, что «комментировать эту чушь» не будет.

Впрочем, мирный исход уголовного дела не помешал Инне Ермошкиной доказать свою правоту. 19 июля, вскоре после назначения Буксмана заместителем Чайки, Люблинский суд Москвы постановил «признать бездействие руководителя Главного управления Федеральной регистрационной службы по Москве, выразившееся в необъявлении конкурса на замещение вакантных должностей нотариусов, незаконным». Объяснить такое «бездействие» несложно: конкурсы, судя по их результатам, объявлялись под конкретных соискателей, и если бы их проводили как положено, могли проскочить и случайные люди.

Как стало известно Newsweek, в этом году у Буксмана были и другие проблемы с правосудием. Люблинский суд дважды накладывал на него штраф за «неисполнение судебного запроса об истребовании подлинников документов».

«К моему клиенту пришел бывший собственник квартиры с иском о выселении, - рассказывает адвокат Дарья Морозова. - Подлинность подписи на договоре могла установить только судебная экспертиза. У сторон на руках были копии, а экспертам нужен был подлинник документа. Полгода судья делала запросы в Росрегистрацию по Москве на имя ее руководителя Буксмана. И только после того как судья его оштрафовала, мы наконец продолжили рассмотрение дела».

Спустя месяц, в феврале 2006 г., уже по другому гражданскому делу Буксман снова предоставил документы в суд только после того, как его оштрафовали.

«Руководствуясь требованиями действующего законодательства, генпрокурор Юрий Чайка должен решить для себя вопрос: может ли его первый зам, действия которого в судебном порядке признаны незаконными, занимать столь высокий пост? Но решить не как друг и сослуживец Буксмана, а как главный законник страны, - говорит почетный адвокат России Александр Островский. - Если же дружба для генпрокурора важнее закона, то тот же самый вопрос должен быть переадресован президенту страны, но уже в отношении обоих чиновников. Иначе нашей стране никогда не отмыться от обвинений в коррупции». Запрос Newsweek генпрокурору Чайке о возможных последствиях этих судебных решений для его первого заместителя на момент сдачи номера в печать оставался без ответа.

Есть, впрочем, еще один способ снизить количество обвинений в коррупции в связи с назначением нотариусов - просто снять ограничения на количество доходных мест. Сейчас региональные власти решают, какое максимальное количество нотариусов нужно их населению. В Москве таких мест меньше 700 - получается по одному на 20 000 человек. Так что нотариусы работают по-стахановски, совершая в среднем по 30 000 нотариальных действий в год. Если в Берлине на одного нотариуса приходится больше 325 нотариальных действий в год, то сразу же объявляется конкурс и рядом открывается новая контора - там считают, что большая нагрузка снижает качество услуг.

Госдума приняла в двух чтениях поправки к закону о нотариате, по которым региональные власти могут устанавливать только минимальное количество нотариальных мест. Однако против этого нововведения выступила Мосгордума. Ее спикер Владимир Платонов написал своему коллеге Борису Грызлову, что «результатом предлагаемых изменений станут полная дезорганизация нотариальной деятельности, нездоровая конкуренция среди нотариусов, утрата госконтроля и надзора в этой сфере». А на прошлой неделе закон был принят в третьем чтении - уже без поправки, которая так беспокоила московских законодателей.

Converted 22938.jpg

Владимир Платонов - спикер Мосгордумы, нотариусом работает дочь

Сама столичная дума контроль за нотариусами только ужесточает - в этом году она увеличила срок необходимой стажировки с одного года до двух. Однако дочери Платонова - Ксении - этот самый срок, наоборот, сократили до 6 месяцев, для этого хватило ее личного заявления в Московскую городскую нотариальную палату (МГНП). И в конце октября этого года дочь московского спикера выиграла конкурс. Получить объяснение этому решению у руководителя МГНП Виктора Репина Newsweek не удалось.

Тем временем Инна Ермошкина и ее коллега Галина Кремлева, неоднократно претендовавшие на место нотариуса, на прошлой неделе подали в суд, оспаривая результаты и этого конкурса. Им надоело проигрывать один конкурс за другим, в то время как претенденты с более знатными фамилиями получают вожделенное место с первой попытки. Например, сын начальника столичного ГУВД Владимира Пронина Александр лицензию получил в Ставропольском крае в мае 2005 г., а уже в сентябре победил на конкурсе в Москве. С такой же легкостью выиграл конкурс и столичный нотариус Алексей Кузовков, зять главы МЧС Сергея Шойгу: лицензия - в мае, победа - в сентябре.

В контору нотариуса Александра Пронина, которая находится в старинном особняке на Никитском бульваре, по просьбе Newsweek пошли оформить доверенность на машину две молодые женщины. «В комнате сидели две симпатичные девушки. На вопрос: “а кто нотариус?” - светленькая уверенно ответила “я” и представилась: Екатерина Пронина», - рассказывает наш «агент». Нам не удалось выяснить, кем приходится Екатерина Пронина начальнику столичной милиции и его сыну, однако в любом случае она не имеет права представляться нотариусом - по данным Росрегистрации по Москве, нотариуса Екатерины Прониной в столице нет.