"В культуре не замечен"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"В культуре не замечен"

Министром культуры РФ назначен дилетант-плагиатор с докторской степенью, борец с "мифами о России" Владимир Мединский

Оригинал этого материала
© NEWSru.com, origindate::21.05.2012, Министром культуры стал борец с мифами о России — единоросс, которого обвинили в плагиате, Фото: "Коммерсант"

Compromat.Ru

Владимир Мединский

В новом правительстве РФ, которое возглавил экс-президент Дмитрий Медведев, министром культуры назначен скандально известный единоросс Владимир Мединский, которого лишь недавно обвинили в плагиате в докторской диссертации об искажении русской истории. О назначении сообщает РИА "Новости".

Политолог Андрей Пионтковский назвал назначение Мединского "сенсацией". "Мединский может быть каким-нибудь министром пропаганды такого геббельского плана. Вот это, по-моему, можно сравнить только с назначением вот господина из Нижнего Тагила полпредом на Урале", — сказал он в интервью радио "Коммерсант FM".

Мединского, известного книгами из серии "Мифы о России" и другими околоисторическими трудами, заподозрили в плагиате, когда в открытом доступе появился автореферат его докторской диссертации "Проблемы объективности в освещении российской истории второй половины XV-XVII вв.".

Сам Мединский отвергает обвинения, ссылаясь на то, что в автореферате якобы можно использовать "шаблонные фразы". Между тем, юристы замечают: подобные цитаты все равно следует считать плагиатом, если автор не докажет обратное.

Эксперты о диссертации министра: уровень курсовой 1-2 курса

Специалисты, читавшие диссертацию Мединского, в своих блогах недоумевали в связи с качеством работы, обвиняя автора в "априорных" подходах, отсутствии современной методологии, незнании современной литературы по России, как отечественной, так и зарубежной, в неумении пользоваться источниками. Уровень исследования критики называли "уровнем курсовой работы 1-2 курса".

Один из специалистов в своем блоге выделяет следующую фразу из автореферата: "Необходимо создание такой информационной базы, которая была бы способна служить не только повышению методологической культуры преподавателей истории, но и значительному повышению качества обучения студентов и аспирантов, формирования у них правильного исторического сознания, а значит и воспитания сознательных патриотов России". [...]

Обвинения в плагиате, напомним, Мединский отверг, назвав указанное "шаблонными фразами", которые якобы можно использовать в автореферате. От полемики с оппонентами он отказался, хотя после появления критической статьи "Пещерное источниковедение" на сайте Polit.ru защищать его взялся ряд историков (в частности, член-корреспондент РАН Андрей Николаевич Сахаров написал, что критик Мединского — "ноль без палочки", и обсуждать его заявления "даже смешно").

Юристы пояснили радиостанции "Коммерсант FM", что "если в тексте реферата, произведении научной литературы, содержатся прямые заимствования, то, безусловно, речь идет о плагиате. Он всегда признавался уголовным преступлением, сейчас тоже есть статья, в общем-то, в том числе Уголовного кодекса, и гражданская ответственность есть". Решение по данному вопросу всегда устанавливает суд, проводится экспертиза, "если депутат — автор реферата — ссылается на то, что это не оригинальные какие-то фрагменты использованы им, а шаблоны, то он свою позицию должен аргументировать и доказать документально, что такого рода фразы являются стандартными шаблонами".

А однажды в интервью Epoch Times у Мединского спросили о "неформальном" характере его текстов — работает ли он над этим специально.

Мединский в ответ рассказал, что по одному образованию он журналист, поэтому по-другому писать не умеет.

"При написании докторской диссертации учёный совет заставлял меня раз десять переделывать ее. Когда я представил автореферат на свою диссертацию, на кафедре посмотрели и сказали, все, что вы написали, не годится. В конце концов, я плюнул, и сказал, впишите сами что надо. Все эти стандартные формулировки, обороты — так ужасно. В результате автореферат был переделан специалистами кафедры как надо, но получилось совершенно неудобоваримое чтиво", — рассказывал политик и историк.

Борец с мифами заработал на "пьянстве, лени и жестокости" миллионы

Владимир Мединский заработал на истории уже не один миллион. По его словам, в 2010 он получил около 2 млн рублей в качестве гонораров за книги. И популярность его работ только растет, рассказал руководитель проектов издательства "Олма Медиа Групп" Алексей Соколов.

"Первый тираж книги, это была первая книга серии "Мифы России" — "О русском пьянстве, лени и жестокости" — вышла тиражом 3 тыс. экземпляров, который был продан буквально с колес за два-три дня в магазинах, — рассказал Соколов. — В настоящий момент суммарный тираж книг Мединского составляет более полумиллиона экземпляров. Это три книги серии "Мифы России", отдельно стоящая книга "Особенности национального пиара", совместно с Александром Хинштейном написанная книга "Кризис" и последняя книга Владимира Мединского — "Война. Мифы СССР. 1939-1945". Наверное, в нашем издательстве выше рейтинг имеет только Борис Акунин".

Напомним также, что в 2010 году Мединский, будучи еще депутатом, вошел в комиссию, которая должна была реанимировать скандальный проект "Чистая вода" лжеученого, изобретателя "чудо-фильтров" Виктора Петрика. [...]

Владимир Мединский родился в 1970 году в городе Смела (Черкасская область Украинской ССР). Окончил факультет международной журналистики МГИМО (1992) и аспирантуру (1994).

Работал стажером в пресс-службе посольства СССР (РФ) в США. После окончания аспирантуры преподает на факультете журналистики МГИМО, профессор МГИМО.

В 1992 году основал PR-агентство "Корпорация "Я", которым руководил до 1998 года. После этого работал в налоговых органах.

