"Вызываю себя на допрос" (отрывки из новой книги)

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Убийства Листьева, Старовойтовой и Кивилиди, дело Джабраилова

Оригинал этого материала
© "Новая газета", origindate::18.09.2002, Фото: "Время новостей"

Александр Литвиненко: «Вызываю себя на допрос» (отрывки из новой книги)

Converted 13504.jpg В прибалтийском издательстве вышла книга подполковника ФСБ, экс-чекиста и нынешнего политического эмигранта Александра Литвиненко "Вызываю себя на допрос". Он отвечает на вопросы, которые ему не задали во время судебных разбирательств по обвинению в превышении служебных полномочий. Редакция по своему усмотрению, но согласовав с авторами, скомпоновала некоторые фрагменты книги, посвященные самым крупным нераскрытым делам, информацией о которых по роду службы Литвиненко владел. Мы предлагаем Вашему вниманию отрывки из книги, посвященные нераскрытым заказным убийствам тележурналиста Влада Листьева, депутата Галины Старовойтовой, банкира Ивана Кивилиди и зам начальника МУРа Владимира Цхая. Редакция опускает в отрывках характеристики рода должностных лиц, имея ввиду перспективы исков в отсутствие самого подполковника Литвиненко, который по понятным причинам не может присутствовать на очных допросах в российских судах.

Убийство Листьева. Кто

В этот день шли поминки по Владу. Он жил на Новокузнецкой, рядом с клубом. И тут перед клубом появилась камера НТВ. Видимо, ждали, когда Березовского в наручниках выведут как подозреваемого в убийстве. Собралась толпа.

Я позвонил и доложил Трофимову:

— Анатолий Васильевич, это провокация, а не следственное действие. Стоит камера НТВ, восемь автоматчиков поведут Березовского... Можно было со двора заехать, а они машины демонстративно поставили на улице.

— Вы что, хотите провокаций? — спросил я сотрудников РУОПа.

— Нет, мы хотим допросить Березовского.

— Видите, — говорю, — толпа на улице. Вы сейчас поведете его в наручниках, провокатор какой-нибудь скажет: "Вот убийца", и снесут весь дом. Начнется драка, искалеченные будут. Зачем вам это? Хотите его допросить? Ради Бога. Загоните машину во двор, мы возьмем Березовского под охрану и отвезем на допрос. Если следователь найдет основание, пусть арестует. А если отпустит, мы его привезем сюда. Хотите делать обыск — пожалуйста, вам никто не мешает. А вообще, лучше бы следователь прибыл сюда и провел допрос на месте.

Он говорит: "Ладно". Начал звонить начальству. А я — Трофимову. Он мне: "Ни в коем случае Березовского в наручниках не дать вывести. Они что, хотят беспорядки устроить в Москве? Я сейчас пришлю людей".

Прислал человек двадцать с автоматами из Московского управления.

Приехал следователь, допросил Березовского в "Логовазе", и вопрос был решен.

Сейчас Коржаков обвиняет меня в своей книге, что я чуть ли не подрабатывал в охране олигарха. Хотя прекрасно знает, кто и зачем меня послал...

А мною потом были получены оперативные данные, что весь этот цирк с арестом Березовского был устроен Коржаковым. Время было четко выбрано. В тот день Ельцина увезли на охоту, и Березовскому некуда было обратиться за помощью. Уже и камеру подготовили, куда его должны были посадить. По той же оперативной информации, к Березовскому должны были применить психотропное средство и до понедельника выбить показания о том, что убийство Листьева организовал он. Все это планировалось записать на кассету и показать Ельцину.

— Откуда у тебя такие данные?

— Это из беседы с одним из сотрудников СБП, которые тот "цирк" организовали. Но я не хочу раскрывать источник - он до сих пор работает. За арестом Березовского под камеру НТВ стоял Коржаков. Поэтому он так старается обвинить меня в том, что я "с оружием в руках защищал своего патрона".

— К расследованию убийства Листьева Коржаков имел отношение?

— Самое непосредственное. С Коржаковым я общался сразу после убийства. Один из агентов, который действовал в курганской группировке, вышел на меня и запросил встречи. Агент сказал — есть информация, что Листьева убили курганские, но заказ пришел откуда-то сверху. И поскольку шум поднялся, то курганские хотят этого человека убрать. "И могут это дело, — сказал агент, — поручить мне. А я сдам вам этого человека. Но для того, чтобы добиться большего расположения, мне надо показать свой вес. Ко мне обратились с просьбой посодействовать, чтобы выпустить под подписку одного человека. А потом вы можете его опять арестовать".

