"Веселая" компания

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


© "Б-Ф.Ру", origindate::30.12.2003

«Веселая» компания

По полученной достоверной информации Издательский дом «Бурда» приобрел 26% акций ЗАО «Метропресс», Санкт-Петербург. В результате у предприятия сформировалась прелюбопытнейшая компания акционеров. Вот некоторые материалы:

***

Газета «Новый Петербургъ», № 32, origindate::09.09.2001

Чеченцы захватывают прессу Петербурга?

Деятельность кавказских кланов и преступных группировок всегда была в поле зрения нашей газеты. Мы не раз и не два писали о захвате ими крупных предприятий города при каком-то совершенно необъяснимом попустительстве властей. Чего стоит одна только эпопея вокруг "Центральных булочных", попавших в цепкие руки дагестанской группировки "Петродаг"! Трудно понять логику городского руководства, смотрящего сквозь пальцы на нахрапистый натиск кавказских кланов.

Еще труднее понять позицию прокуратуры, которая - вместо реальной борьбы с этническими преступными объединениями - вызывает нас на допросы на предмет "разжигания межнациональной розни". Как будто негативное отношение к кавказцам есть не закономерное следствие деятельности кавказских преступных группировок, а всего лишь плод наших публикаций! Вот уж воистину - валят с больной головы на здоровую. Разве это "Новый Петербургъ" из пальца высосал проблему этнических преступных группировок? Или же они реально существуют и представляют огромную опасность? Кто воспитал в населении Санкт-Петербурга стойкую неприязнь к кавказцам: азербайджанские спекулянты и наркоторговцы, чеченские бандиты, грузинские воры - или "Новый Петербургъ", пишущий об их грязных делишках? Кто разжигает межнациональную рознь - кавказские бандиты, бесцеремонно хозяйничающие в нашем городе, или мы, тщетно взывающие к справедливости? Думается, ответ очевиден для любого здравомыслящего человека, понимающего, что кавказская преступность, захлестнувшая северную столицу, неизбежно порождает в коренном населении совершенно определенные чувства к пришельцам. А мы, журналисты, пишущие про все это, просто выполняем свой профессиональный долг, в соответствии с нашим конституционным правом на свободу слова - одним из немногих положительных сдвигов в общественной жизни страны за последнее десятилетие.

Действительно, люди получили право издавать, продавать и покупать газеты самых разных направлений - от ультрадемократических до праворадикальных, и это, конечно же, хорошо. Возникли десятки фирм по распространению прессы, ориентированных прежде всего на удовлетворение спроса читателей, и любая интересная, профессионально сделанная газета, независимо от своей политической направленности, все равно рано или поздно попадает на лотки, в киоски и находит свой путь к людям. Поэтому стало возможным существование таких газет, как наш "Новый Петербургъ" - не зависимых ни от банкиров, ни от бандитов, ни от властей. Свобода слова, пусть даже еще во многом зачаточная и куцая, но, тем не менее, вполне весомая - стала фактом нашей жизни. Но не всем, как видим, это по вкусу.

Те, кто пытались задушить нашу газету прямым давлением, по некоторым сведениям, решили перейти к атаке на распространителей, чтобы не мытьем, так катаньем подавить свободное слово в Петербурге. Мишенью для первого удара стала фирма "Метропресс", являющаяся крупнейшим продавцом газет в городе (около 150 точек на станциях метрополитена). Ситуация сложилась весьма серьезная и требует некоторых разъяснений.

Создавалась эта фирма энергичным предпринимателем Олегом Червонюком, сумевшим за короткий срок практически на пустом месте организовать разветвленную сеть газетной торговли и вывести ее в бесспорные лидеры на этом рынке. Однако в октябре 1999 г. он был убит вместе со своим младшим братом, причем ни мотивы преступления, ни заказчики, ни убийцы так и не были установлены.