В 1999 — 2002 годах — руководитель управления Центрального избирательного штаба блока "Отечество-Вся Россия", член ЦПС ОПОО "Отечество", затем — советник зампредседателя Госдумы ФС РФ Георгия Бооса.

С 2002 года по 2004 год был руководителем исполкома Московской организации партии "Единая Россия", руководителем избирательного штаба партии по Москве.

2003 — 2011 — депутат Госдумы ФС РФ четвертого и пятого созывов, 2004 — 2005 год — замруководителя Центрального исполкома "Единой России" по информационно-аналитической работе. 2006 — 2008 год — президент Российской ассоциации по связям с общественностью (РАСО).

2007-2011 — председатель подкомитета по экологии комитета по природным ресурсам, природопользованию и экологии. Председатель комитета Госдумы по культуре. Член Генсовета партии "Единая Россия". Координатор депутатской группы по связям с Парламентом Республики Корея.

Член комиссии Госдумы ФС РФ по законодательному обеспечению деятельности субъектов естественных монополий, государственных корпораций и коммерческих организаций с государственным участием. Член Постоянной делегации Федерального Собрания РФ в Комитете парламентского сотрудничества "Россия — Европейский союз".

Мединский также входил в Комиссию при президенте РФ "по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России". 14 февраля этого года указом президента комиссию закрыли. Директор Эрмитажа Михаил Пиотровский и директор Санкт-Петербургского института истории РАН Виктор Плешков оценили бывшую комиссию как изначально бесполезную.

Является членом союза писателей России.

"Нельзя порождать плюрализм в голове": самые яркие высказывания Мединского

Неоднозначный портрет нового министра культуры журнал "Большой город" дополняет новыми штрихами. Это подборка из самых ярких высказываний Мединского. [...]

О Великой Отечественной войне
"На самом деле: Жуков старался беречь солдат; наши боевые потери были не на много больше немецких; за Гитлера на фронте воевала горстка русских, а вовсе не "миллион"; в штрафбатах не было зеков; наши летчики воевали не хуже асов "люфтваффе"; прибалты и западные украинцы геройски сражались в Красной Армии; весной 45-го Япония сама умоляла забрать у нее Курилы". [...]

О своей творческой деятельности
"Наша история недораскручена, не хватает о ней фильмов и романов, решил восполнить".

Об учебнике истории
"Для каждого школьного возраста должен быть единый учебник по истории, дающий единое представление о том, кто такие Александр Невский, Дмитрий Донской, Михаил Кутузов. Нельзя в голове пятиклассника порождать плюрализм".

О самом главном
"Сталин знал толк в идеологии и промывании мозгов. Сейчас все пущено на самотек и КПД, естественно, "ниже плинтуса".

"В культуре не замечен": известные деятели понятия не имеют, кто это

Деятели культуры затрудняются оценить перспективы работы Владимира Мединского, так как многие из опрошенных РИА "Новости" никогда не сталкивались с ним по службе, а некоторые даже не слышали о нем. [...]

Режиссер Юлий Гусман отметил, что Владимир Мединский "в культуре не замечен".

"Он доктор наук, полемист, большой государственник и патриот. Ничего другого я про него не знаю", — пояснил он. [...]

Директор Всероссийской государственной библиотеки иностранной литературы им. Рудомино Екатерина Гениева призналась, что это назначение повергло ее в состояние глубокой оторопи, потому что она ничего не слышала о работе Мединского и о нем самом. "Может быть, он замечательный человек и великолепный историк, но я никогда с ним не работала. Обсуждались персоны, которых все знают — Добродеев, Ивлиев, Молчанов. Вполне допускаю, что это какое-то инновационное назначение. [...]

Режиссер Александр Сокуров также удивлен и обеспокоен назначением на пост министра культуры Мединского. "Я никогда такой фамилии не слышал, и что за человек Владимир Мединский сказать не могу. Я надеялся увидеть на этом месте, например, директора "Ясной Поляны" Владимира Толстого. Мне казалось, что это должен быть человек от культуры. Поэтому я очень удивлен и обеспокоен", — сказал он. [...]


***

Оригинал этого материала
© Коммерсант.Ру, origindate::21.05.2012

"Трэш-писатель, мракобес, абсолютный фрик — это может быть и преимуществом"

Олег Кашин о назначении Владимира Мединского

Олег Кашин

Compromat.Ru

Владимир Мединский

"Это классно, это круто, это обнадеживает, что возрождение начинается", — написал сатирик Михаил Задорнов в "твиттере" новому министру культуры Владимиру Мединскому. Спецкор "Коммерсанта" Олег Кашин тоже считает, что поводов возмущаться этим назначением нет.

На месте Владимира Мединского я бы издал отдельной толстой книгой сборник откликов на его назначение — статьи в газетах, колонки в онлайн-изданиях, посты и твиты в социальных сетях; может быть, Мединский оказался вообще самым комментируемым министром (не культуры, а вообще) за все время, и по резонансности своего назначения может конкурировать только со знаменитым полпредом Холманских. Но если бы сборник откликов на назначение Мединского действительно был издан, то, думаю, и сам Мединский не рискнул бы назвать такой сборник захватывающим — на каждой странице в нем было бы одно и то же: написал много глупых книг, его диссертацию называют плагиатом, самого Мединского мракобесом, цитируют его слова о Сталине, при котором было лучше, чем сейчас, — ну, в общем, понятная картина. Кто-то сравнил Мединского с Дмитрием Табачником, украинским министром образования, над которым тоже принято смеяться и который традиционно поставляет местным СМИ, если пользоваться интернет-терминологией, "лулзы". По поводу Мединского, кажется, ни у кого нет сомнений, что главным правительственным поставщиком лулзов теперь будет он.

