"В Политику Надо Входить Стремительно!"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Глава Архангельска решил баллотироваться в 2008 году на пост президента России

1162214875-0.jpg Первым на старт президентской предвыборной гонки вышел глава Архангельска Александр Донской. О том, почему он решил баллотироваться в 2008 году на пост президента России, претендент рассказал в эксклюзивном интервью журналистам «Века» и «Деловой страны».

«Век»: Александр Викторович, в предыдущие выборы, как известно, действующие чиновники не баллотировались на пост президента РФ. Если, конечно, Ваше выдвижение не пиаровский ход Кремля и Вы не играете заранее отведенную Вам роль, не боитесь расстаться с креслом мэра областного города, впрочем, как и с дальнейшей карьерной перспективой?

— Лучший способ потерять власть – держаться за нее обеими руками. Наибольшего успеха достигают как раз те, кому власть нужна не ради власти, а как возможность осуществлять задуманное. Чем больше зона ответственности, тем больше ты можешь сделать. Если бы я ставил себе задачу заработать деньги, то продолжал бы заниматься бизнесом.

Конечно же, прежде чем принять окончательное решение, я заручился поддержкой некоторых людей — бизнесменов и политиков, которые в меня верят. Мое выдвижение – лишний пример того, что сегодняшняя Россия, действительно, демократическая страна. Сколько бы иные западные газеты не писали о мифической диктатуре.

«Век»: Неужели Вы всерьез рассчитываете на успех в возможном соревновании с известными политическими фигурами, наконец, с самим так называемым преемником, назвать которого обещал Владимир Путин? Мало того, что Вы почти не известны в стране, Ваш управленческий опыт во властных структурах составляет всего полтора года…

По моему мнению, если политик находится на экранах телевизоров более 6-8 лет, его можно назвать политическим трупом. Таким надо уходить со сцены, пока их не освистали. Политика, как зона отторжения: находиться в ней больше определенного времени смертельно. В нее надо входить стремительно и уходить своевременно. Я не хотел бы называть фамилий, но мне кажется, что люди устали от подавляющего числа политиков и членов правительства, которые они видят каждый день. А еще больше — от того, что они говорят.

Что касается политического опыта, это, скорее, плюс, чем минус. Можно по-разному относиться к президенту Белоруссии Лукашенко, но то, что он, будучи председателем колхоза, пошел на выборы главы государства и взял на себя ответственность за судьбу миллионов граждан – это уже, как минимум, вызывает уважение. Другой вопрос, найдет ли он мужество, поняв, что время пришло, вовремя уйти со сцены и дать дорогу тем, кто сможет посмотреть свежим взглядом на застарелые проблемы.

Главное и в политике, и во власти не способность говорить, а умение делать реальные дела. Примакова помнят не благодаря тому, что он говорил за недолгие месяцы премьерства, а за то, что он развернул свой самолет над Атлантикой, когда американские войска начали бомбежку Югославии.

Моя проблема как раз в том, что не умею говорить «на публику». На языке политтехнологов это называется профнепригодностью. Не умею обещать того, чего не могу выполнить. Но вы спросите у архангелогородцев: горит ли свет на улицах, не говоря уже о квартирах, нормальными ли стали дороги. Результат работы важнее самых красивых слов.

Я против демократии в том смысле, как многие ее понимают: говорить все, что ты хочешь. Демократия в моем понимании – это хлеб, колбаса и масло. Я предпочел бы, чтобы еврокомиссию по правам человека в полном составе хватил инфаркт, но при этом все старушки Архангельской области, не говоря уже о России, каждый день пили английский чай с пирожными. Лицо нации – это отношение ее страны к старикам и детям. А отнюдь не способность некоторых ее представителей покупать лучшие мировые футбольные клубы. Если хотите, Сталин был больший демократ, чем наши немцовы и хакамады. К началу 50-х годов он худо-бедно накормил измотанную войной страну.