В то время заместитель Коржакова Рогозин просил рассказывать ему все, что касалось Листьева. Потом я понял, почему это их интересовало: они сами это дело и организовали. Но, увы, об этом я узнал гораздо позже. А в те дни я лично, да и сам Березовский доверяли Коржакову полностью. В общем, развел меня Коржаков по полной программе.

Когда я доложил о сообщении агента Рогозину, тот ответил: "Иди к Коржакову". Я пришел и все рассказал. Выпустим, предложил, одного под подписку о невыезде, а взамен выйдем на заказчика Листьева. Коржаков говорит: "Что, правда?" Я ответил: "Да. Давайте из вашего кабинета позвоню, послушайте разговор с агентом". Коржаков поставил кассету, говорит: "Давай запишем". Я поговорил, агент все подтвердил. Коржаков просит меня выйти на минуту. Потом позвал, отдал кассету и говорит: "Сейчас придет Ильюшенко, исполняющий обязанности генерального прокурора, ему все расскажи". Я все рассказал Ильюшенко, тот начал канючить, мол, это все бред сумасшедшего, нам этого не надо.

— Генеральный прокурор примчался мгновенно?

— Минут через сорок, как ручной. Конечно же, они с Коржаковым все заранее решили. Это был обыкновенный "развод". Мол, я пообещаю, но ты пойди к тому. А тот твердит — нам это не надо. И все. И курганскую группировку конечно же никто не стал разрабатывать.

Запись разговора с агентом я принес на Лубянку. Распечатку этого разговора даже не включили в материалы по Листьеву. Просто приказали подшить к личному делу агента и забыли. (...)

— Курганская версия имела какое-нибудь подтверждение?

— Разработкой "курганцев" занимался 12-й отдел МУРа. Однажды со мной связался Олег Плохих, который вел это оперативное дело, и сообщил, что задержаны два члена курганской банды и посажены в СИЗО "Матросская тишина". Один из них сказал, что готов расколоться и сообщить подробности многих заказных убийств, включая убийство Листьева. Но он требовал гарантий безопасности. Дело в том, что курганцы ликвидировали несколько воров в законе, за что по правилам российской тюрьмы полагалась смерть.

— Зачем "курганцам" было ликвидировать воров?

— Курганская группа, в которую входил известный киллер Александр Солоник, состояла в основном из бывших сотрудников спецслужб. Как я потом узнал, у нее были хорошие связи со Службой безопасности президента и в ФСБ, и они тесно сотрудничали на взаимовыгодной основе. В 1994 году шла война между курганцами и бауманской группировкой, в которой было много дагестанцев. В ходе этой войны погибло несколько десятков бауманских, в том числе несколько воров.

Так вот, после звонка Олега я начал готовить перевод этих курганцев в Лефортово, но перевод не состоялся. Произошла утечка информации, и оба они были убиты в "Матросской тишине" в одну и ту же ночь, хотя и сидели в разных камерах.

Таким образом, у меня было два независимых указания, что заказ на Листьева выполнили курганцы — от Олега Плохих и от моего собственного агента, но обе линии зависли, потому что кто-то в ВСБ или СБП внимательно все отслеживал и торпедировал разработку. Эх, знал бы я тогда про Коржакова!

— А как продвигалось расследование по Листьеву?

— Да никак. Однажды Березовский спрашивает: "Слушайте, Саша, по Листьеву у вас что-нибудь получается?" - "Борис Абрамович, да уже все заглохло. Никто никого не ищет, одни разговоры, — ответил я. — Чтобы разрабатывать дело дальше, надо обратиться к Барсукову, поговорить с ним".

Березовский встретился с Барсуковым, и тот навесил эту работу на своего заместителя Ковалева.

Ковалев приказал мне пройти по всем подразделениям и посмотреть, что вообще делается по Листьеву. По розыску должны были работать три подразделения: Управление по борьбе с терроризмом, Управление экономической контрразведки — третий отдел Курганова, и отдел защиты стратегических объектов, который обслуживал Останкино. Никто не проводил никаких оперативных мероприятий. Вообще.

