"Газопроизводитель" Ахмедов

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Газопроизводитель" Фархад Ахмедов

© "Российская газета", origindate::27.04.2005, "Кого считать независимыми"

Владимир Борисов

В СМИ нередко поднимаются проблемы независимых газопроизводителей, в том числе и в плане их взаимоотношений с "Газпромом". В адрес концерна выдвигаются претензии по ограничению доступа к системе трубопроводов и повышению тарифов на прокачку газа. На минувшей неделе эта тема снова вышла на страницы газетных полос и новостных лент с подачи компании "Нортгаз", которая в очередной раз обвинила газового монополиста в дискриминационных действиях по отношению к "независимым".

В то же время стоит учитывать, что само понятие "независимые производители" является весьма расплывчатым. Каждая из этих компаний имеет свою специфику и свою судьбу, поэтому рассмотрение вышеназванных проблем требует индивидуального подхода. И в первую очередь это касается компании "Нортгаз".

Она была создана в 1993 г. американской Bechtel Energy,которой принадлежало 44% акций, "дочкой" "Газпрома" "Уренгойгазпромом" (51%) и английской офшорной фирмой Tansley (5%) в целях разработки неокомских залежей Северо-Уренгойского месторождения. "Газпром" предоставлял открытые в 70-80-е годы месторождения, на которые он имел лицензию, а также материальное обеспечение, американцы - технологии, а офшор - сейчас трудно сказать чего. Уставной капитал "Нортгаза" составил 5 млн. долларов, и каждая из сторон получила соответствующую долю акций, общее число которых была тысяча.

Однако почти сразу дела в "Нортгазе" пошли по несколько иному сценарию, чем это было задумано изначально. В начале 1994 года лицензия на месторождения была незаконно переоформлена с "Уренгойгазпрома" на "Нортгаз". Еще через 2 года из числа участников исчезли американцы, уступив свои акции некой "Фарко Групп", к которой также перешли акции Tansley. Руководителем "Фарко" являлся Фархад Ахмедов (ныне - член Совета Федерации РФ), который до этого был менеджером компании Tansley.

А в 1999 г. менеджмент "Нортгаза" провел дополнительную эмиссию акций, при которой "Уренгойгазпром" свою долю оплатил скважинами, а "Фарко" - 82 миллионами рублей. Далее, как писалось в ряде СМИ, доля акций "Уренгойгазпрома" сократилась до 0,5%, а потом и вообще до нуля.

На самом же деле ситуация складывалась несколько иначе. В 2001 году "Фарко" оспорила в суде договор мены с "Уренгойгазпромом" под предлогом того, что скважины, которыми последний оплатил свое участие, не были оценены.

Однако уже спустя полгода опять же в суде был признан ничтожным и договор купли-продажи в ходе дополнительной эмиссии между "Фарко" и "Нортгазом". Если не влезать в законодательные дебри, то это попросту означает, что исходя из этих судебных решений, дополнительная эмиссия от 1999 была юридически незаконна. Что, кстати, подтвердил и Арбитражный суд Омской области, признав недействительным Отчет о размещении акций второй эмиссии.

Тогда руководство "Нортгаза" придумало новую уловку и проведя процедуру переоформления из ЗАО в ООО, просто списало с лицевого счета 510 акций "Уренгойгазпрома". Как будто и их не было в природе.

Понятно, что такого рода манипуляции были оценены по достоинству российской Фемидой, и в январе этого года Арбитражный суд ЯНАО признал это списание акций незаконным и недействительным. Если суммировать все эти судебные решения, то общий итог их таков, что восстановлен статус-кво, имевший место до 1999 года, в соответствии с которым владельцем "Нортгаза" более чем наполовину является "Уренгойгазпром" (можно сказать, что "Газпром", так как "Уренгойгазпром" - его дочерняя структура).

Но картина была бы неполной, если не указать на еще одну важную деталь. 15 апреля этого года Арбитражный суд Москвы удовлетворил иск "Газпрома", признав недействительным распоряжение Комитета РФ по геологии и использованию недр десятилетней давности о выдаче "Нортгазу" лицензии на разработку неокомских залежей Северо-Уренгойского месторождения. Суд опять же восстановил статус-кво, вернув лицензию "Уренгойгазпрому", как это и было изначально.

Из всего вышесказанного следует, что "Нортгаз" не является ни "независимым", ни "газопроизводителем". В отличии, допустим, от того же "НОВАТЭКа" или "Итеры". И попытки его нынешнего менеджмента говорить от лица данного сообщества, есть не более чем желание сделать хорошую мину при плохой игре. То есть имеются проблемы независимых газопроизводителей России, и есть отдельная проблема "Нортгаза". Смешивать обе эти проблемы не стоит, поскольку, как говорят в Одессе, это две больше разницы.