Долю Червонюка в "Метропрессе" унаследовала его жена - Владислава. Однако все понимали, что без посторонней помощи не обойтись, так как без руководства такого высокопрофессионального управляющего, как Олег Червонюк, "Метропресс" был обречен на упадок. Для поддержки и дальнейшего развития фирмы были привлечены известные корпорации "Норд" и "Союз", согласившиеся вложить в дело свои капиталы. Провели увеличение уставного капитала, в ходе которого произошло перераспределение долей в полном соответствии с законом и с согласия остальных владельцев. Не возражала и Владислава Червонюк, желая помочь спасти детище своего супруга. "Метропресс" вновь прибавил обороты и в данный момент прочно удерживает свои позиции лидера газетного рынка. (Значительная часть тиража "Нового Петербурга" раскупается читателями именно с их киосков в вестибюлях станций метро).

И вот теперь над фирмой "Метропресс" нависла серьезная опасность. Владислава Червонюк некоторое время назад "подарила" (!) свой пай некоему чеченскому "бизнесмену" Идрису Ибаллаеву, который начал широкомасштабное наступление сразу по всем направлениям - исковое заявление в суд о признании проведенной реорганизации недействительной, заявления в прокуратуру, стравливание сотрудников фирмы между собой, "организация" ряда публикаций в газетах (читайте "Московские новости", "Тайный советник" и др.).

Каким образом сей чеченский "бизнесмен" уломал Владиславу "подарить" (!) ему свою долю, можно только догадываться. Впрочем, особый талант "бизнесмена" Ибаллаева "уговаривать" людей был отмечен еще в 1997 году Петроградским народным судом, приговорившим его к 7-ми годам лишения свободы за целый букет таких "коммерческих мероприятий", как похищение людей, разбой, вымогательство, нанесение тяжких телесных повреждений и прочая, и прочая.

Неужели РУБОП и прокуратура не понимают, КАК "уговаривают" подобные типы одиноких людей, тем более - беззащитных женщин, оставшихся после смерти мужа с тремя детьми на руках? Неужели они недооценивают роль чеченской "пятой колонны" здесь, в России?

Ведь если Ибаллаев со своими подельниками сможет захватить "Метропресс" (а затем - "Союз издателей" и другие крупнейшие фирмы, торгующие газетами), то он получит в свои руки мощнейший рычаг давления на петербургскую прессу! Под угрозой отказа в распространении многие газеты будут вынуждены "скорректировать" свою позицию в угодном ему направлении. Нетрудно догадаться, как он "попросит" газеты освещать, скажем, Кавказскую войну, учитывая, что многие его родственники и земляки вовлечены в чеченский мятеж! Как можно закрывать глаза на столь явную, прямую и неприкрытую угрозу национальной безопасности? Что это - глупость или измена? И если городские власти недооценивают размеры этой опасности, то должны вмешаться компетентные сотрудники федеральных структур, призванных ограждать покой наших сограждан и безопасность государства. Надо бы им обратить самое пристальное внимание на бурную деятельность Ибаллаева и его соплеменников в Санкт-Петербурге. Да и полпред президента В.В.Черкесов вполне мог бы наглядно нам показать, что не зря получает зарплату...

***

«Московские новости», №12, 20-26 марта 2001

Чисто газетное убийство

Печатное слово не может быть услышано без системы распространения газет. К этому рынку стоит приглядеться очень внимательно, тем более что он подвержен давлению как чиновников, так и криминала.

Что привлекает криминал на рынок распространения прессы. В Санкт-Петербурге 21 марта выставляются на торги 35 процентов акций "Петропечати" - одного из распространителей прессы в городе. Интерес к этому рынку проявляют не только коммерческие, но и политические структуры, московский медиабизнес, который, по некоторым сведениям, стремится подчинить себе торговлю периодикой во многих регионах страны.

Между тем рынок газетной торговли во многом живет по криминальным законам: об этом свидетельствует как убийство Олега Червонюка - одного из наиболее успешных распространителей газет в Санкт-Петербурге, так и тот факт, что спустя полтора года следствие оказалось гораздо дальше от возможности раскрыть это преступление, чем было вначале.

