"Вы учились на ракетчика, а я на контрразведчика". Кучма, Лазаренко

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Путевка домой за 65 миллионов

Американское правосудие оказалось милым и продажным. 14 июня 2003 года Павел Лазаренко, бывший премьер-министр Украины, проведя под стражей 4 года и 4 месяца, был выпущен на свободу под залог в 65 миллионов долларов судьей Северного округа штата Калифорния Мартином Дженкинсом.

Григорий Омельченко

Из тюрьмы Павел Лазаренко поехал прямо в свою усадьбу в пригороде Сан-Франциско. Судья ограничил право Лазаренко на перемещение (он не может покинуть границ виллы) и круг его общения (только пятеро близких людей). Лазаренко охраняют сотрудники частного детективного агентства, название которого не разглашается. Охрану и аренду усадьбы он оплачивает сам. В помещении, где находится экс-премьер, установлены видеокамеры, и за ним наблюдают сразу четыре смены операторов, контролирующих его поведение даже в туалете и душе. Суд над Павлом Лазаренко перенесен с августа на октябрь. На Украине с 19 мая работает следственная группа из США во главе с прокурором Мартой Борщ, американкой украинского происхождения. Американские юристы начали допрашивать высших должностных лиц Украины, имеющих отношение к судебному делу "Соединенные Штаты Америки против Павла Лазаренко". Допросы проходят с участием Лазаренко в режиме телеконференций. Один из главных свидетелей по этому делу - президент Украины Леонид Кучма. У действующего президента Украины есть большие шансы в недалеком будущем поменять статус свидетеля на обвиняемого. И обвиняемого не украинским правосудием, а американским. Есть информация, что весной этого года Большое жюри в Сан-Франциско возбудило уголовное дело против Леонида Кучмы по обвинению в соучастии в отмывании миллионных сумм вместе с Павлом Лазаренко. О причастности Леонида Кучмы к уголовному делу, связанному с Лазаренко, говорили давно, и скоро, возможно, эта информация приобретет юридическое подтверждение.

Почему президенты покрывают воров? "В 1994 году я работал в парламентской следственной комиссии по делу "Бласко" и занимался поиском валютных счетов и денежных средств, отмытых должностными лицами ЧМП "Бласко" и бывшего президента Украины Леонида Макаровича Кравчука. В ходе работы следственной комиссии я получил документальные подтверждение - это копии банковских документов из швейцарских банков, о том, что Павел Лазаренко (на то время народный депутат Украины, глава Днепропетровского областного совета депутатов) в Швейцарии отмывает валютные средства, полученные незаконным путем, а также имеет на подставное лицо коммерческую структуру.

27 декабря 1994 года я лично пришел на прием к президенту Украины Кучме с депутатским обращением, написанным собственноручно, в котором расписал эти эпизоды отмывания Лазаренко денег в Швейцарии. Указал номера счетов, банки, приложил копии платежек, а также информацию о том, какие фирмы из Украины переводили на личные счета Лазаренко миллионные суммы, и приложил копии учредительных документов фирмы "LIP", зарегистрированной в Швейцарии, которая принадлежала Лазаренко. Более того, имелась копия банковского документа, в котором был указан номер и серия зарубежного паспорта Павла Ивановича Лазаренко, выданного еще во времена СССР, и сумма уставного капитала, которую он внес в швейцарских франках.

Из материалов депутатского обращения: "П. Лазаренко зарегистрировал в апреле 1993 года в Швейцарии (г. Цюрих) акционерное товарищество "LIP HANDEL AG" ("ЛИП ГАНДЕЛЬ АГ") на подставное лицо - гражданина Швейцарии Вернера Метца, а также открыл с помощью Вернера Метца в швейцарском банке "UBS" контролированные П. Лазаренко несколько валютных счетов. На один из этих счетов (№ 502.607.03 L) П. Лазаренко внес наличными как акционерный взнос фирмы "LIP" 105 тыс. швейцарских франков. 9 августа 1993 года директор совхоза "Научный" (Днепропетровская область) Н. Агафонов перечислил на счет (№ 502.607.60 L) (согласно банковскому платежу) 1 млн. 205 тыс. дол. США. В августе 1993 года в одном из банков г. Лееуварден (Нидерланды) Н. Агафонов открыл валютный счет, на который перевел валютные средства, полученные совхозом "Научный" в результате финансово-коммерческой деятельности". Весной 1995 года я работал в США. Был в служебной командировке по делу "Бласко". Из США я привез новые документы, которые свидетельствовали о том, что Павел Лазаренко имеет личные счета в США, где отмываются уже десятки миллионов долларов, что идут денежные потоки с банковских счетов Лазаренко из США в швейцарские банки, банки Польши и других стран мира. В то время Лазаренко не занимал больших должностей, он был всего лишь народным депутатом Украины, он не имел никаких управленческих полномочий.

