"Газпром - это б…"

Материал из CompromatWiki
(перенаправлено с «"Газпром- Это Б…"»)
Перейти к: навигация, поиск


На совете директоров Газпрома Христенко в выражениях не стеснялся

1049436456-0.jpg За окнами начинал смеркаться февральский вечер. В кабинет Алексея Миллера вошел Виктор Христенко. Вице-премьер был явно не в духе.

- Ты чего задумал? — мрачно спросил он председателя правления «Газпрома». — Совсем уже… голова кругом пошла? Нашел время перевороты устраивать!

Миллер покраснел, насупился, всем своим видом демонстрируя, что обижен таким тоном. Конечно, он бы нашелся, как посочнее ответить. Однако сразу догадался, что сегодняшний визит вице-премьера санкционирован самим президентом. А обижаются только домработницы.

Именно этим вечером был назначен совет директоров ОАО «Газпром». На нем должны были озвучить новую схему продажи газа внутри страны. Подготовленный в пожарном порядке по приказу Миллера, этот документ предлагал всего за полтора месяца заключить новые договора на поставки топлива почти с 60 тысячами потребителей.

Цены на газ в этих новых договорах, естественно, повышались. Фактически «Газпром» самочинно поднимал тарифы, игнорируя мнения и парламента, и правительства. И это неминуемо осложнило бы финансовое положение большинства российских предприятий.

Потому вице-премьер и бросил все дела, срочно помчавшись в «Газпром».

На совете директоров Христенко выступал как представитель государства и в выражениях не стеснялся. Прекрасно понимая, чем вызвана инициатива Миллера, он заявил, что перестраивать всю систему внутренних продаж газа в такие короткие сроки — значит провоцировать хаос и неразбериху и с поставками топлива, и с его оплатой. То есть создавать новые риски для экономики страны. «Как раз накануне выборов!»

Газпромовский проект он разодрал в клочья. И поручил привлечь мыслителей из грефовского Минэкономразвития, чтобы совместно с ними подготовить новый механизм реализации газа внутри России. С совета директоров всегда солидные и вальяжные газпромовцы выходили, как «двоечники» из кабинета директора школы после изрядной выволочки.

На «б» называется, вслух не произносится

Когда в кремлевских кабинетах или в офисах крупных банков заходит речь о положении дел в «Газпроме», собеседники сразу переходят едва ли не на шепот. И витает это слово на букву «б» — банкротство. Уж больно неприятная, тревожная тема. Тень банкротства который месяц парит над крупнейшей естественной монополией, на которой, собственно, держится сегодня значительная часть экономики России.

Во всяком случае, именно газовая отрасль дает пятую часть всех поступлений в казну. Но размеры ее долгов вот уже который месяц буквально завораживают специалистов.

Еще в 2000 году после подробной проверки деятельности ОАО «Газпром» аудиторы Счетной палаты РФ предупреждали: «Текущие обязательства (пассивы) выросли за анализируемый период в 2,9 раза (при росте собственного капитала только на 69,2 процента)… Причем прирост первого полугодия 2000 года в номинальном выражении (72 585,0 млн.рублей) был выше прироста за весь 1999 год (69 414,0 млн.рублей).

В структуре текущих пассивов краткосрочные займы (кредиты банков) выросли в 4,3 раза и составили 69 086,0 млн.рублей, а их доля в валюте баланса увеличилась с 2,3 процента до 6,0 процентов. Кредиторская задолженность за полтора года увеличилась в 2,5 раза

(с 59 162,0 млн. рублей до 148 117,0 млн. рублей), их доля в валюте баланса выросла с 8,6 процента до 12,8 процента».

Из этого отчета Счетной палаты видно, что уже в 2000 году тенденция с ростом долгов «Газпрома» была весьма тревожная. Причем эту безрадостную картину аудиторы выявляли лишь по официальной финансовой отчетности. Которая, как правило, существенно приукрашивает суть дела. Именно «Газпром» и у нас, и особенно у иностранных аудиторских и финансовых структур всегда славился своей «непрозрачностью». То есть перекачкой и доходов, и расходов через теневые каналы, потаенные банковские счета, скрытые как от налоговых, так и от других контрольных органов.

Началось это как раз десять лет назад. 17 февраля 1993 года постановлением Совета Министров РФ государственный газовый концерн был преобразован в Российское акционерное общество «Газпром», чтобы в 1998 году превратиться в ОАО.

Это были годы сплошной экономической вольницы: бартера, неплатежей, ложных банкротств, полукриминальных схем движения средств предприятий. Все эти очень сомнительные «финансовые инструменты» вынужден был взять на вооружение и «Газпром», чтобы хоть как-то функционировать в беспределе тогдашней российской экономики.

Но очень скоро топ-менеджеры компании сообразили, что именно в такой мутной воде гораздо быстрее и легче ловить миллионы долларов для себя лично. И вся система взаимосвязей, контрагентов, посредников и «дочерних» фирм отстраивалась под персональные интересы руководства «Газпрома». Через нее и стали утекать на личные банковские счета огромные доходы государственной газовой монополии.

В декабрьском номере «Stringer» уже рассказывал, как действовал этот механизм. Особо любопытна технология «прокрутки» знаменитых газпромовских векселей.