[...] Глеб Павловский три года назад сравнивал Мединского с дореволюционным трэш-писателем Иваном Прыжовым, книготорговец Борис Куприянов называл Мединского снобом, а нашист Борис Якеменко — непрофессионалом. Тогда это звучало неестественно резко, а теперь стало общим местом, и, мне кажется, самое время попробовать поискать в Мединском что-нибудь хорошее.

Это не так трудно, как может показаться. Хорошее в Мединском — именно то, что почему-то считается плохим. Трэш-писатель, мракобес, абсолютный фрик по меркам современного политического класса, — на фоне "всех остальных" это может быть и преимуществом. Нельзя сказать, что таких людей в публичной политике кроме него нет, их у нас достаточно, только существовали они до сих пор в специально отведенных местах, кочевали из ток-шоу в ток-шоу. "Сегодня у нас в гостях снова Олег Митволь и Александр Проханов!", — и вот где-то между Митволем и Прохановым все эти годы существовал и Владимир Мединский, но только у него, у статусного единоросса (при Лужкове вообще возглавлял исполком московской организации "Единой России") не было никаких других резонов для публичной активности, кроме собственного тщеславия. Он писал книги, завешивал всю Москву их рекламой, снимал патриотические сериалы для ТВЦ и воевал с Юлией Латыниной не для того, чтобы когда-нибудь стать министром, а просто потому, что хотел быть знаменитым, быть властителем умов, быть, как это называется, "публичным интеллектуалом". В своем "твиттере" он любовно цитировал восхищенные отзывы поклонников о нем самом, о его книгах, о его интеллекте, о его полемическом таланте, — и это совсем не поведение хитрого карьериста. А если и были у него какие-нибудь засекреченные карьерные амбиции, вряд ли они подразумевали должность министра культуры даже как промежуточный этап. [...]


***

Оригинал этого материала
© "Актуальная история", origindate::20.01.2012

О плагиате в докторской диссертации В.Р. Мединского

27 июня 2011 г. в стенах Российского государственного социального университета (РГСУ) прошла защита докторской диссертации по специальности 07.00.02 «Отечественная история» В.Р. Мединским.

На следующий день г-н Мединский сообщил в своём блоге об успешной защите: «Из 23 членов диссертационного совета 22 проголосовали «за» [1].

30 декабря 2011 г. решением президиума ВАК Минобрнауки России г-ну Мединскому была присвоена ученая степень доктора исторических наук [2].

Редакция научно-публицистического Интернет-журнала «Актуальная история» в минувшем году публиковала на своих страницах критическую рецензию современного исследователя истории Великой Отечественной войны А.В. Исаева на книгу Мединского «Война. Мифы СССР. 1939-1945».

Новость о взятии г-ном Мединским столь солидной научной планки также не могла не привлечь нашего внимания.

Скандальный оттенок известиям о присвоении г-ну Мединскому ученой степени доктора исторических наук придал факт выявления в тексте автореферата его диссертации отдельных примеров заимствования фрагментов текста из научных работ других авторов. Сообщения об этом были опубликованы в блогах [3].

Новость была подхвачены рядом СМИ. Сам г-н Мединский иронично отрицал присутствие предложений и целых абзацев из чужих публикаций без цитирования в своем микроблоге в Твиттере [4], а так же в комментариях новостным Интернет-ресурсам [5].

В частности, он заявил, что они [блогеры прочитали только автореферат, в котором якобы можно использовать шаблонные фразы].

Дабы внести ясность в сложившуюся ситуацию и выявить правоту сторон, редакция «Актуальной истории» провела собственный анализ текста автореферата докторской диссертации г-на Мединского.

Он заключался во вводе фрагментов текста автореферата в поисковую машину Google с последующим изучением обнаруженных ею совпадений. Как известно, в сети Интернет в настоящее время в свободном, либо ограниченном действующим законодательством доступе находятся тысячи работ по всем без исключения отраслям научного знания, в том числе кандидатских и докторских диссертаций. Google позволяет любому желающему выявить в их текстах пресловутые «шаблонные фразы» — то есть термины, единые для любой научной дисциплины с её понятийным аппаратом.

Этой возможностью воспользовались и мы. И в результате своего анализа обнаружили, что г-н Мединский в автореферате его диссертации, а следовательно, и в ней самой использовал не только общие термины, входящие в глоссарий любого историка, но и полновесные фрагменты текста чужих научных работ, без оформления цитат из них. Причем составляющие в объёме от отдельных предложений до нескольких абзацев, что, конечно, сложно назвать «шаблонными фразами». Плагиат был выявлен в таких ключевых частях текста автореферата, как введение, формулировка актуальности темы диссертационного исследования, её методологической базы, концепции проблемы диссертации и выводы из проведенного диссертантом исследования. Следует особо подчеркнуть, что в автореферате диссертации по истории допетровской России были использованы заимствования из исследований, посвященных отечественной и зарубежной истории гораздо более поздних эпох — от XVIII до ХХ столетий.

Результаты анализа мы представляем Вашему вниманию в сравнительной таблице плагиата, опубликованной далее. В случае недоверия к ним любой желающий Интернет-пользователь может своими силами повторить анализ, прибегнув к помощи поисковой машины Google. Ценность данной экспертизы заключается в её верифицируемости и заведомой независимости.

Опираясь на её результаты, мы можем констатировать факт наличия плагиата в автореферате докторской диссертации г-на Мединского, отрицаемого им самим. К сожалению, сообщения о плагиате становятся едва ли не повседневностью современной российской историографии. В 2006 г. доктор исторических наук Н.В. Греков в письме в редакцию одного из ведущих исторических журналов сообщил о краже кандидатом исторических наук Н.С. Кирмелем ряда архивных реквизитов из текста его научной публикации, с целью имитации собственной архивной работы[6].

В конце 2000-х гг. на страницах того же академического журнала развернулась скандальная полемика между докторами исторических наук Н.С. Андреевой и А.Ю. Бахтуриной с обвинениями друг друга в плагиате[7].