Сегодняшние топ-менеджеры государства видят Россию из автомобилей. А Россия – это, прежде всего, люди, те же бабушки, учителя, мужики, ругающиеся матом… Я почему-то не видел ни одного репортажа об осуществлении национального проекта «Доступное жилье» из Архангельска, где, как известно, самое большое количество ветхого жилья в стране. Вы знаете, какая сейчас главная проблема у региональных чиновников, «осуществляющих» так называемые национальные проекты? Они не знают, в каком виде докладывать наверх о достигнутых успехах. Им не спустили оттуда форму отчетности.

Я считаю, что не надо нам четырех нацпроектов. Нужен всего один. Нам надо победить бедность. Именно бедность подавляющей массы населения – это главная проблема России на сегодняшний день! Боясь, видимо, уронить имидж страны, мы стыдливо умалчиваем об этом. Я тоже за имидж моей страны. Но ее настоящий имидж – это глаза стариков. А в них сегодня безысходность.

Театр, как известно, начинается с вешалки, а государство — с домов для престарелых, районных и сельских больниц.

Трагедия пожилых людей нашей страны состоит в том, что они все свои лучшие годы трудились ради светлого будущего, которое им обещали. А сегодня они поняли, что их обманули. Вопреки библейской истине, мы, что называется, не воздали по их заслугам. Они сделали все, чтобы Россия была Великой, а получили то, что их теперь ни во что не ставят, о них попросту забыли. Мы уподобились поколению людей ничего не помнящих. Я человек православный и считаю, что это великий грех.

Сейчас мы разрабатываем принципы деятельности «Общероссийского фонда по борьбе с бедностью», который в ближайшее время я намерен создать. Начнем с Архангельской области. Составим списки наиболее нуждающихся граждан. Пропишем для них социальные программы. С каждым конкретным случаем будем разбираться отдельно. Кого-то будем трудоустраивать. Кто не в состоянии работать, будем помогать, в том числе, просто материально. Накопив опыт у себя, перейдем к другим областям, будем искать партнеров по всей России.

Век: Если верить архангельским газетам, у мэра города нередки конфликты с областными властями. Заявляя о своем участии в выборах президента, Вы приобретаете своеобразный иммунитет против нападок оппонентов. Поскольку в противном случае всегда можете сказать, что Вас преследуют по политическим мотивам.

— От иммунитета я бы действительно не отказался. Не только политического, но и физического. Этой весной взорвали офис компании, где работает моя супруга. А летом неизвестные на глазах у моего сына, сидящего в автомобиле, избили водителя-охранника. Мне настойчиво дают понять, что я делаю что-то не так.

Шанс получить «физический ответ» от владельца торговой палатки, которую ты снес, гораздо больше, чем от олигарха, у которого отобрали завод. Когда я стал мэром, то оказалось, что половина договоров, заключенных между администрацией и местными коммерсантами, составлялось на символических арендных платежах, не говоря уже о налогах. Для города сейчас выгоднее, допустим, снести кинотеатр стоимостью десятки миллионов рублей, чем позволить нынешним его арендаторам 49 лет платить по 8,50 рублей за квадратный метр в месяц.

Когда я сам имел торговые павильоны и стучался в двери к городским чиновникам, мне предлагались такие же варианты. Именно в тот момент я решил, что пойду во властные структуры. Перед тем как баллотироваться в мэры, у меня было 17 магазинов в Архангельской области. К 2008-му году, наверное, было бы уже 100. Но я приходил в мэрию и понимал, что с такой властью я не хочу сотрудничать. Не хочу развивать свой бизнес. Кстати, все магазины, став мэром, я продал. Причем, не друзьям, как мне предлагали. А конкурентам. По моему мнению, если ты действительно хочешь что-то по настоящему сделать, надо иметь смелость сжигать за собой мосты. Чтобы не оставалось соблазна повернуть назад, когда будет действительно трудно.

Снизу всегда виднее, что нужно делать и что изменить. Те же самые чиновники писали потом мне заявления, чтобы их взяли на работу. И самое удивительное, что я действительно большинство из них взял на работу. Но при этом мы стали играть с ними по другим правилам. Они теперь берут не по мелочи, а берут по-крупному. Берут на себя смелость и ответственность за реализацию одобренных горсоветом проектов. И получают за предусмотренные законодательством премии – тоже довольно крупные.