Горячий след

28 октября 1999 года Олег Червонюк и его брат собирались на вокзал встречать отца, жена Олега Влада должна была тоже спуститься к машине ООО "Метропресс", которая ждала их внизу. Наемный убийца расстрелял братьев возле внутренней двери парадного. Влада замешкалась - в противном случае трупов было бы три, и вдова сейчас не создавала бы новым владельцам "Метропресс" лишних проблем.

Следствие получило редкий шанс раскрыть заказное убийство по горячим следам благодаря бдительности соседа. Накануне, отводя ребенка в садик, он столкнулся на лестничной клетке с человеком, который держал в руках пачку газет. Пропуская его, незнакомец отвернулся, скрывая лицо. Возвращаясь, сосед увидел его же в двухстах метрах от дома: незнакомец выходил из пассажирской дверцы "форда-скорпио". На всякий случай сосед запомнил марку и номер машины, о чем и сообщил после убийства.

2 ноября "форд-скорпио" был задержан ГИБДД. Им управлял ранее судимый Владимир Леута. При обыске в машине и в доме Леуты были обнаружены предметы, представляющие интерес для следствия: патроны к пистолету Макарова, по маркировке и химическому составу идентичные использованным для убийства; 5 тысяч долларов наличными; записная книжка с телефонами людей, близко знавших Червонюка.

Леута был заключен в следственный изолятор. На тот момент следствие пребывало в уверенности, что убийство Червонюков практически раскрыто. Однако Леута, который сейчас уже освобожден под подписку о невыезде, признательных показаний не дал. Прямых улик против него нет, как нет и мотивов, привязывающих его к убийству.

Зато мотивов для устранения Червонюка могло быть много у других людей, и все они лежали (кроме менее вероятных бытовых) в сфере торговли газетами. Однако следствие в эту сторону и не посмотрело. В частности, не были вовремя допрошены ни конкуренты Червонюка по бизнесу, ни его партнеры. Назначенные еще убитым директор и бухгалтер "Метропресс", в панике ожидавшие неминуемой финансовой ревизии, через месяц-другой вздохнули с облегчением: ее почему-то не последовало.

Отступление о газетной торговле

До перестройки большая часть газет распространялась по подписке. В 1993 - 1994 годах подписка рухнула, и важнейшее значение приобрела розница, составляющая сейчас для различных изданий от 60 до 100 процентов тиража.

"Союзпечать" - единственная на тот момент сеть розничных продаж периодики, не была готова к провалу подписки. С другой стороны, услуги газетам предложила масса дилетантов: пенсионеры с тележками, отставные военные, студенты, которым перепродажа газет и журналов, приобретаемых оптом, тогда еще казалась простым и прибыльным делом.

По мере возмужания наиболее удачливых торговцев они начали монополизировать рынок. Через год-другой образовавшиеся фирмы обзавелись "крышами" и вытеснили "партизан", в 1994 - 1995 годах рынок выстроился, но теперь в борьбу между собой вступили уже более крупные структуры.

Дополнительную привлекательность торговле периодикой придает то обстоятельство, что она освобождена от применения кассовых аппаратов. Показ разных цен на лотке и в отчетности, а также списание непроданных газет создают условия для образования здесь "черного нала", который в криминальном мире ценится особенно высоко. По оценкам экспертов, доля "черного нала" на газетном рынке Санкт-Петербурга составляет не менее миллиона долларов в год.

Из имеющихся обычно 400 наименований изданий на газетном лотке можно выложить (с разной степенью привлекательности) максимум 150. Исходя из этого, монополист может брать деньги и за раскрутку нового издания. С другой стороны, получив монопольное или близкое к нему господство на рынке, распространитель газет обретает возможность влиять на их содержание - в том числе и политическое.

Газетные киоски в Санкт-Петербургском метро - а это идеальная площадка для такой торговли - платят за аренду 20 процентов от общих ставок. Однако любой создаваемой здесь структуре, видимо, приходилось делиться не только с метрополитеном легальной прибылью в виде арендной платы, но и вступать в политические альянсы, а также "отстегивать" тем, кто давал разрешение на торговлю и обеспечивал прикрытие.