Я просил президента Кучму на основании этой предварительной информации дать поручение СБУ провести проверку изложенных фактов. Просил, чтобы СБУ обеспечила конфиденциальность проверки и личную безопасность лиц, которые будут проводить эту проверку. Идя к президенту, я рассчитывал на то, что президент Кучма, победивший в 1994 году на выборах под лозунгами борьбы с мафией и коррупцией, будет с ней бороться. Прошло всего-навсего менее полугода, как он стал президентом Украины, и я как полковник Службы безопасности Украины, верил президенту, у меня не было оснований ему не доверять. Хотя как бывший контрразведчик я допустил ошибку. У бывших контрразведчиков под подозрением должен быть и президент. 7 апреля 1995 года вместе с народным депутатом Украины Анатолием Ермаком я пришел на личный прием к президенту и вручил ему второе депутатское обращение. Я расписал ему схемы отмывания Павлом Лазаренко финансовых средств, приложил к нему копии банковских документов, чем вызвал большое удивление у Кучмы: "Откуда у вас эти банковские документы, они должны же за семью печатями храниться?" Я улыбнулся и сказал: "Леонид Данилович, кто на что учился, вы на ракетчика, а я на контрразведчика".

Я указал на то, что предоставляемая мною информация настолько серьезна, что проверку по ней президент должен взять под свой личный контроль. В том моем депутатском обращении было легонькое напоминание, что я еще не получил официального ответа на свое декабрьское обращение, и просил Леонида Даниловича дать мне ответ, каковы результаты проверки первого обращения. Леонид Кучма в присутствии Анатолия Ермака заверил меня, что им будет дана команда, что все будет расследовано, и что если эта информация отвечает действительности, то Лазаренко и других лиц привлекут к уголовной ответственности. Я второй раз поверил президенту Украины, что он сдержит свое слово, тем более на этот раз разговор происходил в присутствии Анатолия Ермака, а также были серьезные документальные материалы, которые подтверждали преступную деятельность Лазаренко.

Из депутатского обращения: "П. Лазаренко и П. Кириченко (житель г. Днепропетровска, основатель коммерческих структур "Агропостачзбут", "Baifild Compani ltd." и др.) имеют валютные счета и в банках США (в частности, называется банк "ABS Traiding Bank of America in San Francisco", из которого П. Кириченко в июле и декабре 1994 года перечислил, соответственно более 1,5 млн. и около 2 млн. дол. США на один из кодовых счетов П. Лазаренко в швейцарском "Banque SCS Alliance in Geneva"). На счет П. Лазаренко (№ 502.607.60 L) в швейцарском банке "UBS" 5 ноября и 1 декабря 1993 года по доверенности жителя г. Днепропетровска Алексея Дитятковского (основателя коммерческих предприятий "Днепронафта", "Энергия" и др.) было перечислено (согласно банковских платежек) с австрийского "Bank fuer Arbeit und Wirtschft AG" (Вена), соответственно, 800 тыс. и 300 тыс. дол. США. Кроме этого, в январе 1993 года П. Лазаренко открыл в Варшаве (Польша) на свое имя валютный счет в "American Bank in Poland". В заявлении на открытие счета П. Лазаренко указал, что он работает руководителем "Агропрома" Днепропетровска. Также по полученной информации М. Агафонов в январе 1995 года зарегистрировал в г. Лееуварден (Нидерланды) две коммерческие структуры, одна из них - "AGAFONOV HOLDING B.V.", и открыл в банке "АВМ-АМКО" (г. Лееуварден) валютные счета. В январе и марте 1994 года М. Агафонов перевел с валютных счетов этих фирм почти 7 млн. долл. США на один из кодовых счетов в швейцарском банке "Credit lyonnais (Suisse) S.A." (г. Цюрих), который, по полученной информации, принадлежал П. Лазаренко". Летом 1995 года в отпуск я не пошел, мотался по загранкомандировкам как член следственной комиссии. Помню, в июле 1995 года я прилетел из-за границы и вечером слушал новости по украинскому телевидению, и мой слух резануло сообщение, что президент Леонид Данилович Кучма своим указом назначил Лазаренко главой днепропетровской областной государственной администрации. Когда я это услышал, я подумал, что я что-то не так понял, через час я переключил на другой канал, там были новости, и действительно - Кучма подписал указ о назначении Лазаренко.