Первое, что я бы сделал, став президентом, – создал новые колонии. Для коррумпированных чиновников. Чиновники, профессиональные бюрократы – это скелет государства, без которого оно не может существовать. Такие люди, должны, безусловно, много получать. И садиться в тюрьму, когда попадутся на взятке. Вы знаете, как сосланный после войны в Одесский военный округ маршал Жуков расправился с местной преступностью? Он переодел своих офицеров в штатскую одежду и заставил их исполнять роль, выражаясь сегодняшних языком, «лохов». Когда у них отбирали выставленные напоказ кошельки и часики, они зачастую в ответ просто стреляли. Жестоко, но через несколько недель с преступностью в столице фарцовщиков и жуликов было покончено.

Я за то, чтобы напустить играющих роль «лохов-взяткодателей» на сегодняшнюю огромную по размерам армию чиновников. И поверьте мне, через те же несколько недель, после заполнения колоний-новостроек, чиновники станут работать по-крупному. То есть честно выполнять свои прямые обязанности, боясь потерять свободу. И большую зарплату.

«Век»: Поскольку Вы теперь намереваетесь идти в президенты, то, следуя Вашей логике, Вы наверняка как-то зашли в Кремль и поняли, что с ним Вы тоже не сможете сотрудничать? Думаете, что и кремлевских чиновников заставите писать Вам заявления о приеме на работу?

— Я приехал на Старую площадь и сказал, что у меня в городе самый большой в России фонд ветхого жилья. Я спросил, что мне надо сделать, чтобы нам выделили средства на строительство. Наш театральный режиссер учился вместе с Кудриным. Тот недавно выделил архангельскому театру миллиард рублей. Но я ни с кем из правительственных и кремлевских чиновников не учился. Денег мне, соответственно, не дали. И через губернатора передали, что я нагло себя вел – мол, так вопросы не решаются.

Я приехал к заместителю министра МВД по финансам и спросил, почему наша мэрия должна платить из муниципальных средств зарплату милиции? Заместитель министра сказал, что разберется. А потом через руководителя архангельской милиции мне передали, что так вопросы тоже не решаются.

Важно изнутри понимать проблемы, которые решаются на федеральном уровне. Кто-то очень умный в правительстве догадался, что деньги на строительство дорог надо выделять только городам-миллионникам. Мне объясняют, что деньги надо выделять тому, где экономика нормально развивается. Они сюда закинут деньги большие, последует очередной экономический хлопок. А что делать остальным-то? Из Москвы видят только большое, маленькое не видят.

В других странах есть экономические центры, есть политические. У нас они совпадают. А так быть не должно. Небольшие города и поселки оказались в большинстве случаев заложниками старой плановой экономики. Мы имеем эти поселки, ориентированные на завод, который уже не существует. А поселок остался. Что делать?

Крупный бизнес не хочет идти в маленькие города, там низкая окупаемость. Поэтому в них, в провинцию вообще, должно идти государство.

Конечно же, Стабфонд в экономику полностью вбрасывать нельзя. Но и преступление по отношению к народу, что он вообще не тратится. В НХЛ, как известно, существует правило, согласно которому преимущественным правом покупки игроков перед новым хоккейным сезоном обладают слабые клубы. Потому что им сложнее встать на ноги. Так и малым провинциальным городам надо дать преимущественное право на выделение средств для строительства ключевых объектов.

Особенно важно укрепление так называемых «опорных пунктов» в Восточной Сибири и Дальнем Востоке. Мы не должны допустить, чтобы эти земли были заселены иностранцами. Ведь в некоторых районах китайских рабочих уже больше, чем местных жителей.

Власть пока обращает внимание лишь на те регионы, где есть какие-то ресурсы и возможности их прирастить. Опять же, потому что большинство политиков воспринимают власть как бизнес. Должна быть программа развития регионов, которая подразумевает под собой не какие-то абстрактные вещи, а конкретно прописанные документы, касаемые каждого города, каждого района.

На мой взгляд, нам следует не торопиться с досрочным возвратом зарубежных кредитов, а направить деньги на развитие российской провинции. Как правильно сказал президент, жить хочется хорошо не через 10-15 лет, а жить хочется хорошо сейчас.