Я встретился с Березовским: "Борис Абрамович, никто убийц Листьева не ищет. Если вы хотите их найти, делайте то, что вы делали, когда Листьев был жив. Ведь Листьева убили за что-то, и те, кто убил, на этом не остановятся. Убрали-то его за определенные действия".

— Листьев с Березовским, насколько я помню, перестроили всю схему продажи рекламного времени на ОРТ.

— Да, да. Листьев же хорошо знал телевидение. Если Березовского, который не совсем хорошо в этом разбирался, они могли обмануть, то Листьева — нет. И поэтому Березовскому я сказал: продолжайте делать то, что начал Листьев. И на вас еще раз наедут. Обязательно.

Через месяц-два мы встречаемся, и он говорит: "Саша, наехали!" Спрашиваю: "Кто?" — "Не могу сказать. Но наехали".

Потом я виделся с Бадри Патаркацишвили, партнером Березовского, который занимался ОРТ. Он тоже говорит: "Наехали". Спрашиваю: "Кто?" Бадри: "Я не могу об этом говорить".

В 96-м году я еще раз вернулся к этому вопросу. "Борис Абрамович, все-таки кто же на вас тогда наехал?" Он ответил: "Теперь могу сказать — Коржаков". Это было уже после того, как Коржакова сняли. - "А что же вы раньше не сказали?" — "Ну, ты понимаешь..."

Я понял. Березовский боялся, что его ударят сразу же...

И он рассказал, как все было. "Стрелка" была назначена у Коржакова в кабинете. Участвовали Березовский, Бадри, Коржаков и Шамиль Тарпищев, который привел с собой каких-то бандитов. Прямо в Кремль.

Речь шла об ОРТ. Они в ультимативной форме потребовали от Березовского и Бадри отдать Шамилю весь спортивный блок, чтобы Тарпищев там делал, что хочет. Рекламу ставил, деньги получал Березовский, естественно, понимал, что это будет за телевидение, если все растащить по кускам... Деньги-то он туда вкладывал. А они хотели спортивным блоком пользоваться бесплатно. Вот такой рэкет получается.

Началась разборка, бандиты Тарпищева стали "наезжать по понятиям". Тут Коржаков выгнал из своего кабинета Бадри и заявил Борису: "Чего ты с собой этого грузина приволок? Я только с тобой хочу дело иметь". В общем, Березовский отказался.

С этой встречи, как я понял, началась война между Коржаковым и Березовским. Короче, этот наезд показал, что у коржаковской команды был интерес на ТВ и мотив против Листьева. А в 1998 году я получил прямое подтверждение, что Листьева заказал Коржаков.

— От агента?

— Нет, из беседы с заместителем директора ФСБ Трофимовым. Он мне лично рассказал. И то же самое он рассказал Березовскому.

(...) — Значит, тайны убийства Листьева не существует?

— Да. Об этом я рассказывал в интервью Доренко после пресс-конференции в ноябре 1998 года. Тот показал по телевизору.

— Неужели никто тебя по этому факту не допрашивал?

— За месяц до ареста мне позвонили из Генеральной прокуратуры. Человек представился следователем Ширани Эльсултановым и вызвал меня на допрос в качестве свидетеля по убийству Листьева. Я написал все то, что мне рассказал Трофимов. Ширани спросил: "И вы это подпишите?" Я ответил: "Конечно, подпишу. И прошу поехать со мной, изъять кассету с записью этого разговора".

Он отказался. Я спрашиваю: "Почему вы не хотите взять вещественное доказательство?" Он отвечает, что не может без санкции Катышева. Тогда я предлагаю: "Позвоните Катышеву и поехали". Он заладил: "Нет, я не могу". Говорю: "Хорошо, позвоните Трофимову, давайте очную ставку с Трофимовым". Ширани сказал: "Он от очной ставки отказался". Я просто очумел: "Хорошо, а как мне быть? Давайте, я вам сам эту пленку принесу". — "Не надо, не приносите".

— Боялся?

— Я думаю, что о "треугольнике" Листьев-Коржаков-Дьяченко догадывались многие, но знать не хотел никто. Прокуратура боялась, не дай Бог, узнать что-нибудь по делу Листьева — все боялись. Им нужны были какие-то другие "доказательства", уводящие в сторону, а подлинные не нужны. Вот вам человек, который знает, кто убил Листьева. Разговор записан. А прокуратура не хочет пленку изымать! После моего ареста на обыске были изъяты все аудио— и видеозаписи, даже мультфильмы моего ребенка. Что они искали? Эту кассету. Ее надо было уничтожить, что они и сделали. Иначе почему на обыске они кассеты при понятых не просматривали и не прослушивали? Почему все в кучу свалили и увезли? И протокол обыска не составили.