На следующий день я с Анатолием Ермаком пришел к президенту на разговор. Возможно, с моей стороны это не совсем было корректно так разговаривать с президентом Украины, но разговор был настолько мужской, что когда официантка внесла в кабинет президента на подносе чай, то она его чуть не уронила, когда услышала, как я разговаривал с президентом. Кучма нам сказал (цитирую дословно - профессиональная память): "Ваша служба (СБУ), ничего не смогла подтвердить из того, что вы мне предоставили". Я в ответ говорю: "Леонид Данилович, я не имею письменного ответа ни от СБУ, ни от президента Украины, я же обращался лично к вам. Как так информация не подтвердилась? Ведь есть же документальные доказательства, есть же основания для возбуждения уголовного дела. Возбудите уголовное дело, а на основании возбужденного уголовного дела сделайте запросы в иностранные правоохранительные органы, в порядке оказания правовой помощи. Почему это не делается?" И он тогда сказал: "Хорошо, разберемся".

Выйдя от президента, мы с Ермаком переглянулись и поняли - Леонид Данилович в чем-то здесь заинтересован, он сам из Днепропетровска, оттуда же и Лазаренко. Началась эпопея, как при Брежневе: назначение на высшие государственные должности выходцев из Днепропетровска.

Я думал, что президент из этого разговора что-то поймет. В следующем месяце, на годовщину дня независимости Украины, было торжественное заседание во дворце "Украина", я был приглашен на это заседание, был там и президент Украины. Закончилась официальная часть, мы поднялись на 4 этаж, на фуршет. А я уже получил на тот момент неофициальную информацию о том, что Кучма решил вопрос о назначении Лазаренко первым вице-премьером Украины.

Было много очевидцев, как с бокалом шампанского я подошел к Кучме и говорю: "Леонид Данилович, давайте отойдем в сторону, я хочу вернуться к Павлу Ивановичу Лазаренко, вернуться к нашим днепропетровским баранам. Говорю, - Леонид Данилович, как президент и Верховный главнокомандующий, скажите полковнику СБУ Григорию Омельченко: это правда, что вы назначаете Лазаренко на должность первого вице-премьера?" Этим вопросом я испортил праздничное настроение Кучме, он попытался перевести это в шутку и сказал: "Григорий, ну от тебя ничего невозможно утаить". Говорю: "Вы покрываете преступную деятельность человека, который похитил миллионы долларов, отмыл их за границей и, возможно, использует их в решении своих вопросов на Украине, как можно назначать такого человека на государственную должность?" Леонид Кучма ответил: "Хорошо, я разберусь". Настроение у него было испорчено. Прошел август. Указа о назначении Павла Лазаренко не было. В начале сентября 1995 года, выдержав две недели, Кучма назначил Лазаренко первым вице-премьер министром. Этим назначением Кучма, побыв президентом чуть более года, во мне, офицере СБУ, окончательно убил доверие к себе.

28 декабря 1995 года президент Украины Л. Кучма наградил первого вице-премьера министра П. Лазаренко орденом князя Ярослава Мудрого V степени "За выдающиеся заслуги перед Украинским государством в области государственного строительства, значительный личный вклад в социально-экономическое и культурное развитие Днепропетровского региона".

В мае 1996 года президент Кучма снимает с должности премьер-министра Марчука с формулировкой "за формирование своего политического имиджа" и на должность премьер-министра назначает Павла Лазаренко.

Президент направляет ходатайство в Верховный Совет о даче парламентом согласия. Заседание Комитета Верховного Совета по борьбе с коррупцией, который я возглавлял, принимает решение: отклонить кандидатуру Павла Лазаренко на должность премьер-министра в связи с наличием материалов, которые свидетельствуют о причастности Лазаренко к совершению преступлений. С этим решением я пришел к Кучме, у него в кабинете присутствовал председатель СБУ Владимир Иванович Радченко. Я проинформировал о решении Комитета, вручил выписку с заседания и сказал, что комитет категорически выступает против назначения Лазаренко премьер-министром. И задал Леониду Даниловичу очень интересный вопрос: "Как вы считаете, если бы президент США имел бы подобные материалы на кандидата на высокую должность в госдепартаменте, рискнул бы он его назначить?" Что же отвечает Леонид Данилович: "Павло научился набивать собственные карманы, теперь будет наполнять государственный бюджет". Я когда это услышал, то стою и думаю: "Господи, это сон, или у меня крыша поехала, или у него?" Потом в конце говорю: "Леонид Данилович, я надеюсь, что получу официальные ответы от официальных органов и от вас на мои депутатские обращения". Это уже был сухой разговор, мы попрощались, и я ушел.

