"В Генпрокуратору и Ростехнадзор

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Стрингер", origindate::30.04.2008

В Генпрокуратору и Ростехнадзор

Челом бьет Симон Певзнер, полугражданин России, постоянно проживающий в Австрии, г. Вена.

Грешен, каюсь и за себя, и за подельника моего, председателя Совета директоров ОАО «Воскресенские минеральные удобрения» Сергея Мельникова. Ввела в соблазн нас нечистая сила. В 2005 году зашли мы на химкомбинат в Воскресенске, наобещали сверх меры всего разного и бывшим хозяевам, и трудовому коллективу. Да ничего за 2,5 года так и не сделали.

Обещали перевести химкомбинат на местное сырье, чтоб фосфогипс в отвал не сыпать, да пока все только планируем производственные испытания.

Обещали новый полигон для отвала фосфогипса ввести в строй, да денег не нашлось на обустройство уже выделенной территории.

Обещали отремонтировать все ветхое оборудование, которое по акту Ростехнадзора от 2007 года должно быть выведено из эксплуатации, да так ничего и не отремонтировали, продолжаем добивать-эксплуатировать. Нет мочи удержаться от соблазна, уж больно хорошо мировые цены на нашу продукцию подскочили.

Обещали хороший капремонт на аммиачном производстве затеять, на Совете Директоров бумажек наутверждали, даже денег на программу наскребли, включили нужные статьи во Внутрипостроечный титульный список (ВПТС), да вот незадача. Уж больно хорошие апартаменты в Бургасе (Болгария), прям на берегу моря, и вид из окошек, и недорого, по 1,5 тыс. евро за метр, и с оптовой скидкой. Ну и пришлось деньги с ВПТСа снять да за апартаменты заплатить. Ведь так хочется самим с семьями летом на солнышке отдохнуть. Понимаем, что за эти деньги можно было все аммиачные колонны отремонтировать, но сманил лукавый, простите нас, грешных. Да, и без того капвложений нет, даже на баланс поставить нечего. Весь заводишко по балансовому отчету до 2 млрд. рублей в цене упал. И эти несчастные миллионы с ВПТСа списанные завод не спасли бы, а в Бургосе опять же море.

Обещали старому акционеру опцион на 22% акций, да уж так цены на удобрения прут вверх, так удобно через мой австрийский оффшор товар гнать, что, грешен, позарился. Сначала пакет, который мог отойти прежним владельцам мы подразмыли с 22 до 14%, а потом и совсем жадность заела, решили мы прежних хозяев кинуть и акций совсем не отдавать. Каемся, челом бьем, но с собой спорить трудно. Сами же признаем честно, что списали мы эти акции с депозитарного счета, чтобы прежние до них не добрались. А как же иначе, чужое добро карман не тянет. Так что искать эти акции теперь бестолку, их теперь сам черт не найдет.

Сами не понимаем как эту бумажонку на 22 % мы подписали. Туман в голове был, руки так сами и тянулись что-нибудь подписать. Вот и подписали.

Понимаем мы с подельником моим, Сергеем Мельниковым, что на химкомбинате в любой момент может грохнуть очень серьезно, что-нибудь протечет, что-нибудь взорвется, ведь спецы из Ростехнадзора грамотные, все видят и понимают, не даром бумажки нам пишут. Да пока Бог миловал, 2,5 года как-то проносило, может и дальше все сложится. А что делать-то прикажете, ведь если деньги начать вкладывать, то тут прорва такая, что не то, что на апартаменты на берегу моря, на маленький венский офшорчик ничего не останется. Сердце кровью обливается, когда ходишь по кислотным лужам или к аммиаку принюхиваешься, он, аммиачек-то, хорошо мозги прочищает. Все понимаем, а делать-то что? Не по миру же с сумой идти!

Понимаем мы, что грехов на нас много (но, говоря по чести, думаю я, гражданин прокурор, что на подельнике моем Сергее Мельникове, все же больше). А если случится авария или еще что, то предлагаем это на прежних хозяев списать. Мы уже пробовали, удобно получается, не хлопотно.

Понимаем мы, что есть суд Божий, и суд людской, Арбитражный. И очень надеемся на снисхождение в судах этих. Ибо честно признаемся во всем содеянном, честно каемся, что грешны, что не о людях думали, которым в Воскресенске жить и работать, а о виллах и офшорах.

Простите нас грешных, ведь не согрешишь – и не покаешься. А если прощаете, не дайте прежним нас под присмотр взять. Ведь ни копейки не оставят, все в дело пустят. Вон какие заводищи в Череповце да в Балаково понагрохали.

А согрешим снова, так мы же смирные, снова каяться придем, снова челом бить.

Спасите – помогите, люди добрые.

Просим считать письмецо сие явкой с повинной и нижайшим обращением к Обер-прокурур и в Приказ горных и мануфактурных дел.