Одним из недавних примеров плагиата в исторической науке является кандидатская диссертация губернатора Кировской области Н.Ю. Белых. В её автореферате, а так же научных публикациях сотрудниками фонда содействия актуальным историческим исследованиям «Историческая память» были обнаружены прямые заимствования обширных фрагментов текста из работ научного руководителя г-на Белых профессора В.А. Бердинских, а так же кировского историка-краеведа В.И. Веремьева[8]. В настоящее время данная ситуация находится на стадии рассмотрения в высших научных инстанциях, как ВАК и Минобрнауки.

Таким образом, плагиат в докторской диссертации г-на Мединского оказывается далеко не первым прецедентом такого рода. Редакция научно-публицистического Интернет-журнала «Актуальная история» надеется, что он не будет проигнорирован СМИ и всеми, для кого фраза «историческая наука» не является шаблонной и ничего не значащей.

Предваряя сравнительную таблицу плагиата, считаем нелишним напомнить читателям о том, что не побрезговавший им В.Р. Мединский является членом Комиссии при Президенте Российской Федерации по противодействию фальсификации истории и даже был удостоен благодарности президента России Д.А. Медведева за активное участие в работе на этом поприще [9].

Фрагменты текста автореферата диссертации В.Р. Мединского приводятся по электронной копии автореферата, размещенной на Интернет-сайте Российского государственного социального университета (РГСУ) [10].

Примеры заимствований фрагментов текста автореферата докторской диссертации В.Р. Мединского из научных работ других авторов:

Фрагменты текста автореферата диссертации В.Р. Мединского: Фрагменты текста научных работ других авторов:

Одним из ценнейших исторических пластов, позволяющих «взглянуть» на Россию со стороны и глубже понять всю многомерность российской истории, являются свидетельства иностранцев, когда-либо посещавших Россию.

[Мединский В.Р. Проблемы объективности в освещении российской истории второй половины XV–XVII вв. Автореф.... дисс. д-ра ист. наук. М., 2011. С.3.]

Одним из ценнейших исторических и культурологических пластов, позволяющих «взглянуть» на Россию со стороны и глубже понять ее сущность, являются сочинения европейской «Россики» — воспоминания, путевые заметки и исследования, написанные европейцами XV–XX вв. и посвященные России, ее истории и культуре.

[Вощинская Н.Ю. Социокультурная проблематика французской «Россики» последней трети XVIII века. Автореф. … канд. культурологии. М., 2005.]

...диссертант полагает, что актуальность исследования заключается в том, что: <...>
В-третьих, рассуждения европейцев о русской цивилизации, их социокультурная проблематика по-прежнему остаются малоисследованными и малоизвестными. А именно этот аспект является первым опытом конкретно-исторического анализа России, в значительной степени повлиявшим на становление русской общественной мысли.

[Там же. С.3.]

По сравнению с советским периодом сейчас увеличивается степень их востребованности наукой, однако, рассуждения европейцев о русской цивилизации, их социокультурная проблематика по-прежнему остаются малоисследованными и малоизвестными. А именно этот аспект является первым опытом культурологического анализа России, в значительной степени повлиявшим на становление русской общественной мысли и философии XIX–XX вв., что будет нами рассмотрено в отдельной главе.

[Там же]

В-четвертых, изучение системы восприятия России в Европе XVI–XVII столетия сегодня особенно необходимо. Как известно, недостаточно исследовать и до конца понять устойчивое представление народов в отношении друг друга в его современной трактовке. Важно проследить его истоки и причины его укоренения в сознании народов на протяжении нескольких периодов истории. Ведь совокупность сложившихся стереотипов влияет на особенности межнационального восприятия и наносит вред международным отношениям.

[Там же. С.3–4.]

Следовательно, изучение системы восприятия России и русских иностранцами прошлого необходимо и сегодня: недостаточно исследовать и отчасти понять то или иное устойчивое представление в его современном «звучании». Важно проследить его истоки и причины его укоренения в сознании другого народа на протяжении нескольких периодов истории взаимоотношений стран. Ведь совокупность стереотипов влияет на создание «национальной картины» в сознании одного народа по отношению к другому и на межнациональное восприятие, которое проявляется в конкретных ситуациях, в личном общении и даже в политической сфере.

[Там же]

В-пятых, критичность высказываний иностранцев о России является одной из основных причин, по которой составленные ими источники не получают должного признания и сегодня.

[Там же. С.4.]

Эта «предвзятость», а вернее, критичность высказываний иностранцев о России является второй причиной, почему эти источники не получают должного признания и сегодня.

[Там же]

Таким образом, раскрытие данной темы на основе широкой источниковой базы, а также теоретическое обобщение полученных результатов исследования, их использование в учебно-воспитательном процессе могут представить решение научной проблемы, имеющей важное практическое значение для отечественной исторической науки и формирования исторических знаний. Все изложенное, по мнению автора, свидетельствует об актуальности и значимости исследования.

[Там же. С.4.]

Таким образом, раскрытие данной темы на основе введения в научный оборот новых архивных источников и материалов, а также теоретическое обобщение полученных результатов исследования, их использование в учебно-воспитательном процессе, свидетельствуют об актуальности и значимости исследования.

[Галдобина С.В. Молодежная политика Советской администрации в Германии в 1945–1949 гг.: Историческое исследование. Дисс. … канд. ист. наук. М., 2002.]

Проведенный автором анализ исторических материалов показал, что в опубликованных трудах, посвященных анализу зарубежных источников о России, раскрываются лишь отдельные этапы исследуемого периода или часть вопросов рассматриваемой проблемы.

[Там же. С.4–5.]