Смерть на взлете

ООО "Метропресс" было учреждено тремя участниками: Червонюком, Андреем Шалиско и Владимиром Болотовым (формально долей владела его жена). Шалиско, который отказался от встреч с журналистами, со слов других участников, ранее занимал какие-то позиции в метрополитене, что позволяло достигать здесь режима наибольшего благоприятствования.

Большинство коллег, знавших Червонюка, в частности, по ассоциации "Балтийская пресса", где он был избран сопредседателем, говорят о его желании держаться подальше от криминала, о тяге к "белой" бухгалтерии. Однако если такие мысли у убитого и были, то воплотить их при жизни не удалось. Как и в "СиРе", финансовая схема "Метропресс" в значительной части оставалась в тени.

Не брезговал Червонюк и политическим лоббированием интересов своей компании, в частности, в мэрии Санкт-Петербурга. После взрывов домов в Москве его фирме единственной удалось избежать временного прекращения работы по соображениям безопасности. На одном из этапов "Метропресс" помогал помощник Геннадия Селезнева Михаил Ошеров, якобы получивший какие-то деньги и добившийся под программу создания рабочих мест для пенсионеров открытия новых точек "Метропресс". Но Ошеров отошел от бизнеса после того, как за год до убийства Червонюка на него было совершено покушение и он стал глубоким инвалидом.

Вплоть до своей смерти Червонюк наряду с легально показываемыми заработками передавал собственникам ООО "Метропресс", в том числе Шалиско, известные суммы денег без расписок. Вроде бы обиженных не было. Но накануне гибели Червонюк подготовил новый пакет документов для перерегистрации, в соответствии с которыми доля Шалиско в "Метропресс" сохранялась прежней, доля Червонюка, которую он собирался переписать на жену, увеличивалась с 38 до 52 процентов, а доля Болотова уменьшалась. Формально это было согласовано всеми участниками, но регистрация несколько раз срывалась - последний раз буквально накануне убийства.

В результате устранения Червонюка в судьбе ООО "Метропресс" не случилось еще одно событие, которое, следуя логике развития, должно было произойти: в последние месяцы Червонюк консультировал проект приватизации в Петербурге "Роспечати", которая после акционирования могла бы отстроиться в общую схему с "Метропресс". В этом альянсе в соответствии с переговорами между Олегом и будущими акционерами "Роспечати" он должен был занять один из руководящих постов. Создание такого монстра, несомненно, пугало всех участников этого рынка: и "СиР", и, возможно, отдельных партнеров ООО "Метропресс". Появление нового монополиста могло стать и важным политическим фактором (вопрос о приватизации одряхлевшей и убыточной "Роспечати" после убийства Червонюка не завершился в Санкт-Петербурге до сих пор). На момент смерти Олегу Червонюку исполнился 31 год.

"Метропресс": жизнь после смерти

Сразу же после гибели Червонюка "Метропресс" приобрела структура, которая до сих пор рядом даже не появлялась или мелькала лишь вскользь: финансово-промышленная группа "Норд", за которой в Санкт-Петербурге стоят братья Сергей и Вячеслав Шевченко.

Братьями Шевченко контролируется сеть магазинов, ресторанов и ночных заведений на Невском проспекте. "Норд" работает во многих сферах бизнеса, а до апреля 2000 года братья активно занимались и политикой: старший, Вячеслав, был депутатом Госдумы прошлого созыва по списку ЛДПР, младший - Сергей - депутат Законодательного собрания Санкт-Петербурга. В апреле прошлого года Сергей был арестован по обвинению в вымогательстве, а Вячеслав исчез (в настоящее время первый отпущен под подписку о невыезде, а второй в розыске).

Впрочем, захват "Нордом" ООО "Метропресс" произошел на несколько месяцев раньше, сразу же после убийства Червонюка. Наследников: Владу Червонюк, четверых детей, включая двух усыновленных детей Влады и ребенка Червонюка от первого брака, а также его отца - обошли в два хода. Сначала соучредители "Метропресс" Андрей Шалиско и Елена Болотова оформили договоры дарения своих долей ОАО "Норд" и некоему АОЗТ "Стройкорпорация "Союз". Еще через три дня, 25 ноября 1999 года, новые участники, проигнорировав возможные возражения не успевшей вступить в права наследства вдовы, приняли решение об увеличении своих долей, наполнили их векселями на сумму около 600 тыс. рублей и довели, таким образом, долю Червонюка с 38 процентов до пяти.

