"В Моем Деле Без Пол-Литра Не Разоберешься"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Прямая речь экс-главы "ЮКОСа" Михаила Ходорковского. Без комментариев.

1127458355-0.jpg Во-первых, вкратце, что я считаю нужным сказать по каждому из эпизодов. Заказчики и организаторы уголовного дела против меня пытаются убедить общество в том, что разобраться в этом деле, как говорится у нас в стране, «без пол-литра» невозможно. А значит, остается только верить суду.

Я достаточно легко докажу, что в моем деле разобраться просто. Понять, что я не виновен — просто. Виновным меня признал не суд, а группа бюрократов, которая убедила власть в необходимости ограничить финансирование оппозиции, а заодно пытается получить приз в виде кусков ЮКОСа — лучшей, крупнейшей компании страны. Мещанский суд только озвучил решение этих лиц, не имеющих никакого отношения к судебной власти и позорящих Россию.

Начну с эпизода «Апатита» и НИУИФа, акции которых, согласно приговору, похищены путем мошенничества. Суд признает — акции перешли к новому собственнику после полной оплаты их стоимости. Акции «Апатита» были приобретены по номиналу, акции НИУИФа — за двадцать номиналов каждая. Согласно закону — примечания ст. 158 УК РФ, хищение (а мошенничество — это хищение) — безвозмездное изъятие. Четко и недвусмысленно. Безвозмездное — значит неоплаченное. Русский язык, надеюсь, все учили в советских школах и ВУЗах. Никто не имеет права называть возмездную передачу собственности, что еще раз скажу, признано судом, — хищением, да еще в форме мошенничества. Суд это прекрасно знает. Я не буду ссылаться на соответствующие решения Пленума Верховного Суда РФ, на Гражданский Кодекс РФ, — все это есть в жалобе. Суд знает и то, что инвестиционная программа на предприятиях была выполнена, поскольку цель ее достигнута. Это подтверждено свидетелем. Ни с точки зрения закона, ни с точки зрения здравого смысла и формальной логики, нельзя достичь цели, не выполнив программы. А значит, никакого ущерба ни предприятиям, которые достижения инвестпрограмм, как я уже сказал, полностью признали, ни государству, которое к тому времени давно не было собственником предприятий, вот этого ущерба не было и быть не могло. Приговор первой судебной инстанции в этой части нагло и цинично противоречит закону.

Коснусь теперь якобы имевшего место невыполнения решения суда по акциям Апатита. В приговоре мы видим бред и демагогию на тему — кто кого и что продавал до и после решения суда. А ведь на самом деле все просто. Давайте возьмем УК РФ. Неисполнение и воспрепятствование может быть только вынесенному и вступившему в законную силу решению суда. Отсутствие акций на момент принятия решения судом у того лица, к которому было обращено решение, суд подтвердил. Все остальное — пустая говорильня, не имеющая отношения ни к закону, ни к уголовному процессу. Так что теперь у нас можно дать человеку 9 лет исключительно по пиар-основаниям. Не стоит ли в таком случае Государственной Думе дополнить Кодекс пиар-преступлением? Пока такого нет — здесь нет преступления.

По акциям НИУИФ дело обстоит точно также, только еще никакого решения суда о возврате акций не было и нет. А решение о расторжении договора исполнения не требует (договор просто расторгнут, остальное — дело сторон по договору, суд никаких решений больше не принимал). Более того, он прямо отказал истцу в дополнительном требовании о возврате акций. Смешно, за все время следствия и процесса, единственный человек, который заявил, что и не собирался выполнять решение суда — это представитель власти, бывший зампред Российского Фонда федерального имущества — господин Хахва.

Теперь по многострадальному апатитовому концентрату. Продажа этого товара через посредников в 1999-2002 годах, названная судом первой инстанции растратой, а затем ущербом без хищения — тоже блеф. Руководство комбината «Апатит», которое, собственно, и продавало его в эти годы, вот это руководство вообще не было допрошено в суде. В суде был допрошен руководитель комбината, который руководил им в прошлые годы.

Прибыльность комбината очевидна из его отчетов и решений Федеральной антимонопольной службы. Все в материалах дела. Совет директоров, аудиторы комбината подтверждают и отчеты, и добровольность продаж, и публичность цен и сделок. Суд это тоже не отрицает, однако высасывает из пальца вину Ходорковского, меня, который если где и работал в эти годы, то уж никак не на горнообогатительном комбинате. Это стране известно. Достаточно опять открыть УК, чтобы увидеть: растрата — есть безвозмездное отчуждение, а продажа с прибылью для собственника (а предприятие было прибыльным) никак по-русски безвозмездной названа быть не может, как не может быть противоправным (а это второй признак) никем не оспоренный и не отмененный договор. Да и обман по ст. 165 УК РФ невозможен, поскольку, как суд установил (а он не мог этого не заметить), цены сделок были известны всем членам Совета директоров, всем акционерам, федеральным органам власти, справочные цены были даже опубликованы. Это тоже есть в материалах дела, в протоколе. Таким образом, заявление о растрате — прямая, наглая ложь. Ничего больше.

Решение суда первой инстанции по поводу истории с якобы имевшей место растратой денег ЮКОСа путем предоставления кредита группе МОСТ — вообще находится за гранью добра и зла. В суде первой инстанции, а теперь у вас, находятся документы о возврате Мостом денег с процентами. Эти документы никто — ни суд первой инстанции, ни даже обвинение, не собиралось даже оспаривать. Вывод о растрате это не блеф, а откровенный бред.

Я потом на этом эпизоде остановлюсь отдельно.