Проведенный автором историографический и источниковедческий анализ показал, что в опубликованных трудах по истории Русской Православной Церкви, по истории отдельных духовных учебных заведений и духовно-образовательных реформ раскрываются лишь отдельные этапы исследуемого периода или часть вопросов рассматриваемой проблемы.

[Ляпунова Н.В. Эволюция профессионального церковного образования в России. Дисс. … д-ра ист. наук. М., 2006.

Исследование проблемы осуществлялось с помощью общенаучных принципов. В первую очередь автор руководствовался принципом научности1 как главным принципом общенаучного анализа и историко-теоретического исследования темы диссертации. Принцип научности, по мнению автора, представляет собой описание, объяснение и прогнозирование исторических событий на основе выявленных научных законов. Критериями этого принципа стали такие составляющие как объективность, всесторонность, независимость в оценке и критике.

Большое значение имеет реализация принципа историзма2. Диссертант, руководствуясь принципом историзма, понимает под ним ориентацию на изучение внутренних законов изучаемой социально-исторической проблемы, на выявление главных этапов и особенностей на разных стадиях ее развития, рассмотрение исторического события в непрерывном единстве с другими событиями, каждое из которых может быть понято лишь в соотнесении не только с прошлым, но и с будущим, учитывая тенденции их дальнейшего изменения.

Принцип историзма — залог научной объективности3 исследования, что предполагает в историографии диалектический подход при анализе концепций историков, выявление как положительных, так и отрицательных сторон их исторических построений.
Предпринимая историографический анализ, автор исходил из того, что проблема объективности в освещении российской истории второй половины XV — XVII вв. раскрывалась исследователями на каждом историческом этапе по-разному, в зависимости от конкретной исторической обстановки, уровня профессиональной подготовки исследователей, источниковой основы и других объективных и субъективных факторов, влияющих на исследовательскую практику.

1 Принцип научности — описание, объяснение и предсказание процессов и явлений действительности (исторических событий) на основе открываемых научных законов. — Российский энциклопедический словарь: в 2-х кн. — М.: БРЭ, 2001 — С. 1027; Советский энциклопедический словарь. — 3-е изд., М.: Советская энциклопедия, 1984. — С. 863.

2 Принцип историзма — подход к действительности (природе, обществу, культуре, истории) как становящейся (изменяющейся) и развивающейся во времени.— Российский энциклопедический словарь: в 2-х кн. — М.: БРЭ, 2001 — С. 599; Советский энциклопедический словарь. — 3-е изд., М.: Советская энциклопедия, 1984. — С. 510.

3 Объективное — то, что принадлежит самому объекту, предметное, не зависящее от субъективного мнения и интересов (от субъекта, существует вне и независимо от сознания человека).— Российский энциклопедический словарь: в 2-х кн. — М.: БРЭ, 2001 — С. 1098; Советский энциклопедический словарь. — 3-е изд., М.: Советская энциклопедия, 1984. — С. 911.

[Там же. С.6–7.]

Исследование проблемы осуществлялось с помощью общенаучных принципов: диалектики, научности, историзма, системности, комплексности. В первую очередь автор руководствовался принципом научности1 как главным принципом общенаучного анализа и историко-теоретического исследования темы диссертации. Принцип научности, по мнению автора, представляет собой описание, объяснение и прогнозирование исторических событий на основе выявленных научных законов. Критериями этого принципа стали такие составляющие как объективность, всесторонность, независимость в оценке и критике.

Большое значение имеет реализация принципа историзма2. Диссертант, руководствуясь принципом историзма, понимает под ним ориентацию на изучение внутренних законов изучаемой церковно-исторической проблемы, на выявление главных этапов и особенностей на разных стадиях ее развития, рассмотрение исторического события в непрерывном единстве с другими событиями, каждое из которых может быть понято лишь в соотнесении не только с прошлым, но и с будущим, учитывая тенденции их дальнейшего изменения.

Принцип историзма позволил максимально реализовать комплексно-многофакторный подход при исследовании процесса формирования и развития системы профессионального церковного образования во всей совокупности фактов в их логической и хронологической последовательности, с отказом от политической заданности, догм и стереотипов; приблизиться к научной объективности3 и достоверности, что предполагает в историографии диалектический подход при анализе концепций историков, выявление как положительных, так и отрицательных сторон их исторических построений.
Предпринимая историографический анализ, автор исходил из того, что проблема церковно-профессионального образования раскрывалась исследователями на каждом этапе исторической науки по-разному, в зависимости от конкретной исторической обстановки, уровня профессиональной подготовки исследователей, источниковой основы, политического климата в стране и других объективных и субъективных факторов, влияющих на исследовательскую практику.

1 Принцип научности — описание, объяснение и предсказание процессов и явлений действительности (исторических событий) на основе открываемых научных законов. — Российский энциклопедический словарь: в 2-х кн. — М.: БРЭ, 2001 — С. 1027; Советский энциклопедический словарь. — 3-е изд., М.: Советская энциклопедия, 1984. — С. 863.

2 Принцип историзма — подход к действительности (природе, обществу, культуре, истории) как становящейся (изменяющейся) и развивающейся во времени.— Российский энциклопедический словарь: в 2-х кн. — М.: БРЭ, 2001 — С. 599; Советский энциклопедический словарь. — 3-е изд., М.: Советская энциклопедия, 1984. — С. 510.

3 Объективное — то, что принадлежит самому объекту, предметное, не зависящее от субъективного мнения и интересов (от субъекта, существует вне и независимо от сознания человека).— Российский энциклопедический словарь: в 2-х кн. — М.: БРЭ, 2001 — С. 1098; Советский энциклопедический словарь. — 3-е изд., М.: Советская энциклопедия, 1984. — С. 911.

[Там же]

Это дало основание утверждать, что европейцы, сами того не подозревая, создали не только бесценный исторический материал, но и систему стереотипов восприятия и оценок Московии второй половины XV–XVII вв.