Начало июля 1996 года. До сих пор вспоминаю выступления Лазаренко на сессии Верховного Совета в качестве кандидата на должность премьер-министра. Он заканчивает свое выступление словами: "Я буду первым премьер-министром, который отчитается о выполнении программы правительства". Согласно действующему регламенту необходимо было задать вопросы и обсудить кандидатуру. И вот здесь случилось то, чего я не мог предположить, или я еще был молодым политиком, в парламенте я был только первый созыв. Я должен был выступить от комитета с докладом, уже собрался идти к трибуне, как вдруг, после выступления Лазаренко, председатель Верховного Совета Украины Александр Мороз ставит вопрос на голосование. Я вскакиваю, кричу: "Дайте же мне слово, я должен выступить, наш комитет принял решение - против!" Поздно, пикает, отсчитывая секунды, система голосования. На табло высвечивается результат: 344 голоса - "за". Кучма лично поздравляет Лазаренко. Я все равно продолжал заниматься сбором документов по деятельности Лазаренко. Найдя новые материалы в этом деле, я пересилил себя... И снова пришел в приемную президента. 3 января 1997 года в 12 часов 10 минут я вручил Кучме дополнительные документы объемом свыше 60 листов. До этого, в конце декабря 1996 года, я и Анатолий Ермак пришли к Генеральному прокурору Украины Ворсинову и принесли собранные нами за все время материалы, требуя возбуждения уголовного дела.

(Ворсинов до назначения на должность Генпрокурора возглавлял прокуратуру Днепропетровской области. Должность Генпрокурора была получена им по протекции Лазаренко. Днепропетровский период работы Ворсинова в его биографии омрачен наличием уголовного дела за злоупотребление служебным положением и получением взяток. Дело было закрыто. Группа следователей, расследовавших дело Ворсинова, позже была уволена из органов прокуратуры.)

Ворсинов, просматривая наши материалы, увидел банковские документы и, не удержавшись, воскликнул: "Я же говорил Лазаренко, не связывайся ты с этим Дитятковским, Кириченко, они же тебя доведут до тюрьмы!" Я ему говорю: "Распишитесь на копии, что вы от меня получили документы".
- Э, не... хлопцы, я эти материалы не возьму.
- Григорий Трофимович! Это официально вам, Генеральному прокурору, я как представитель парламентского комитета вручаю материалы для возбуждения уголовного дела. Вы можете не возбуждать уголовное дело, а вынести постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, но вы обязаны принять их у меня, это требование ст. 97 УПК, прокурор обязан принять заявление о совершенном преступлении.
- Нет, разве что через мой труп.
- Да сдался мне ваш труп. Григорий Трофимович! Возьмите документы!
- Я не возьму.
- Я их сдам в канцелярию.
- Даже если их сдадите в канцелярию, они не будут зарегистрированы и не будут рассматриваться. Вы посмотрите, о ком идет речь, - о премьер-министре - о чем вы говорите!!!

Я остолбенел, а Ворсинов спросил: "А пару документов можно
взять?"

Павел Лазаренко

В это же время мы с Анатолием Ермаком нашли в Бельгии валютные счета помощника президента Украины, нынешнего народного депутата Александра Волкова. И когда я эти материалы вручил президенту Кучме, он понял, что дальше уже, наверно, надо что-то делать. Эти материалы были направлены в СБУ и Генпрокуратуру.

В этот же день, 3 января 1997 года, копии всех материалов попали к Лазаренко. Мне позже позвонили из приемной Лазаренко и сообщили, что он хочет встретиться с нами и поговорить на нейтральной территории. Я сказал - встречи на природе, на шашлыках не будет. Пусть приходит ко мне в кабинет - и будем говорить.

Еще в сентябре 1996 года Лазаренко отдыхал на Золотых песках в Болгарии, и от него к нам приезжал посланец. Пришел в кабинет и говорит: "Я от Лазаренко, он хочет, чтоб вы на пару дней приехали отдохнуть к нему и утрясти все проблемы, которые возникли вокруг него с вашими депутатскими расследованиями". Хочу подчеркнуть, что два действующих офицера СБУ, Анатолий Ермак и я, находились в кабинете, где не каждый рискнул бы говорить такие слова, ведь все это можно технически зафиксировать. Чтобы не было никаких провокаций в отношении нас, мы с Ермаком сидели только вдвоем, и попасть в наш кабинет мог не каждый.