— Имея такую серьезную улику, ты хранишь ее дома? Для оперативного работника это как-то странно...

— После того допроса я хранил ее дома специально, потому что думал — если ко мне придут с обыском (надеялся, что обыск будет в моем присутствии), я бы ее выдал. И сказал бы: "Граждане понятые, гражданин следователь, прошу эту кассету прослушать и приобщить к материалам уголовного дела". И пояснил бы, как эта запись оказалась у меня. Но они запрятали меня в тюрьму, а обыск провели в мое отсутствие.

— И где эта пленка сейчас?

— Из прокуратуры с другими вещами ее не вернули. Просто украли.

Дело Джабраилова

Перед нами поставили задачу похитить известного бизнесмена Умара Джабраилова, чтобы вызволить из чеченского плена наших офицеров... Вот так, открытым текстом.

— Официально приказали похитить Джабраилова?

— Да, чтобы получить за него деньги и выкупить офицеров. Без денег никто Джабраилова на офицеров не поменяет.

— Кто поставил такую задачу?

— Руководство управления. Генерал Хохольков и его заместитель Макарычев.

— Ты своими ушами слышал?

— Дело было так. Я довольно много занимался розыском заложников. Разработал даже целую систему и в общем считался специалистом. И вот как-то меня Гусак пригласил в кабинет, где шло совещание. ПрисутствовалиБавдей, Гусак, Понькин, Шебалин и Щеглов.

Гусак спросил:

— Саша, как украсть человека, чтобы не нашли?

Я удивился:

— А что, воровать, кого-то собрались?

Вот тогда Гусак рассказал, что ему поставлена задача похитить Джабраилова.

У Джабраилова прослушивали телефон. По нему работало наружное наблюдение. Установили его местонахождение. Этим занимался Понькин. У него была на Джабраилова вся подборка. Он же предложил — лучше похитить не Умара, а его младшего брата Хусейна. По чеченским обычаям, за младшего брата брат всегда заплатит. И похищать проще — самого Джабраилова охраняет нанятая им милиция.

Я объяснил им, как похитить человека, чтобы не поймали. Вспомнил случаи, когда наш розыск заходил в тупик и не дал результата.

Тот, кто выкрадывает человека, не должен знать, где его спрячут. Те, кто охраняет, не должны иметь контакта с тем, кто вымогает деньги. Я знаю, что в этом случае ни милиция, ни мои коллеги никогда не будут задерживать человека, который вымогает деньги, пока не установят точно, где находится заложник. Поэтому сказал, что если заложник будет в одном месте, а тот, кто вымогает деньги, — в другом и никогда не приведет к заложнику (просто не знает, где он), то его никогда и не задержат, иначе заложник будет убит.

— Словом, если заложника берут спецслужбы, то найти его практически невозможно, поскольку они знают все тонкости этого дела? И главное — знают, кто их будет искать.

— Да, конечно, его найти невозможно, даже если задержат того, кто вымогает деньги. Спецслужбы своего вытащат, а заложник погибнет. Кроме того, я порекомендовал Гусаку проводить мероприятие совместно с третьим отделом РУОПа. Потому что освобождением заложников в то время в Москве занималось это подразделение. Они специализировались на заявителях и заложниках. Понятно, что его только этот отдел искать будет. И надо работать совместно: внедрить своего человека туда. У нас будет оперативник, который полностью контролирует ход розыска.

— Выходит, ты практически помогал разрабатывать преступление?

— Да, помогал разрабатывать преступление, о чем сожалею и о чем я позже заявил в прокуратуру. К счастью, оно не состоялось. Я не скрываю: по указанию своего руководства объяснял, как это все провести. Позже я присутствовал еще на одном совещании, когда к нам приехали сотрудники силового отдела — они, собственно, и должны были осуществлять похищение по нашей разработке. Похищение должно было произойти во время концерта Махмуда Эсамбаева, на который пригласили Джабраилова. Это стало известно при прослушивании его телефонных разговоров.

Сотрудники силового отдела спрашивают:

— Его охраняет милиция. Что с ней делать? Они же с автоматами.