[Там же. С.8.]

Кроме того, путешественники-очевидцы различных периодов, сами того не подозревая, создали не только бесценный исторический материал, но и систему стереотипов восприятия и оценок России, впоследствии ставшую важной гносеологической установкой в процессе описания России иностранцами.

[Вощинская Н.Ю. Указ. соч.]

В ходе исторического исследования последовательно применялся проблемно-хронологический подход. Проблемность исследования, как считает диссертант, представляет собой методику изучения исторических событий через противоречие между имеющимся знанием о результатах их развития и возможными путями реализации имеющихся фактов истории. Для отображения исторических событий в развитии необходимо использование хронологии, которая представляет собой, по мнению автора, процедуру рассмотрения исторических событий во временной последовательности, в движении и изменениях.

[Там же. С.8–9.]

В ходе исторического исследования последовательно применялся проблемно-хронологический подход. Проблемность исследования, как считает диссертант, представляет собой методику изучения исторических событий через противоречие между имеющимся знанием о результатах их развития и возможными путями реализации имеющихся фактов истории. Для отображения исторических событий в развитии необходимо использование хронологии, которая представляет собой, по мнению автора, процедуру рассмотрения исторических событий во временной последовательности, в движении и изменениях.

[Ляпунова Н.В. Указ. соч.]

Применение в ходе исследования проблемно-хронологического подхода дало возможность выделить как общее, так и отличительное, особенное в происходящих одновременно исторических событиях.

[Там же. С.9.]

Применение в ходе исследования проблемно-хронологического метода дает возможность выделить как общее, так и отличительное, особенное в происходящих одновременно исторических событиях.

[Цит. по: Бориснев С.В. Военно-историческая работа в Вооружённых Силах Советского государства: 1918–1991 гг. Дисс. … д-ра ист. наук. М., 2005.]

Все эти принципы, методы и подходы, разумеется, не охватывают всей методологии, а выражают по своей сути лишь стратегию исследования, которой руководствовался автор.

[Там же. С.9.]

Все эти принципы, методы и подходы, разумеется, не охватывают всей методологии, а выражают по своей сути лишь стратегию исследования, которой руководствовался автор, и которая дала возможность определить ряд принципиальных положений, составляющих общую концепцию диссертации.

[Курашов В.И. Развитие войсковой противовоздушной обороны РККА в межвоенный период (1922–1941 гг.). Автореф. … канд. ист. наук. М., 2009.]

Основываясь на анализе материала по теме исследования, автор выдвигает собственную концепцию проблемы диссертации. Автор считает, что европейцы, приезжающие в Россию, уже имели определенные представления... которые сформировались в их сознании до личного восприятия ими окружающей действительности. В результате они искали подтверждение своим представлениям, вследствие чего одни темы и явления привлекали их особое внимание, а другие оставались ими незамеченными. Их стереотипное восприятие московской жизни «обрастало» личными впечатлениями, которые либо опровергали их начальные представления, либо подтверждали. В свою очередь написанные ими трактаты и сочинения предоставляли как их современникам, так и последователям готовую базу уже для их восприятия России и русских.

Таким образом, на протяжении нескольких столетий иностранцами формировался образ нашей страны, который стал базисом для восприятия современной России на Западе.

[Там же. С.9–10.]

Европейцы, приезжающие в Россию, уже имели определенные представления... которые сформировались в их сознании до личного столкновения с русской действительностью. В результате они искали подтверждения своим представлениям, и одни темы и явления привлекали их особое внимание, а другие оставались ими незамеченными. Поэтому когда они сами писали о России, то тем самым предоставляли как своим современникам, так и последователям готовую базу уже для их восприятия России и русских. Стереотипные модели «обрастали» уже личными впечатлениями, которые либо опровергали их начальные представления, либо подтверждали. <...>

Таким образом, европейская «Россика» на протяжении уже нескольких веков предлагает определенный круг тем, их изложение и интерпретацию, которые являются базисом для восприятия и современной России на Западе.

[Вощинская Н.Ю. Указ. соч.]

Осуществленный диссертантом источниковедческий анализ проблемы позволяет выделить нижеперечисленные тенденции.

1. один и тот же источник может содержать и достоверные и недостоверные сведения по различным вопросам;

2. определенную информацию можно извлечь даже из недостоверного источника, который в таком случае выступит в роли свидетеля тенденциозности;

3. исторические источники, несмотря на целевую сторону возникновения и субъективное отражение действительности, объективно отражают прошлое, поэтому нет таких, которые были бы непригодны для исследования;

4. наличие пробелов в источниках не отрицает возможности познания прошлого, вопрос лишь в том, чтобы использовать всю совокупность сохранившихся источников с максимальной полнотой.

[Там же. С.18.]

Несмотря на то, что советское источниковедение находилось под перманентным организационным и идеологическим контролем руководящих органов правившей в стране коммунистической партии, оно смогло, вопреки всему, выработать подходы к источниковедческому анализу, которые, по моему суждению, не потеряли актуальности и сегодня:

— один и тот же источник может содержать и достоверные и недостоверные сведения по различным вопросам;

— определенную информацию можно извлечь даже из недостоверного источника, который в таком случае выступит в роли достаточного свидетеля тенденциозности;

— исторические источники, несмотря на целевую сторону возникновения и субъективное отражение действительности, объективно отражают прошлое, поэтому нет таких, которые непригодны для исследования;

— наличие пробелов в источниках не отрицает возможности познания прошлого.

[Ипполитов Г.М. Объективность исторических исследований: достижима ли она? Дискуссионные заметки // Известия Самарского научного центра РАН. 2006. Т.8. № 3. С.680–681.]

