"Витек-Дай Миллион!"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Виктор Зубков — человек, обладающий удивительной обучаемостью

1075187871-0.jpg Бывшие сослуживцы отзываются о председателе Комитета по финансовому мониторингу и первом замминистра финансов Викторе Зубкове как о человеке, обладающем удивительной обучаемостью. Остается им только верить, так как образование финансовый разведчик Зубков получил в сельскохозяйственном институте, правда в Ленинградском.

Виктор Зубков из тех российских чиновников, которые допущены к участию в праздновании дня рождения российского президента. В свое время это вызывало немалое удивление. Действительно, Зубков не чекист. И даже не юрист. А свечи на праздничном пироге президенту тушить помогает.

Дело в том, что Зубков работал в кузнице кадров российской политической элиты — комитете по внешним связям мэрии Санкт-Петербурга под началом вице-мэра Владимира Путина. Он также известен тем, что давал шефу ценные консультации по вопросам сельского хозяйства, а также помог выбрать хорошее место для загородной дачи.

Как это обычно бывает у высоких государственных деятелей новейшего призыва, ничего в биографии Зубкова не предвещало столь важной роли в отечественной истории. Он родился 15 сентября 1941 года в поселке Арбат Свердловской области. Отработав после окончания школы два года на заводах города Мончегорска, что в Мурманской области, он поступил на экономический факультет Ленинградского сельскохозяйственного института. Сегодня сотрудники этого вуза данным фактом гордятся, но вспомнить самого Зубкова не могут: давно, мол, это было.

Окончание среднего по всем меркам вуза не сулило Виктору Зубкову блестящей карьеры. Да и в науку его, судя по всему, не тянуло. Отслужив в армии, он вернулся в Ленинградскую область, где устроился работать по специальности — управляющим отделения одного из совхозов Гатчинского района. Однако вскоре пошел в гору и возглавил один из крупнейших совхозов области. Новые назначения не заставили себя долго ждать, и к 1987 году Виктор Зубков «дорос» до поста заместителя председателя Леноблисполкома, отвечающего за сельское хозяйство. «В нашей области тогда хозяйство было на подъеме, — вспоминает сегодня исполнительный секретарь СНГ Юрий Яров, под началом которого в конце 80-х Зубков работал в Леноблисполкоме. — Показатели надоев были даже лучше, чем в Финляндии. Заслуга Зубкова в этом тоже немалая: когда все кругом рушилось, он помог сельскому хозяйству выстоять и город без провизии не оставить».

Фермер в городе

Трудно сказать, какие последствия могли бы иметь для Зубкова распад Советского Союза и ликвидация советских органов власти в том случае, если бы судьба вдруг ему не улыбнулась. Впрочем, по слухам, очередным витком своей карьеры Виктор Зубков был обязан не столько капризам фортуны, сколько участию своего бывшего шефа Юрия Ярова, к тому времени уже перебравшегося на высокую должность в Москву. Как бы то ни было, в 1992 году Виктор Зубков переехал в Смольный, став заместителем по сельскому хозяйству председателя комитета по внешним связям питерской мэрии Владимира Путина.

Это назначение Зубкова породило в свое время немало разнообразных слухов и домыслов. Многие недоумевали, зачем руководству крупного города понадобился вдруг специалист по сельскому хозяйству.

Версий появилось несколько. Согласно официальной, в питерской мэрии Зубков должен был осуществлять «смычку» между городом и деревней, проще говоря — следить за тем, чтобы на городских прилавках всегда были овощи, а в деревне — спички и керосин. Да и со строптивыми председателями колхозов их вчерашнему коллеге Зубкову проще было договориться, чем профессору Анатолию Собчаку.

Но все могло быть и по-другому. В те годы из Германии выводили Западную группу войск. Немцы выделили кредиты, на которые, по замыслу, демобилизовавшиеся советские офицеры должны были организовать фермерские хозяйства. В Питере даже была создана фермерская ассоциация, которую возглавил Владимир Путин.

Однако в борьбу за немецкие деньги активно включились чиновники Ленинградской области, не без основания полагавшие, что в Питере сельского хозяйства нет, а следовательно, и фермеров быть не может. Зубков обладал солидным влиянием в области, и Собчак, назначив его замом Путина, таким образом привлекал на свою сторону чиновника, который мог бы ему помешать, играя за «областную» команду.

Как бы то ни было, областное происхождение Зубкова не препятствовало налаживанию конструктивного сотрудничества между ним и новым начальством. Причем сотрудничество это, по некоторым сведениям, выходило далеко за официальные рамки. Поговаривают, например, что Зубков помог Путину и некоторым его бывшим коллегам и друзьям, в том числе Виктору Черкесову и Николаю Патрушеву, приобрести дачные участки в Приозерском районе Ленобласти, еще с советских времен известном как прекрасное место отдыха.