Обвинение по уклонению от налогов. Вот это удивительно, но это правда — запредельный блеф. Давайте опять откроем Уголовный Кодекс РФ. Уголовно наказуемым является уклонение от налогов, связанное с искажением или несдачей отчетности. Теперь возьмите приговор: в отчетности отражена уплата налогов векселями, предоставление и использование льгот. Что из этого опровергнуто судом? Ничего, все подтверждено. Идет обсуждение — противоправная уплата векселями, непротивоправная уплата векселями, полномочное предоставление льгот, неполномочное предоставление льгот. В отчетности отражено то, что было предоставлено, и то, что было уплачено. То есть, искажения отчетности нет. Как и подтверждено то, что предприятие сдавало отчетность вплоть до ликвидации. Нет никаких замечаний к отчетности и у специалистов, допрошенных в суде. Я тоже, честно говоря, являюсь меньшим специалистом, но, тем не менее, ознакомился с документами и нарушений не увидел. За что меня осудили?

Теперь связанное с этим утверждение о хищении путем возврата переплаченных векселями налогов. Суд даже не попытался поставить под сомнение документы о полной, с процентами оплате векселей, подчеркну — всех векселей, денежными средствами. Часть из них — непосредственно бюджету, часть из них — опять же в рамках совместной деятельности. Оплачены все векселя, все документы у суда. Суд упомянул эти документы в приговоре. Где же логика?

Наконец, что касается моих личных налогов. Опять привожу УК РФ, действовавший на момент событий. И видим — суд даже не сомневается, что данные о своих доходах и расходах я указал точно. Суд необоснованно сомневается в источнике дохода. Оставим эти антиконституционные сомнения — недоказанные и нарушающие презумпцию невиновности, они вообще здесь ни при чем. Суд первой инстанции просто нагло передергивает, точно зная, что преступлений нет, поскольку данные о размере доходов и расходов я указал там точно, то преступлений нет.

Вообще в этом деле сон разума постоянно рождает чудовищ. Я пишу замечания на вопиющие искажения в протоколе, впрочем, все равно меня ни в чем не обвиняющие. Суд знает, что у защиты есть магнитофонная запись всего процесса и не одна. У суда тоже есть магнитофонная запись процесса, хотя они врут, что нет. Искажения в протоколе очевидны и, как я уже сказал, абсолютно бессмысленны. Тем не менее, судья Мещанского суда пишет в ответ мне — секретарь в протоколе все изложила правильно. Ну, зачем это наглое вранье — по инерции? Или приказ сверху отменяет честь и совесть?

В заключение я хочу обратиться к уважаемому суду и ко всем присутствующим.

Кремлевские чиновники приходят и уходят. Те, кто растаскивает ЮКОС и дает суду незаконные приказы — тоже не вечны. Уже через несколько лет они уедут на запад доживать жизнь. Это бессовестные люди, для которых ни честь, ни совесть, ни закон, ни Родина ничего не значат. Не хотелось бы, чтобы мы ради сиюминутных интересов нескольких бюрократов уничтожили репутацию суда, всей российской судебной системы, всей нашей власти в конечном итоге. Давайте вместе подумаем о будущем — о тех людях, которые придут после нас и будут судить о нас, о нашем поколении по тому, что происходит сегодня.

На этом у меня все. Если уважаемый суд предоставит мне возможность, я продолжу разбор одного конкретного эпизода, потому что остальные я не успел.

Вот это действительно то, что без пол-литра не разберешь. А моя защита считает и совершенно справедливо считает во всех остальных процессах, кроме этого, что достаточно доказать наиболее вопиющие противоречия приговора с материалами дела, с УК и в целом на этом можно заканчивать и не отвлекать внимание трех уважаемых судей суда кассационной инстанции.

По данному делу этого мало, потому что любые сомнения в нем трактуются в пользу обвинения. Я, к сожалению, как уже сказал, не сумел подготовить материалы по всем эпизодом. Но по одному из эпизодов они у меня готовы — это эпизод по МОСТу.

<Подробно рассматривается эпизод по "МОСТу">

Уважаемый суд! Я успел подробно разобрать только один эпизод дела. Это заняло достаточно много времени, оно переписывалось несколько раз вновь, потом поправлялось моими адвокатами, потом дополнялось опять мною. И в общем все это — достаточно непростая для меня работа, потому что, хотя в гражданском праве я разбираюсь, уголовное право для меня достаточно новое дело. Тем не менее, для меня очевидно, когда я уже начал работать над ст. 315 УК РФ, то есть неисполнение решения суда, что точно также по каждому эпизоду, которые суд признал доказанными, на самом деле — доказательств нет, а есть просто макулатура, которая положена в дело в надежде, что ее никто никогда не прочитает… Значит, точно прочитают. Точно прочитают! И вопрос заключается только в том, прочитают это сегодня, или это прочитают завтра.

Все, что я хотел показать уважаемому суду и уважаемым собравшимся, это то, что приговор Мещанского суда является не приговором суда. Никакого отношения к правосудию не имеет. А по остальным эпизодам дела я перечислил наиболее простые и понимаемые аспекты того, почему, собственно говоря, ни моего участия в этих деяниях (я об этом просто не стал говорить), ни преступлений нет.

Мне ужасно неудобно, я пытался в течение всего процесса, в том числе, и в спорах с моими коллегами и адвокатами отстаивать позицию — давайте все-таки постулировать, что российский суд, Мещанский суд, является независимым и добросовестным, даже если нам со всех точек зрения, из всей информации кажется, что это не так. Давайте считать, что все-таки это так.

И мне сейчас очень тяжело, но, к сожалению, необходимо сказать то, что я вам сказал в первой части — я убежден, что так и есть.

Спасибо.

Оригинал материала

«Труд» от origindate::23.09.05