Сделанные выше выводы позволяют представить следующие исторические уроки:

Урок первый — несмотря на то, что заинтересованность отечественных историков в сочинениях иностранцев носила ограниченный характер, в связи с достаточным количеством отечественных источников особенно по истории России XVIII века, до революции этими сочинениями все же пользовались видные российские историки и исследователи. Однако их подход носил, в основном, сугубо утилитарный характер: извлечение фактов и подтверждений своим гипотезам и восполнение «белых пятен» там, где отсутствовали отечественные источники или они носили фрагментарный характер.

[Там же. С.44.]

Несмотря на то, что заинтересованность историков европейской «Россикой» XVIII в. носила ограниченный характер в связи с достаточным количеством отечественных источников, до революции этими сочинениями все же пользовались видные историки и исследователи. Однако их подход носил, в основном, сугубо утилитарный характер: извлечение фактов и подтверждений своим гипотезам и восполнение «белых пятен» там, где отсутствовали отечественные источники или они носили фрагментарный характер.

[Вощинская Н.Ю. Указ. соч.]

Урок второй — образ России на Западе складывался во многом благодаря сочинениям, написанным современниками.

[Там же. С.44.]

Образ России на Западе складывался во многом благодаря литературным произведениям, написанным современниками.

[Лобанов Н.А. Образ России в европейской культуре // Вестник МГПУ. 2008. № 1(22). С.83.]

Урок третий — образ иностранца в русском восприятии неоднозначен и имеет множество исторических оттенков. Различия между христианской и католической церквями порождали определенное непонимание и недоверие друг к другу.

Незнание иностранных языков создавало непреодолимый барьер в общении. Различия национальных характеров и обычаев часто принимали форму неприятия друг друга, которая иногда могла перерасти в открытую вражду.

[Там же. С.44.]

«Образ иностранца» в русском ментальном восприятии неоднозначен и имеет множество исторических оттенков. <...>

Различия между христианской и католической церквями порождали определенное непонимание и недоверие друг к другу. Незнание иностранных языков создавало непреодолимый барьер в общении. Различия национальных характеров и обычаев часто принимали форма неприятия друг друга, которые иногда могли перерасти в открытую вражду.

[Там же. С.87, 88.]

______________________________________________________

[1] http://medinskiy-vr.livejournal.com/7764.html

[2] http://vak.ed.gov.ru/common/img/uploaded/files/2011/news/12/O_resheniyakh_prezidiuma_VAK.doc

[3] См., например: http://labas.livejournal.com/951796.html, http://labas.livejournal.com/951851.html, http://pyhalov.livejournal.com/103396.html

[4] http://twitter.com/#!/medinskiy_vr/status/159274318579245058

[5] Батий Д. ''Автор должен доказать, что такого рода фразы являются шаблонами''. Юрист об обвинении [[:Категория: Мединский, Владимир Ростиславович|Владимира Мединского]] в плагиате. «Коммерсантъ-FM 93.6». origindate::20.01.2012.

[6] Греков Н.В. С миру по нитке? «Вопросы истории». 2006. № 10. С. 175.

[7] Андреева Н.С. Плагиат как норма? «Вопросы истории». 2008. № 10. С. 163–174; Бахтурина А.Ю. О письме Н.С. Андреевой: возвращаясь к напечатанному. «Вопросы истории». 2009. № 8. С. 155–166; Андреева Н.С. Еще раз о плагиате. «Вопросы истории». 2009. № 8. С.166–173.

[8] Проведенное фондом «Историческая память» исследование выявило факты прямого плагиата в научных работах губернатора Кировской области Н.Ю. Белых. Фонд содействия актуальным историческим исследованиям «Историческая память». origindate::25.05.2011.

[9] http://www.medinskiy.ru/wp-content/gallery/blagodarnosti/blagodarnost_med.jpg

[10] http://www.rgsu.net/netcat_files/550/398/h_d770ae8f34ddbac0f488761f0d7c81e4


***

Оригинал этого материала
© Полит.Ру, origindate::13.03.2012

"Пещерное источниковедение"

А. Лобин

Разрастается скандал вокруг диссертации на соискание степени доктора исторических наук публициста и экс-депутата Госдумы Владимира Мединского. Мы публикуем статью об этой работе ученого, специалиста по военной истории России XVI — XVII веков.

[...] в данной статье я специально не буду затрагивать тему плагиата. Не совсем понятно, как такая работа могла вообще быть рассмотрена и допущена к защите на Ученом совете РГСУ, а затем утверждена в ВАК. [...]

Как пишет Мединский, методологической основой исследования «явился сравнительно-исторический анализ». […] Изучение текста самой диссертации показывает, что компаративистский (сравнительно-исторический) метод … автору диссертации не знаком. Он берет отдельный эпизод из сочинений иностранцев, и сравнивает его с тем, «как должно быть на самом деле», а затем выносит свой вердикт — говорит правду или неправду автор сочинения о России. Мединский оценивает источник с позиций собственных представлений об эпохе и выдает свои субъективные оценки за объективизм. То есть вместо анализа текстов сочинений XV-XVII вв., их списков и изданий, выявления текстуальных заимствований, источников информации, политических воззрений авторов, идеологических составляющих и т.д. диссертант с дилетантской легкостью рассуждает о том, что записки такого-то путешественника «не несут негативной окраски» по отношению к России, а у этого сплошной негатив, тот врет, а этот преувеличивает. Такой подход представляет собой яркое свидетельство наивных представлений Мединского о критике исторического источника. Подобный «ультрапозитивистский» подход, в основе которого лежит «допрос источника с пристрастием», был распространен до первой половины XIX в. Тогда историк, не углубляясь в изучение текстов, для иллюстрации своей концепции выбирал нужные ему записи из повествовательных источников. При этом его мало интересовали вопросы, когда, при каких обстоятельствах и почему появилась та или иная запись о событии, какими мотивами руководствовался автор. Но почти за двести лет историческая наука накопила огромный опыт и сделала большой шаг в развитии методов источниковедения. В современном научном сообществе судить личности и события прошедших веков с колокольни ценностей XXI века антинаучно и бесперспективно. […]

При исследовании западноевропейского нарратива необходимо применять синтез знаний о военном, политическом, социальном, экономическом устройстве государства, о быте, нравах и обычаях его жителей и т.д. Однако критикуя тексты иностранцев-путешественников, Мединский отталкивается не от этих знаний, а от собственных рассуждений, и неоднократно выдает поистине феерические выводы.