Руководство сказало:

— Валить ментов. Нечего было этого чеченца охранять.

— Приказ был устный или письменный?

— Устный, конечно. Кто же такие письменные приказы дает?

— Похищать человека и валить при этом ментов, которые его охраняют?

— Да. Причем в деле похищения Умара была еще одна хитрость. Хохольков сказал, что он сейчас подозревается в убийстве американца Пола Тейтума. А у того есть родственник, который хочет отомстить. Мы Умара украдем, получим деньги. А при розыске основную версию будем отрабатывать — месть американца.

Кстати, как я узнал впоследствии, Пола Тейтума тоже убили спецслужбы — мне Гусак об этом рассказывал по пьянке.

Но силовой отдел отказался похищать Джабраилова. Они потребовали деньги вперед! Объяснили, что один раз уже похитили человека по заказу руководства, привезли к нам в спортзал, и он там три дня сидел, прикованный к батарее наручниками. На операцию эту они выезжали в командировку, и им обещали заплатить. Но "командировочные" никто так и не выписал. Приехал Камышников,* забрал заложника и не заплатил. Поэтому они сказали — сначала деньги. И уехали.

  • Камышников Александр Петрович — зам. начальника УРПО ФСБ РФ, капитан I-го ранга, отдал приказ убить Березовского Б.А.

Концы в воду. Что не сделано для раскрытия убийства Галины Старовойтовой

— У каждой банды есть свой почерк. Одна взрывает, другая стреляет из снайперской винтовки, третья работает топором. Одна банда грабит квартиры, другая банки, третья работает на рынках. Так вот, профессионалы, обученные в спецслужбах, тщательно готовят информационное сопровождение убийства, особенно если оно политическое. Задача — увести следствие и общественное мнение в сторону, создать правдоподобную ложную версию. Таков почерк спецслужб.

Если этот человек бизнесмен — общественное мнение готовится под версию, что он кому-то должен деньги. Если лидер криминальной группировки — вбрасывается информация, что у него разборки в преступном мире. Если политический деятель, то обычно появляются слухи, что он якобы занимался бизнесом либо был коррумпирован. Причем эти статьи размещаются в газетах и, может быть, не в самых популярных. Публикуется малюсенькая заметка, где-нибудь в уголке.

(...) Например, перед тем как убили Галину Старовойтову, появилась статья малоизвестной российской журналистки о том, что когда Ельцин приезжал в Лондон, Старовойтова организовала интервью российского президента газете "Санди Экспресс" за деньги. И были ссылки на источники, которые находятся в Англии.

И смотрите, как сделали: почему из Англии пришла информация? Потому что планировали после ее убийства именно туда увести все следы. Там живут ее первый муж и сын. В газетах даже писали, что они занимаются нефтяным бизнесом в Англии. Обывателю все понятно: "Ах, она нефтяным бизнесом занималась!" Да у нас же всех, кто занимается нефтью, регулярно отстреливают. (...)

— Вернемся к Старовойтовой. Как бы ты раскрывал это преступление?

— Первая ниточка — все, что связано с той статьей и теми, кто ее заказал. Я бы начал с досконального изучения судебного иска Старовойтовой за клевету, который она выиграла.

В ходе судебного заседания так и не был установлен мотив: почему журналистка это написала? Клевета — умышленное преступление, и зачем она это сделала, осталось невыясненным. По чьему заданию журналистка оклеветала Галину Старовойтову? Кто ее, студентку журфака, дважды отправил в Лондон и снабдил адресами и документами, номера которых она приводит в статье? (...)

Через четыре месяца после решения суда (в пользу Старовойтовой. — Ред.) Галина Васильевна была убита. И первая версия, которую начало отрабатывать следствие - "экономический" характер убийства. Версия с нефтью была не основной, а пробной. Потом выдумали другое — якобы ей восемьсот тысяч долларов дали, и она привезла их в Питер для своей партии. То есть просто ограбили ее. В общем, всячески уводили следствие от политической версии.

Мне известно, что ни сын, ни муж Галины Васильевны нефтяным бизнесом не занимаются. Сын, правда, работал в какой-то компании, но оттуда давно уволился. Был мелким клерком, не имеющим отношения к бизнесу. Семья живет достаточно скромно и не имеет никаких прибылей. А ведь кто-то же это все продумывал, кто-то готовил. Ведь кто-то искал и нашел начинающую журналистку, дал ей в руки "материал". Именно английскую версию вытащили за восемь месяцев до убийства, чтобы отвести дело от России.