Налоги и выборы

Благодарность не заставила себя ждать. Вероятно, не без участия Путина в 1993 году Зубков был назначен начальником государственной налоговой инспекции по Петербургу. Ехидные намеки недоброжелателей на то, что мало смыслящий в налоговой службе Зубков явно чувствует себя не в своей тарелке, были быстро сведены на нет служебным рвением Виктора Алексеевича. Который в итоге снискал славу самого ревностного в России сборщика налогов, умудрявшегося выполнять план по их сбору на сто процентов. Даже недоброжелатели, за глаза называвшие главного налоговика города «Витек — отдай миллион», признавали, что поводов упрекнуть его в финансовой нечистоплотности вроде бы и нет. По крайней мере, об участии Зубкова в крупных коррупционных скандалах тогда никто не слышал.

Поражение Анатолия Собчака на выборах мэра Питера в 1996 году и последовавший вслед за этим уход большей части его команды во главе с Путиным из Смольного не отразился на судьбе Виктора Зубкова. Формально он уже не имел отношения к команде Собчака и поэтому продолжал управлять городскими налоговиками.

Дальнейшая карьера Зубкова продемонстрировала всю пропасть между формальными и личными отношениями. Летом 1999 года он пошел на повышение и получил пост заместителя министра по налогам и сборам Александра Починка.

Скорее всего, новым назначением Зубков был обязан не только собственным успехам по службе, но и большой российской политике. Вес и влияние его бывшего шефа Владимира Путина росли не по дням, а по часам. Директор ФСБ, секретарь Совета безопасности и без пяти минут премьер тянул за собой старых друзей. Примечательно, что одновременно с Зубковым высокие кабинеты в Москве получили другие «знаковые» для путинской команды люди — Георгий Полтавченко и Виктор Черкесов.

Впрочем, перед тем, как получить новую должность, Виктор Зубков был вынужден выполнить одно политическое поручение Москвы. Летом 1999 года должны были пройти выборы губернатора Ленинградской области. Одним из фаворитов кампании был Вадим Густов, который не устраивал кремлевскую администрацию. И Зубкова отрядили на выборы отбирать голоса у Густова.

Он выдвинул свою кандидатуру в середине июля, дней за десять до официального назначения заместителем министра. Любопытно, что начальником избирательного штаба кандидата в губернаторы Виктора Зубкова был назначен никому в то время не известный Борис Грызлов. А в числе «неофициальных» помощников Зубкова называли некоторых высокопоставленных представителей российских спецслужб, прежде всего первого заместителя директора ФСБ Виктора Черкесова. Поговаривали, что Черкесов сделал нескольким солидным компаниям предложение профинансировать избирательную кампанию Зубкова.

Зубков решил поставленную задачу, помешав Густову занять пост губернатора. Однако набрал при этом скромные восемь с половиной процентов голосов. Многие возлагали ответственность за столь незначительный успех на Грызлова, который не смог толком организовать избирательную кампанию. Предметом многочисленных насмешек местных журналистов стали спички, прозванные зубковскими. На коробках был напечатан портрет Зубкова, сопровождавшийся текстами разной степени бессмысленности.

К слову, предвыборное сотрудничество Виктора Зубкова и Бориса Грызлова имело продолжение. Так, они оба входили в руководство питерского «Единства», причем Зубков возглавлял политсовет этой славной организации.

На высоком партийном посту Зубков задержался ненадолго. По официальной версии, это было связано с необходимостью сосредоточиться на делах государственной службы. Неофициальные версии были менее прозаичны. По одной из них, Зубков был настолько удручен постоянными конфликтами в стане питерских «медведей» (а также, возможно, собственной неспособностью привести их к порядку), что счел за лучшее свой пост покинуть. Согласно другой, уход Зубкова был вынужденным и связывался с появившимися в прессе публикациями о неких письмах, полученных руководством ряда крупных питерских предприятий. Эти письма, написанные от имени Зубкова, якобы содержали призывы финансово поддержать «Единство» в обмен на высокое покровительство в будущем.

Приобщение к разведке

Такой послужной список просто обязывал Виктора Зубкова к высокой государственной карьере после 26 марта 2000 года. Карьера, однако, сложилась не сразу.

По некоторым данным, Зубкову прочили высокий пост в правительстве сразу же после избрания Владимира Путина президентом. Чаще других называли пост министра по налогам и сборам, якобы обещанный ему еще при формировании правительства Михаила Касьянова.

Министром по налогам и сборам Виктор Зубков так пока и не стал. Зато стал первым заместителем министра финансов и главой Комитета по финансовому мониторингу.

Россия угодила в «черный список» FATF (Межправительственной комиссии по борьбе с отмыванием криминальных капиталов) в начале 2000 года, то есть с самого появления и комиссии, и списка. Президент Путин был крайне озабочен этим фактом. Однако государственный орган — Комитет по государственному мониторингу, который, согласно требованиям FAFT, должен был бороться с отмыванием денег, был создан в России лишь в феврале 2002 года.