Этот посланец говорит: "Павел Иванович вам предлагает 10 лимонов для закрытия всех вопросов. Наличными, - значит наличными. Скажите, что надо в какой-то фонд, - так в фонд. В какую-то организацию, - нет вопросов. Пару дней, и все будет решено. Вот два билета на самолет. Павел Иванович вас ждет". Я еще тогда улыбнулся: "10 лимонов чего?" - "Ну конечно долларов".

"Павлу Ивановичу передай, что если мы с Ермаком приедем туда, где он отдыхает, то оттуда вернется из нас кто-то один". Вот так встреча и завершилась.

В октябре 1996 года мы проинформировали президента и СБУ о том, что Лазаренко имеет панамский паспорт. Каково же было мое удивление, когда Кучма посмотрел удивленными глазами и спросил: "А на х.. я ему нужен какой-то панамский паспорт?" В конце января 1997 года Генеральный прокурор Ворсинов, несмотря на наличие материалов, которые указывали, что в действиях Лазаренко есть признаки преступления, возбуждает уголовное дело по факту хищения государственных средств в особо крупных размерах. Не против Лазаренко, а по факту. Я в это время мотаюсь с Ермаком за границей, ищу доказательства о валютных счетах Волкова, помощника президента. И уже нахожу документы о том, что президент Украины Леонид Данилович Кучма еще весной 1993 года, будучи премьер-министром, вместе с министром кабинета министров Анатолием Лобовым и народным депутатом Украины, председателем Донецкого горисполкома Юхимом Звягильским, похитили из государственного валютного фонда 12 млн. немецких марок. Перевели эти деньги в апреле 1993 года немецкой фирме "Varex", оттуда эти деньги были переведены на их личные счета. На документах были резолюции бывшего премьер-министра Украины Леонида Кучмы. В середине апреля 1997 года я собираюсь в очередную командировку в ФРГ, вместе с представителем федеральной криминальной полиции. Вдруг звонок из Генеральной прокуратуры, звонит следователь, расследующий уголовное дело возбужденное "по факту", - по моим материалам, и говорит: "Григорий Емельянович, мне нужно вас допросить в качестве свидетеля. Нужно, чтобы вы пришли в Генеральную прокуратуру, дали показания". - "Нет вопросов, но я улетаю в командировку, и если потерпит, то я вернусь через две недели, и вы меня допросите". Проходит час, он опять звонит - можно я к вам приеду и вас допрошу? Приезжает. Я говорю: "Вы меня будете допрашивать в присутствии Анатолия Ермака, под диктофон, и копия записи будет у меня. Чтоб потом не было никаких разговоров". "Хорошо, допрашиваю вас в присутствии Анатолия Ермака. Основной вопрос - откуда вы получили копии банковских документов о валютных счетах Лазаренко?" Он меня спрашивает: "Григорий Емельянович, когда вы улетаете в командировку?" - "В субботу, 19 апреля" (но только Ермак знал, что вылетаю в четверг).

В субботу 19 апреля 1997 года Генеральный прокурор Ворсинов возбуждает против меня уголовное дело по 7 статьям уголовного кодекса. Фальсификация банковских платежек, злоупотребление служебным положением, клевета на президента, премьер-министра и т.д. В день возбуждения уголовного дела, рано утром, Генеральный прокурор звонит председателю СБУ Владимиру Радченко и спрашивает, где я нахожусь. Радченко ему отвечает:
"Григорий Омельченко мне неподконтролен и мне не подчинен, хоть он и офицер СБУ, - он на постоянной основе работает в парламенте. Наоборот, его комитету подконтрольна Служба безопасности". Тогда Ворсинов говорит Радченко: "Я против Омельченко возбудил уголовное дело. Мне нужно Омельченко каким-то образом задержать, мне известно, что он сегодня вылетает в командировку". На что Радченко ответил: "Как возбудил, так задерживай и расследуй, ты почему ко мне с этим обращаешься? Он народный депутат Украины". Ворсинов звонит в пограничный и таможенный комитет, узнать, когда я улетаю за границу. Ему докладывают - он вылетел в четверг, на руках у него шенгенская виза. Вылетел в Германию, а куда дальше - неизвестно.