Если бы не было суда, они бы ее, может, и раньше убили. А теперь очень важный вопрос. Что было бы, если бы Галина Васильевна не подала в суд? Не заметила бы публикации? Тогда версия, связанная с нефтяным бизнесом ее родственников в Англии, стала бы основной. И после ее убийства вытащили бы эту газету и сказали: "А вот видите! Про нее писали! И она не подала в суд. Значит, была согласна".

Я думаю, что Галина Васильевна Старовойтова была убита спецслужбами. Подъезд, кстати, их рабочее место. Логика и стиль события, характер клеветы на нее после убийства подсказывают это. Уголовнику не нужно убивать политического деятеля. Кстати, слово в слово на панихиде это подтвердил Аркадий Мурашов, бывший начальник Московской милиции, ее друг.

Поставьте памятник Цхаю *. О знаменитой опере, банде террористов и банкире Кивилиди

У данной темы есть длинная предыстория, которая для меня началась в 1994 году, перед первой чеченской войной. В это время я сидел в одном кабинете с Женей Макеевым. Он разрабатывал банду Лазовского.

18 ноября 1994 года в Москве на железнодорожном мосту через Яузу произошел взрыв. Бомба, видимо, взорвалась случайно в момент минирования полотна. Был обнаружен труп подрывника — капитана Андрея Щеленкова, сотрудника нефтяной компании "Ланако". Руководителем фирмы был Максим Лазовский. Вскоре после взрыва на мосту произошел взрыв в городском автобусе на ВДНХ — это был первый теракт в Москве. Пострадал шофер. Два года спустя в совершении теракта признался шофер Лазовского, Владимир Акимов.

Кому нужно было минировать железнодорожный мост и взрывать пустой автобус?

— А вспомни. Первая чеченская война началась через пару месяцев. Во взрывах 94-го года сразу обвинили чеченцев, было заявление Сосковца, что готовятся группы террористов для засылки в Москву.

Московский угрозыск совместно с нашим управлением начал разрабатывать Лазовского, и выяснилось, что за ним большое количество преступлений. Его дали в розыск по статье бандитизм. Лазовский был задержан вместе с офицером Московского управления ФСБ майором Алексеем Юмашкиным. Об этом написано в книге "ФСБ взрывает Россию". То есть офицер Управления по незаконным бандформированиям ФСБ ездил с лицом, находившимся в розыске за бандитизм. Естественно, выяснилось, что Лазовский — тоже агент Управления ФСБ по Москве и Московской области. Погибший подрывник также числился в списках агентов ФСБ.

Лазовский и его банда совершили похищение Феликса Львова из VIP-зала аэропорта Шереметьево-1. При этом Львову было предъявлено удостоверение сотрудника ФСБ. Его вывели прямо из таможенной зоны, увезли, а через несколько дней нашли убитым.

Лазовского посадил в тюрьму Владимир Цхай из МУРа, который работал по этому делу вместе с Макеевым. Он сам его арестовывал Цхай — замечательный профессионал, сыщик от Бога. Это был лучший сыщик России, и он ничего не боялся.

Просидел Лазовский недолго, года три...

Кроме того, был осужден за теракты один из сотрудников фирмы "Ланако", подполковник Воробьев, который был агентом спецслужб (в его уголовное дело из ФСБ пришла положительная характеристика). Воровьев был осужден за взрыв автобуса, получил три года за терроризм, а того, кто с ним минировал автобус, Акимова, вообще отпустили из зала суда.

Что интересно: Лазовского и Воробьева осудили за взрывы 94-го года, вроде бы их вина доказана, но никто даже не поинтересовался, кто же у них заказчик? Не сами же они решили мост да автобус взрывать ни с того ни с сего?

А ведь Воробьев в последнем слове назвал приговор "издевательством над спецслужбами". Еще бы - за выполнение боевого задания дали срок.

Вторая серия взрывов произошла летом 96-го года. Сначала в метро "Тульская" — четверо убитых, 12 раненых; 11 июля в троллейбусе на Пушкинской — шестеро раненых, 12 июля в троллейбусе на проспекте Мира — 28 раненых. И опять заговорили о чеченцах — Лужков пообещал выселить их из Москвы.

— А в это время в Чечне...