Как мы знаем, из всех социалистических стран только Румыния к моменту смены строя не имела внешних долгов: Чаушеску за счет экономии на своих гражданах рассчитался со всеми западными странами. Какая его постигла судьба, известно. Понятно, что нам нужно показывать свою силу, мощь во внешней политике. Но сила эта находится, прежде всего, внутри страны.

«Век»: Вы не состоите ни в одной партии. Это принципиальная позиция или Вы хотите создать собственную?

- Если говорить про партию власти, у меня такое ощущение, что она ничем не отличается от других существующих партий. Люди, которые в них вступают, воспринимают это как возможность своего личного карьерного продвижения. Это не политические мотивы. У нас есть один депутат, который возглавляет одно из районных отделений партии «Единой России». Он не скрывает, что данное место – стартовая площадка для него. Я не знаю ни одного человека, который бы воспринимал свое присутствие в партии как идеологическую основу. Вот у меня есть знакомый в ЛДПР, он работает на заводе, ему просто нравится Жириновский. А люди, сидящие на ключевых постах, воспринимают это как бизнес. И когда идут выборы в Госдуму, например, идут разговоры о том, сколько стоит место в политической партии. В «ЕР», допустим, дороже, потому что больше вариантов пройти. В ЛДПР меньше и так далее. Это как бизнес. Возможно, есть какие-то мелкие политические партии, которые борются за идею. Но они не имеют перспектив, потому что никто не питает их деньгами опять же.

«Век»:По нынешним временам чиновник Вашего уровня перед тем, как заявлять о своем желании идти в президенты, должен был наверняка сходить на Старую площадь, посоветоваться, так сказать, получить «добро»…

— А кто определяет эти самые правила? Вот если взять ту же администрацию президента, то там множество групп, каждая из которых играет по своим правилам и в своих собственных интересах. Никакой Америки я вам этим не открою. Единых правил нет. Если взять западные страны, то они действительно за сотни лет придумали правила – и плохие и хорошие — и играют по ним. У нас же этих правил нет. В любом ведомстве, министерстве, правительстве идет борьба за свои интересы. Тот человек в аАдминистрации, к которому я обратился по поводу ветхого городского жилья, он слушал меня не за тем, чтобы помочь, а как использовать ситуацию в своих целях.

Один губернатор как-то мне сказал, что команда руководителя должна постоянно находиться в состоянии «развода»: тогда можно будет больше пользы получить. А я вот так не считаю. Я всегда своих замов собираю вместе, чтобы никто из них никого не разводил, чтобы все слышали одну и ту же информацию.

У нас же народ в стране видит: вот есть президент, есть его команда. Команда плохая, а президент хороший. Такого разделения быть не должно. Получается куча правил разных. Руководители областей не понимают, что нужно сделать, чтобы получить деньги для региона. Имеется у всех общее чувство, что кому-то надо дать «откат». Сидят и обсуждают, сколько нужно отдать процентов и как это сделать. Даже если это люди, которые хотят реально развивать свой регион или город, они не понимают, как надо поступить, чтобы получить нужные им ресурсы.

беседовал Валентин Колесник

Справка «Века»:

Александр Викторович Донской — самый молодой мэр в истории поморской столицы. Он родился в 1970 году в Архангельске и большую часть жизни прожил в районе Первых Пятилеток — одном из крупных районов областного центра, где располагаются несколько градообразующих предприятий.

После школы и службы в армии Донской пошел по пути предпринимательства, создав торговое предприятие «Сезон», которое через десять лет стало крупнейшей в Архангельске торговой сетью. Параллельно с развитием бизнеса Александр Донской закончил Северный институт предпринимательства и Стокгольмскую школу экономики.

Предприятие Александра Донского активно участвовало в региональных культурных и социальных программах. С подачи будущего мэра были созданы благотворительный Фонд «Нам здесь жить» и Фонд помощи детским домам. В марте 2005 года Донской избран мэром г. Архангельска.

Александр Донской женат, его супруга, Марина Викторовна, руководит центром красоты «ДЕ ФАНС». Донские воспитывают двоих детей: сына Александра и дочку Эвиту.

Александр Донской поблагодарил за умение быть рядом в трудные и счастливые минуты свою супругу.

Оригинал материала

«Век» от origindate::30.10.06