Возможно, такая задержка отчасти объяснялась вопросами кадровыми. Говорят, в кресле руководителя Комитета по финансовому мониторингу Кудрин первоначально хотел видеть своего человека — Юрия Львова. Однако президент якобы даже не предложил обсудить предлагающиеся кандидатуры и намекнул министру, что его выбор в пользу Зубкова окончателен. В итоге Кудрин вынужден был самостоятельно придумывать объяснение столь странному назначению: бывший специалист по сельскому хозяйству и питерский налоговый инспектор (то есть даже не налоговый полицейский) — и в финансовую разведку. Особой изобретательности министр финансов не проявил, связав назначение исключительно с выдающимися профессиональными качествами Виктора Алексеевича.

Перед финансовой разведкой (как окрестили журналисты Комитет по финмониторингу) была поставлена задача в ближайшее время во что бы то ни стало вывести Россию из списка стран, не желающих бороться с отмыванием «грязных» денег. За исполнение этой задачи Виктор Зубков принялся с присущим ему рвением. На выделенные комитету бюджетные деньги было закуплено сверхсовременное оборудование, с помощью которого предстояло обрабатывать поступающую от банков информацию о проведенных через них сомнительных сделках. После обработки КФМ обязан был предоставлять эту информацию в правоохранительные органы, которые начинали на ее основании собственное расследование.

С первого дня работы КФМ вокруг его деятельности не затихали бурные споры. Одни утверждали, что деятельность нового органа неизбежно приведет к нарушению банковской тайны, а это крайне негативно скажется на отношениях банков с их клиентами. Другие пророчили, что финансовые разведчики утонут в лаве поступающих сообщений и не смогут работать продуктивно. Наконец, были и такие, кто сомневался в необходимости самого существования КФМ. При этом ссылались они на то, что контроль за сомнительными сделками банки и так обязаны осуществлять, да и с правоохранительных органов ответственность за борьбу с нарушителями закона никто не снимал. Кстати, по слухам, исключительно гражданскому КФМ далеко не сразу удалось наладить отношения с силовиками. Последние якобы никак не хотели согласиться с тем, что их отстранили от работы непосредственно в самом комитете, и ссылались на то, что без их участия КФМ окажется недееспособным. Впрочем, довольно быстро смирились со своей участью, разобравшись в президентском видении проблемы. По другой версии, словечко за Зубкова перед коллегами замолвил заместитель главы президентской администрации и негласный руководитель ее «чекистского» крыла Виктор Иванов, якобы приятельствующий с Зубковым еще с питерских времен.

За усердие

Несмотря на многочисленные сомнения скептиков, осенью 2002 года Россия была исключена из «черного списка» FATF, а летом следующего года принята в число стран-участниц этой организации. Знающие люди утверждают, что такого результата не ожидали даже в самом КФМ. Призывы руководства комитета к нечистым на руку российским гражданам «не позорить страну» звучали в прессе довольно часто. А вот конкретными результатами вроде доведенных до суда уголовных дел, на которые обычно обращают внимание эксперты FATF, КФМ похвастаться явно не мог. По слухам, милостью международной организации Россия была обязана не столько активности «финансовых разведчиков» (хотя без нее дело, конечно, тоже не обошлось), сколько подтягиванию российского законодательства к международным нормам и благодушию экспертов, решивших исключить Россию из «черного списка» в знак поощрения за усердие.

Во всяком случае, кремлевской репутации Виктора Зубкова эти слухи, судя по всему, нисколько не повредили. Историческая миссия исключения России из «нехорошего» международного списка была им выполнена, причем в предельно сжатые сроки. Что, безусловно, заслуживало достойной благодарности со стороны начальства. Поэтому появление имени Виктора Зубкова в списке возможных кандидатов на пост президентского полпреда в Северо-Западном федеральном округе не вызвало особого удивления. Поговаривали, что за это назначение Зубкова активно высказывались и Виктор Иванов с Виктором Черкесовым.

Однако полпредом в итоге стал Илья Клебанов. Что породило в умах наблюдателей сомнения, не готовят ли в Кремле Виктора Зубкова для выполнения какого-то ответственного задания, о котором широкая общественность пока не догадалась. И нет ли тайного умысла в подключении ведомства Зубкова к борьбе с оборотом денег наркомафии. Которой и без того занимаются специально созданный для этих целей комитет Виктора Черкесова и большая часть силовых ведомств. И зачем пополнять список организаций, подотчетных КФМ, нотариальными и риэлтерскими конторами и тем самым ставить под контроль финансовых разведчиков все более-менее крупные операции с частной собственностью.

Вполне вероятно, что недоброжелатели, конечно, не правы. И Комитет по финансовому мониторингу войдет в историю как ведомство, положившее конец отмыванию «грязных» денег, а не как одно из многочисленных ведомств, призванных решать проблемы трудоустройства питерских (и не только питерских) кадров. Вот и знающие Зубкова люди уверяют: об успехах КФМ широкой общественности так мало известно, потому что Виктор Алексеевич предпочитает не разговаривать, а дело делать. Так что не исключено, что в будущем Виктор Зубков проведет еще много блестящих операций, вроде той, что закончилась исключением России из позорного списка FATF. Если, конечно, вместо КФМ он не возглавит какое-нибудь другое, не менее важное ведомство. Что вполне может случиться довольно скоро. После президентских выборов.

Ирина Вьюнова

Оригинал материала

«Профиль»