— А в это время в Чечне мы проигрывали и начались мирные переговоры, так что непонятно, зачем чеченцам были нужны эти взрывы. Правда, сорвать переговоры не удалось — в конце августа Лебедь подписал с Масхадовым Хасавьюртское соглашение.

Цхай был уверен, что вторая серия взрывов тоже дело рук банды Лазовского вкупе с ФСБ.

— На Лубянке хотя бы между собой об этом говорили?

— Конечно. Макеев это знал. Его это просто из себя выводило. Он порядочный, честный парень, десантник бывший. Читает публикации, где написано, что чеченцы, чеченцы... Один раз сказал: "Какие чеченцы?!" Тогда Макеева уволили. Всех повыгоняли. Отдел разогнали.

— А Цхай?

— Цхай скоропостижно скончался при странных обстоятельствах 12 апреля 1997 года в возрасте 39 лет. Диагноз: цирроз печени, хотя он не пил и не курил.

Незадолго до его смерти я завербовал одного из людей Лазовского, Сергея Погосова (оперативный псевдоним Григорий), и тот рассказал мне все, что знал о банде и о ее связях с ФСБ. От Погосова я узнал, что эта бригада не бандиты, а скорее секретное подразделение, которое решает государственные задачи, устраняет людей, организует теракты. Лазовский был всего лишь исполнитель. Приказы исходили от кого-то из нашего руководства.

Погосов прямо сказал мне, что Цхаю конец, что ФСБ ему не простит разгром команды Лазовского. Я передал это Цхаю лично. А мне Погосов искренне советовал держаться подальше от этого дела.

Как только я начал работать с Погосовым, мне стали звонить из Московского управления, сначала с просьбами, а потом и требованиями отказаться от услуг моего нового агента. Я не реагировал. В конце концов мое начальство распорядилось прекратить все контакты с Погосовым.

— Что ты думаешь о смерти Цхая?

— Думаю, его отравили. Он сгорел у всех на глазах. За два месяца. Наблюдать это было страшно. Его смотрели лучшие доктора, но помочь уже не мог никто. Смерть Владимира была как показательная казнь для всех оперов. Так будет с каждым. Они ведь убивали лучших из нас.

Да и первый случай. Помнишь банкира Кивилиди? Того отравили ядом, заложенным в телефонную трубку. И Цхаю, наверное, что-нибудь подсыпали. У ФСБ есть спецлаборатория для этих целей на Краснобогатырской улице. **

Перед смертью на Цхая давили. Из Московского УФСБ несколько раз звонили в МУР, требовали прекратить дело банды Лазовского. Со смертью Цхая оно и прекратилось.

— Странная смерть Лазовского тоже подтверждает версию о его участии в терактах в Москве?

— Да, Лазовского убили в 2000 году, уже после взрывов, и в тот день, когда должны были арестовать второй раз. Красивое совпадение.

— Правда, что на похоронах Цхая из ФСБ был ты один?

— Как мне сказал начальник МУРа Голованов: "Ты единственный, кто из ФСБ пришел с ним проститься". Может, позже еще кто-то пришел. Я никого не видел. Со слов Голованова — больше никто так и не пришел.

— У меня сложилось впечатление, что успехи Цхая в поисках террористов и бандитов во многом были возможны только потому, что он исходил в своей работе из того, что против него действует ФСБ.

— Не думаю. Цхай был просто сыщик, который собирал доказательства. Причем талантливо это делал. Цепочка следов привела его... в ФСБ. Он не предполагал, а просто на нее вышел. Ему было без разницы — ФСБ, ЦРУ, ФБР. Для Цхая существовало преступление и лицо, его совершившее. Нарушил закон, неси ответственность. Я уверен на сто процентов, что если бы Цхай вышел по следам на начальника МУРа, он бы ему в кабинете наручники надел. Такой был человек, и за это его уважали. Когда мы стояли на похоронах, Голованов плакал и говорил: "Я был за ним как за каменной стеной. Я ему доверял. Ему можно было доверить все".

Будь моя воля, я на Лубянке вместо Феликса поставил бы памятник Цхаю. Он это заслужил.

* Цхай Владимир Ильич — зам. начальника УУР ГУВД [[:Категория:Москва|Москвы]], полковник милиции, умер в 1999 г.

    • На с. 134 той же книги Литвиненко прочно указывает, что "всем было уже известно, каким ядом отравлен Кивилиди", намекая на лабораторию ФСБ.