"Воры в законе" ищут подходы к Лебедеву

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Появление опального олигарха в заполярной колонии вызвало оживление в криминальных кругах

1130398929-0.jpg В ближайшие дни подельник Михаила Ходорковского по «делу «ЮКОСа» Платон Лебедев выйдет из карантина в колонии ОГ N 98/3, что в поселке Харп Ямало-Ненецкого автономного округа. Пока число людей, которые с ним общались «на зоне», ограниченно. Однако само появление опального олигарха в заполярной колонии вызвало оживление в криминальных кругах.

Удалось поговорить с бывшим заключенным этой колонии, который пользуется авторитетом в известных кругах. По его словам, «воры в законе» уже приезжали, забрасывали удочки, как к нему подойти».

Карантин, в котором сейчас находится Платон Лебедев, прямого отношения к медицине не имеет. Это этапная, или, как ее еще называют, транзитная, камера-одиночка в отдельно стоящем здании, где заключенного содержат по меньшей мере 10 дней по прибытии в колонию. У прибывшего по этапу отбирают верхнюю одежду, а нижнее теплое белье после дезинфекции (или, как ее называют зэки, — «прожарки») возвращают заключенному. Утепляться можно без ограничений. Но в заполярном Харпе даже свитера и теплые подштанники не спасают работающих на открытом воздухе зэков от холода. Как рассказал бывший сиделец, они набивали белье газетами, прикрывая интимные места. Вроде бы так теплее.

Первыми в карантине заключенного осматривают врачи. Если есть жалобы на здоровье (а у Платона Лебедева они были уже во время суда), то карантин могут продлить. После того как начальник колонии и руководители всех служб ознакомятся с его делом, заключенного определят в отряд. Он берет матрас и подушку и топает в барак на 40-50 человек. Это одноэтажное здание без перегородок с ровными рядами двухэтажных нар: на металлических уголках деревянные настилы.

От того, как войдет Лебедев в отряд и как поведет себя, будет многое зависеть в его лагерной жизни. Правда, отношение к нему соседей по отряду во многом будет зависеть и от его денег.

— «Воры в законе» уже приезжали, забрасывали удочки, как к нему

подойти, — собеседник никуда не спешит, говорит с достоинством и

весомо. Говорит, что цену слову узнал все в той же «тройке» — он там почти десять лет провел. Когда освободился, уезжать никуда не стал. За что сидел, не говорит, да я и не спрашиваю. Как и про имя с фамилией. Вот так и общаемся:

- Весь интерес в его деньгах. Мне кажется, если от имени Лебедева кто-то материальную помощь предложит руководству колонии или поселка, они не откажутся. Надо только, чтобы время какое-то прошло, ажиотаж улегся, тогда и благотворительностью можно будет заняться. Мы же отправляем целые машины гостинцев на зону, вот на Пасху такое было последний раз. Официально это был подарок от одного частного предпринимателя, но все же знают, что это бывшие зэки скинулись.

По словам бывшего заключенного «тройки», таким, как Лебедев, в колонии тяжело. Все его институты ему там не помогут. Законы зоны осваивать будет нелегко.

— Сейчас он страдает от очень большого внимания к себе, — продолжает источник. — Когда он лег, когда встал, как режим соблюдает, за ним десятки глаз смотрят — из охраны и те, кто с ним рядом. Простые уголовники сейчас ему не завидуют. Обижать его там не будут. Никаких издевательств не ждите.

У «тройки» давняя и прочная слава красной зоны. Здесь правят бал закон и погоны. Никаких денег от влиятельных людей сейчас в зону не передать. Администрация не пойдет на это. Тогда рядом с Лебедевым сидящие заключенные забросают прокурора письмами — мол, непорядок. А вот посылки продуктовые почаще получать, я думаю, ему разрешат.

По мнению собеседника, такой некрепкий физически человек, как Лебедев, может устроиться библиотекарем или писарем — то есть нарядчиком, будет распределять работу и питание для заключенных.

До Лебедева в Харпе успел посидеть только один известный человек — Ганс, «авторитет» такой из Тюмени.

- Мне кажется, то, что Лебедев здесь, — это для него двойное наказание, — говорит бывший зэк. — Если бы только красной зоной его хотели наказать, могли куда-нибудь поближе к Москве отправить — в Рязань, к примеру, там спецзона для судей и прокуроров. То, что Лебедева на Ямал отправили, видимо, такая установка есть — заморозить его хотят.

— Условно-досрочное освобождение возможно на «тройке»?

- Возможно, но при «тяжелой» статье Лебедева ему три четверти срока все-таки надо отсидеть. У него есть все шансы уйти на «расконвойку» — это такой отряд, расконвоированные заключенные живут в отдельном бараке, они работают на складах. Но это надо заслужить, иметь безупречную характеристику, без нарушения режима, быть исполнительным работником, внешне постоянно выглядеть опрятным, застегнутым на все пуговицы. Как в

армии. Здесь почти все как в армии. Только за колючей проволокой.

Но если кто-то сверху, из Москвы, скажет — никакого условно-досрочного освобождения, то местное начальство будет этот приказ рьяно исполнять. У них своих людей в зоне достаточно, так вот возьмут и драку инсценируют и сделают так, что Лебедев окажется крайним. А участие в драке — это страшный проступок, пока смоешь это нарушение — тут и срок сам закончится.

Лариса Каллиома

Оригинал материала

«Известия» от origindate::27.10.05