Генеральный прокурор спешкой с возбуждением уголовного дела хотел мне помешать вылететь за границу. В понедельник 21 апреля 1997 года он вносит в парламент представление о даче согласия парламента на привлечении меня к уголовной ответственности. Расчет был на то, что парламент по этому абсурдному обвинению не даст согласия на привлечение меня к уголовной ответственности, дело закроют, а я все равно останусь под подозрением и под обвинением в фальсификациях и клевете на президента. Я взял и выступил в Верховном Совете и передал письменное заявление Ворсинову, что я даю добровольное согласие на привлечение меня к уголовной ответственности и направление дела в суд. Вручил это заявление Генеральному прокурору. Конечно, это для них был шок. Но потом, в июле, Ворсинов ушел в отставку.

2 июля 1997 согласно поданному заявлению ушел в отставку премьер-министр Украины Лазаренко. В сентябре 1997 года президент Кучма в одном из интервью заявил, что он сожалеет о том, что освободил Лазаренко от должности согласно его заявлению, а не за злоупотребление служебным положением. Несмотря на все это, расследование уголовного дела дальше не двигалось, его никто и не собирался объективно расследовать, потому что все в Генеральной прокуратуре прекрасно понимали - Павел Лазаренко и Кучма тесно связаны, Лазаренко мог делать эти преступления только при содействии и соучастии Кучмы.

Осенью 1997 года новое руководство Генеральной прокуратуры закрыло возбужденное против меня уголовное дело за отсутствием события и состава преступления. Я продолжал самостоятельно проводить депутатское расследование. И нашел материалы о том, что Павел Иванович Лазаренко создал просто международную финансовую империю. Он зарегистрировал коммерческие структуры в почти 40 странах мира и имел валютные счета в 80 банках мира. Многие материалы моего депутатского расследования впоследствии были подтверждены записями майора Мельниченко, которые дополняли освещение этой ситуации. И когда я пришел к окончательному выводу, что украинское правосудие и Генеральная прокуратура беспомощны в объективном расследовании всех этих материалов, я эти материалы официально, не скрывая этого, два года назад направил в департамент юстиции США.

Справка:
Григорием Омельченко установлено, что П. Лазаренко перечислил 3 790 815 долл. США фирме, которая является соучредителем ЗАО "КиївСтар ДЖ.ЕС.ЕМ." (ее руководители дочка президента Украины Елена и брат жены президента Ю. Туманов). Уголовное дело относительно П.Лазаренко в Украине было возбуждено только через три с половиной года (14 сентября 1998 года) после вручения президенту Л.Кучме депутатских обращений и материалов о преступной деятельности П.Лазаренко и более чем через год после снятия его с должности премьер-министра. (От «УК»: В действительности схему финансирования опальным уже Лазаренко компании «Киевстар», в которой делают деньги родственники Кучмы, раскрыл журналист Олег Ельцов, о чем он написал в статье «Мобильная связь между Кучмой и Лазаренко», опубликованной в газете «Грани». Омельченко лишь оформил эту информацию в форму депутатского запроса).Лазаренко обвиняется в разворовывании государственного имущества в особо крупных размерах - 2 млн. 378 тыс. 302 долл. США, 4 млн. 419 тыс. 194 швейцарских франков, незаконном открытии, использовании за границей валютных счетов и утаивании валютной выручки, злоупотреблении властью и должностным положением. За это время, как утверждает Генеральная прокуратура Украины, П.Лазаренко организовал убийства В.Гетмана и Е.Щербаня.

Швейцарские следственные органы установили, что П.Лазаренко за период с 1993 по 1997 год похитил из Украины и отмыл через иностранные банки 880 млн. долл. США. В июне 2000 г. Женевский суд Швейцарии признал П. Лазаренко виновным в отмывании денег, коррупции и разворовывании общественного имущества и осудил его к 18 месяцам лишения свободы (условно) с конфискацией остатков валюты, которая была арестована в швейцарских банках, и штрафу в размере 6,5 млн долл. США.
По оценкам министерства юстиции США, суд над Лазаренко продлится от трех до восьми месяцев. Федеральное большое жюри предъявило экс-премьеру Украины обвинение по трем статьям; в общей сложности он обвиняется в 53 случаях совершения преступных деяний: отмывание денег (восемь случаев, по 20 лет тюрьмы за каждый); мошенничество (23 раза по 10 лет); незаконные перечисления в США государственных денежных средств Украины (22 эпизода, каждый оценивается в пять лет за решеткой).

Суммарно Павлу Лазаренко грозит 500 лет заключения плюс денежные штрафы и конфискация имущества в США.
"