"Газпром" переходит от одного хозяина к другому

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"PricewaterhouseCoopers, несколько лет проверяющая "Газпром", сочла возможным обнародовать вышеприведенную информацию только сейчас. Очевидно, и с другими российскими клиентами-монополистами аудиторы "большой четверки" работают примерно так же."

© "Компания", origindate::18.06.01, "Газпром" переходит от одного хозяина к другому

Аудиторы переоценили ситуацию

Борис Грозовский

Converted 11712.jpg

Аудиторы PricewaterhousCoopers озадачили Рема Вяхирева

Вот, казалось бы, вполне законно и буквально из рук в руки произошла передача управления крупнейшей российской компанией — «Газпромом». Сиди себе да радуйся, вникай в оперативную обстановку и глобальные тенденции, принимай дела. А другая сторона, как полагается, дела должна сдавать. Но нет — не дают спокойно работать. Ни Алексею Миллеру не дают, ни старому топ-менеджменту «Газпрома». За последние дни вокруг компании продолжали возникать небольшие, но уж очень регулярные и весьма неприятные «завихрения». В общем, компанию трясет. И до выхода из зоны турбулентности, то есть до «мягкой посадки» еще очень и очень далеко. Как бы кому плохо ни стало. Сейчас кроме надоевшего уже вопроса о том, кто из зампредов правления и в каком качестве останется в «Газпроме», наблюдаются три основные линии напряжения. Все они связаны с «газпромовскими» «друзьями» и смежниками и касаются выданных «Газпромом» кредитов и поручительств, а также обстоятельств передачи акций монополии «Стройтрансга-зу» и борьбы за когда-то выведенные «Запсибгазпром» и «Роспан».

Сначала о делах семейных. В связи с новой, благоприятствующей повторным расследованиям, конъюнктурой Федеральная комиссия по ценным бумагам (ФКЦБ) объявила, что продолжает изучать обстоятельства вывода активов из «Газпрома». Для этого ФКЦБ повторно запросила у компании документы по передаче ее акций в «Стройтрансгаз» в 1993 — 1996 годах (количество отчужденных акций, их цена и имена покупателей). Раньше ФКЦБ уже занималась этим вопросом, но требуемой информации то ли не добилась, то ли не очень искала. Похоже, особенно интересует ФКЦБ передача «Стройтрансгазу» в 1994 году 4,83% акции «Газпрома» за $2,5 млн в оплату подрядных работ. Рыночная цена этого пакета на тот момент составляла порядка $70 млн. Активность ФКЦБ в отношении семейного предприятия «Стройтрансгаз» (его акции еще недавно принадлежали детям и родственникам Виктора Черномырдина, Рема Вяхирева, Арнгольду Беккеру и др.) должна, по-видимому, стать отмычкой, с помощью которой Алексей Миллер — «варяг во княжении" — одну за другой откроет все потайные двери и ларцы, после чего основные финансово-товарные потоки и направления движения капитала мигом станут ему подконтрольны.

Тем временем Pricewaterhous-Coopers, тоже почувствовавшая изменение розы ветров,опубликовала беспрецедентные по открытости данные о предоставленных «Газпромом» кредитах и поручительствах. Гарантии и кредиты монополии, так часто жалующейся на недостаток капитала и постоянно ищущей возможности привлечь деньги иностранных кредиторов, тянут в совокупности на $2,6 млрд, и подавляющая часть этих благ, естественно, досталась не кому попало, а кому надо.

Все тот же «Стройтрансгаз» получил гарантий на 5,8 млрд руб. По мнению юристов, подобная сделка из-за совпадений и родственных связей в руководстве компаний должна была получить одобрение совета директоров «Газпрома» без учета голосов заинтересованных членов совета директоров, а при отсутствии такового может быть оспорена в судебном порядке. В свою очередь, «Стройтрансгаз» прокредитовал «Газпром» на $1,43 млрд. АО «Интерпроком» (ее совладельцы — родственники Рема Вяхирева и Вячеслава Ше-ремета), выполняющему функции снабженца монополии, достались поручительства на 14,36 млрд руб. Гарантий на 5,5 млрд руб. получила «Итера», которую «Газпром» обычно приводит в пример как конкурента. Наконец, гарантии под кредиты выдавались западным «дочкам» «Газпрома», владеющим и строящим газопроводы. Консорциум Europolgaz, который прокладывает газопровод по Польше, получил гарантий на 5,8 млрд руб. Кроме того, он задолжал 13,8 млрд руб. «Газпрому» и 23 млрд руб. «Газпромбанку». Этот кредит не обслуживается и ничем не обеспечен, причем, по данным ЦЭА «Интерфакс», резервов под этот кредит, в полтора раза превышающий капитал «Газпромбанка», не сделано.

Следует обратить внимание на то, что PricewaterhouseCoopers, несколько лет проверяющая «Газпром», сочла возможным обнародовать вышеприведенную информацию только сейчас. Очевидно, и с другими российскими клиентами-монополистами аудиторы «большой четверки» работают примерно так же, по-нашенски: пока менеджменту корпорации ничего особенного не угрожает, на его сделки можно смотреть спустя рукава. Когда же истинный заказчик работы меняется, становится другим и подход. Привыкайте, товарищи. С волками жить — и т.д. Непонятно только, чего на деле стоит набивший оскомину пиар на тему стандартов западной бизнес-культуры и бухгалтерского учета, которые эти компании несут в нецивилизованную российскую глубинку.

Последние истории касаются совершенно конкретной борьбы за бывшие «газпромовские» активы. От«3апсибгаз-прома» монополия год назад отказалась добровольно, не став участвовать в дополнительной эмиссии, размещавшейся по открытой подписке. Доля «Газпрома» уменьшилась с 51% до 33,9%. Под давлением государства предприятие было решено вернуть. Но в середине мая акционеры компании отказались одобрить «обратную» допэмиссию в пользу «Газпрома» и две недели не торопились с обнародованием своего решения, выжидая, что станет с Вяхиревым. Последнее время «Запсибгазпром» активно работает над подготовкой совместных проектов с «Сибнефтью» — в частности, над планом по разработке Западно-Озерного газового месторождения на Чукотке. Видимо, эта дружба и придала акционерам смелости.

За «Роспан», которое когда-то тоже было на 51% «газпромовским» предприятием, а потом отошедшее «Итере» (акции были проданы в 1998 году по номинальной стоимости — 4 млн руб.), теперь серьезно взялась ТНК, скупившая кредиторскую задолженность «Роспа-на». «Итере», в свою очередь, помогает Уральская горно-металлургическая компания, готовящая мировое соглашение. Но теперь неизвестно, не будет ли каким-то образом опротестована сама передача акций «Роспана» от «Газпрома» «Итере». Если можно подвергнуть сомнению сделку 1994 года, то более поздние сделки — и подавно. Ведь степень амбиций государства в отношении «Газпрома» еще неизвестна.