Например, автор «ничтоже сумняшеся» откровенно заявляет, «что конные воины, из которых состояло русское войско, никак не могли бегать, им полагалось скакать». В военных вопросах автор совершенно не разбирается, поэтому диссертация пестрит ещё и такими перлами: «в русском войске не было простых солдат, оно состояло из дворян. К тому же царь не вел длительных войн в зимнее время», «У него (Ивана Грозного — А.Л.) на службе состояли иностранные специалисты, которые помогли ему провести военные реформы» и т.д.

Некоторые предположения Мединского вызывают полное недоумение.

«Штаден величал Ивана IV великим князем, однако, в 70-е годы уже многие европейские державы признавали его царский титул, в том числе и император Рудольф. Категорически против нового титула были только Польша и Литва. Это дает право предположить, что Штаден являлся агентом польских кругов, но не самого короля Стефана Батория, поскольку его он называл его ставленником султана, а бывших сторонников короля Сигизмунда II (выделено мной — А.Л.)».

По логике Мединского агентами польских кругов были также папа Римский и крымский хан — они ведь тоже не признавали царского титула! Кроме этого и другие европейские государи, очевидно, также работали на поляков под прикрытием, поскольку в переписке друг с другом они величали Ивана Грозного великим князем Московским. [...]

Впрочем, досталось [...] и англичанам тоже: «Вообще данные Ченслора о существовании в Русском государстве нищих и бедняков противоречат известиям Барбаро и Контарини о большом количестве продуктов на русских рынках, которые стоят сущие копейки. Многие иностранцы писали, что жизнь простых людей в России сытная, но без излишеств».

Высказывание одного иностранца Мединский опровергает свидетельством другого иностранца. С таким же успехом можно и наоборот сказать: «Вообще данные Барбаро и Контарини о большом количестве продуктов на русских рынках, которые стоят сущие копейки, противоречат известиям Ченслора о существовании в Русском государстве нищих и бедняков». Оцените эквилибристику.

Вообще-то зря Владимир Ростиславович спорит с очевидным — беднейшие слои населения отмечены целым комплексом делопроизводственных документов. Знает ли критик Ченслера, кто такие в русских источниках холопы, закладники, захребетники, половники, калики? По-видимому, нет. […]

Желание порассуждать о вопросах за пределами своих познаний выдает в В.Р.Мединском «синдром первокурсника». Когда студент пишет курсовую, он пытается своими силами показать свою «крутизну», покрывая свое незнание смелыми фантастическими откровениями. Научный руководитель, конечно же, со временем наставляет его на путь истинный, если он, конечно, хороший научный руководитель. Но здесь, извините, докторская диссертация...

[…] в работе отсутствует самостоятельное научное исследование. Дилетантского «на самом деле», «как должно быть» — хоть отбавляй. Текст скорее представляет собой наглядный образец «пещерного источниковедения».

[…] Как учит известный историк, профессор СПбГУ Ю.Г.Алексеев, «научный труд может быть написан каким угодно языком, но он должен обязательно нести новизну». А диссертация В.Р.Мединского никакой новизны не несет. [...]

[alexuslob, origindate::04.04.2012, "Пещерное табу или обращение одного кандидатишки": Весь смысл у «защитников Мединского» сводится к следующему: на замечания по поводу отсутствия методологии, игнорирования современной историографии и манипуляций с источниками в диссертации выдается коллективный ответ — Мединский замечательный популяризатор истории, я читал его книгу «Война» (Сахаров), у него «парадоксальный, не бесспорный» взгляд, но, главное «пропитан любовью к Родине» (Лавров), помимо этого он внимателен к деталям, когда пишет исторические романы, учитывает замечания специалистов (Морозова). И его книги хорошо продаются (Иванов). Понимается это однозначно: конечно, пусть и дальше пишет романы, популяризирует, консультируется с нами, докторами, и несет копеечку Иванову. Но Родину любить — это не профессия, причем здесь историческая НАУКА и степень доктора? [...]
2012 год Президентом РФ Д. А. Медведевым был объявлен «Годом российской истории»... А ведь прошлый «Год космонавтики» закончился падением «Фобос-Грунта». Как-то сразу стало боязно за отечественную науку… — Врезка К.ру]

[alexuslob, origindate::21.05.2012, "я аж поперхнулся от новости....":
Министром культуры России назначен Владимир Мединский
http://ria.ru/culture/20120521/654414171.html
УПД: тут же начал челобитную писать "Осударю моему, министру Владимиру Ростиславовичу, великаго твоего прощения искатель, холоп твой Алешка челом бьет. В нынешнем, во 7520 году месяца марта 13-го, в пяток, я, холоп твой, не ведая гнев Божий и забыв дело государево, почал сквернословие писати про твое честное имя, да хулити труды твоя, яко Иуда, 30 сребряников от государевых недругов, от Госдепа окаянного, принявший, а ныне, как умом своим до сего погубного дела дошел, каюсь, што есть мочи. Прости Христа ради меня, холопа твоего, вели сменить гнев свой на милость, не дай в конец погибнуть ни мне, ни женке моей, ни детишке моей. На прощение твое уповаю, или как тебе, осударю моему, Бог известит. За сим пишу мало, челом бью много. Смилуйся, пожалуй". — Врезка К.ру]