Остается, правда, не совсем понятным, зачем этот сравнительно более мелкий бизнес понадобился братьям Шевченко? Даже объемы "черного нала", который c помощью "Метропресс" можно было добывать из метро, ничтожны по сравнению с тем, что легко взять с поверхности Невского проспекта. Интерес братьев скорее был не столько коммерческим, сколько уже политическим. Кроме того, по некоторым сведениям, в это время на питерский рынок торговли газетами нацелился московский бизнес, а его блокирование здесь - уже вопрос принципа и престижа.

Реализовать политический сценарий братья Шевченко не успели из-за превратностей в собственной судьбе. А вслед за ослаблением их "империи" на тропу войны встала и вдова - Владислава Червонюк.

Кровь - любовь - деньги

Если бы мы писали не газетную заметку, а, допустим, сценарий, его главным персонажем, оттеснив на второй план яркую личность убитого Олега Червонюка, могла бы стать вдова - Владислава Червонюк.

Первые месяцы после смерти мужа Влада была, с ее собственных слов, запугана и деморализована и соглашалась на все. О том, что друзья мужа за ее спиной отдали свои доли в "Метропресс" "Норду", а доля, на которую рассчитывала она сама, уменьшилась с 38 до 5 процентов, Влада вообще узнала от питерских журналистов, начавших это расследование.

После смерти Червонюка функции распределителя "черного нала", по словам Влады, перешли к Шалиско, который первые месяцы передавал ей известные суммы на содержание ее и детей (Шалиско, наверное, стал бы это отрицать, поскольку юридически он теперь не имеет отношения к "Метропресс"). Однако после того как вдова стала писать заявления в прокуратуру, выдача денег прекратилась.

Влада путает карты всем и ведет себя непоследовательно. Она пытается создавать угрозы для новых собственников в надежде получить отступное за "Метропресс". Поскольку апелляции к прокуратуре ничего не дали, сейчас Влада подает гражданский иск о признании недействительным собрания учредителей ООО "Метропресс" от 25 ноября 1999 года, на котором было принято решение об уменьшении доли мужа. По оценкам независимых московских юристов, у Червонюк есть шансы выиграть иск: слишком грубо новые хозяева проигнорировали интересы ее и детей. Но здесь следует оценивать не только юридические реалии.

Влада "забыла" рассказать нам, что в октябре 2000 года свою спорную долю в "Метропресс" она подарила некоему гражданину Идрису Ибалаеву, имеющему постоянное место жительства в Урус-Мартане (эти сведения мы получили от юристов группы "Норд"). По некоторым сведениям, Ибалаев представляет московские компании, главный бизнес которых - нефть. Для чего "московским нефтяникам" питерские газеты? Ну, порт рядом, да и вообще - мало ли...

Общение с Владой Червонюк оставляет ощущение страха и недомолвок. Но вряд ли стоит судить ее слишком строго. В конце концов ее "подарок" Ибалаеву ничуть не хуже "дарственных", которые друзья Олега годом раньше заключили с "Нордом". В двадцать пять лет первый любовник и второй муж, явившийся как комета, утащил ее в северную столицу с Амура, показал такую жизнь, какую в Комсомольске, наверное, можно было увидеть только по телевизору. Но его убили. Друзья предали, видение Праги растаяло, и в тридцать с небольшим Влада Червонюк - мать троих малышей, искусствовед - оказалась один на один с волчьим миром санкт-петербургского, российского, бандитского бизнеса.

Что остается после убийства? Вдовы. Сироты. Страх. Украденное наследство. Ощущение полной безнаказанности. А все остальное по-прежнему, все криминальные системы функционируют нормально.

***

Так с кем же объединился «белый и чистый» благородный иностранный издатель г-н Листевник, с чеченцами или «тамбовцами»? Или и с теми, и с другими? Веселая получилась компания.