Многие предприятия всеми силами старались стать подрядчиками у «Газпрома», поскольку громкое имя компании само по себе гарантировало аккуратную и своевременную оплату заказа. На эту красивую приманку менеджеры концерна и ловили страдающие от безденежья предприятия.

Схема вексельного опыления

Когда требовалось, скажем, оплатить выполненные работы, заказчик переводил «живые» деньги в свою дочернюю компанию. Например, только на контракты по строительству трубопроводов в фирму «Стройтрансгаз» закачивалось в год около миллиарда долларов. Однако сам «Стройтрансгаз», которым владели родственники высших руководителей «Газпрома», расплачивался с подрядчиками не деньгами, а векселями. Причем — по номиналу: на какую сумму выполнил работ, столько в векселях и получи. Заплатив государству все причитающиеся налоги. Словно рубли принесли тебе не в ценных бумагах, а в мешках — наличными.

Хитрость была в том, что газпромовские векселя подрядчикам еще предстояло «обналичить». Точнее, получить вместо бумаг на свой счет реальные средства для продолжения какой-либо производственной деятельности. Но по векселям платили, как правило, только приближенные к «Газпрому» структуры. Причем с дисконтом, который достигал 20-30 процентов.

То есть за вексель номиналом в один миллион рублей какой-нибудь «уполномоченный» «Газпромом» банк выдавал всего лишь 700 тысяч целковых. Не хочешь — не бери. Жди официального срока погашения бумаги. Если у тебя есть возможность ждать.

Таким образом, более четверти всех средств, официально уходивших из кассы концерна, через векселя возвращались назад. Но уже не в кассу, а на счета посреднических структур. Или, если конкретнее, в карманы ведущих менеджеров концерна.

Немало аналогичных комбинаций позволяли проделывать и другие финансовые инструменты, столь модные в эпоху демократизации.

Например, специалистам хорошо известно, что строительство километра газопровода стоит миллион долларов. Это по самому-самому максимуму. При любых допустимых накрутках, едва ли не с кормежкой строительных бригад через лучшие московские рестораны. Газпромовцы умудряются вбухивать в километр трубопровода целых пять миллионов «зеленых»! Как говорится, ни в чем себе не отказывая.

Именно поэтому сегодня под угрозой оказалось строительство северной газовой магистрали вдоль океанского побережья. Поначалу в смете она оценивалась в 2,5 миллиарда долларов, теперь говорят, что обойдется как минимум вдвое дороже. Специалисты же считают, что и пяти с лишним миллиардов валюты не хватит. При такой-то щедрости и «душевной» широте.

Еще в 2000 году весьма тревожно звучали некоторые фразы из отчета аудиторов Счетной палаты: «Темп прироста собственного капитала в 1999 году составил 2,6 процента, а заемного капитала — 42,2 процента. Данное соотношение характеризует ослабление финансовой устойчивости».

Проще: чтобы затыкать дыры, возникающие в бюджете компании из-за чрезмерных аппетитов ее отдельных руководителей, приходилось влезать в долги. В том числе и к иностранным кредиторам. Чем больше брали, тем больше приходилось занимать.

С какого-то момента этот процесс приобрел характер катящегося с горы снежного кома.

Лечь на его пути было доверено Алексею Миллеру. Кадровая революция в ОАО «Газпром» была едва ли не первой серьезной акцией в сфере экономики новоиспеченного президента страны Владимира Путина. И хотя откомандировал он в газовую отрасль людей весьма случайных, еще в питерскую бытность ВВ занимавшихся как обустройством морских портов, так и управлением гостиничным хозяйством, имелась все же у президента робкая надежда, что доверенные лица сумеют если и не построить нечто совершенное, то хотя бы разрушат прежнюю систему мздоимства.

Зачистки последовали. Причем довольно масштабные. Были законсервированы многие сомнительные финансовые схемы, свернута вексельная программа. Вместе с другими «бедолагами» в отставку отправили и могущественного руководителя все того же «Стройтрансгаза».

Однако снежный ком продолжал катиться. Все большая доля экспорта газа шла на погашение внешней задолженности. Выручка от внутренних продаж сокращалась, даже несмотря на повышение тарифов и сохранение объемов поставок.

По признанию пресс-службы компании, общая выручка от продаж в 2002-м оказалась на десятки миллиардов рублей меньше, чем в прошлом, 2001 году. Прибыль в расчете на акцию сократилась в те же сроки с 1,78 рубля до 0,76 рубля. Чистая прибыль упала почти вдвое.

Подарок к юбилею

Своеобразным подарком к десятилетнему юбилею концерна, а точнее, настоящей бомбой стало обнародование конфиденциального проекта постановления правления ОАО «Газпром» «Об утверждении программы заимствований и размещении ценных бумаг» в 2003 году.

И дело там даже не в цифрах официально признанных долговых обязательств, хотя и они впечатляют. «К настоящему времени общая задолженность «Газпрома» по всем видам заимствований составляет 14,7 миллиардов долларов США… В течение 2003 года общая сумма платежей в обслуживание и погашение ранее привлеченных и текущих заимствований составит 7,45 миллиардов долларов США».

Гораздо более оглушительным выглядит следующее признание авторов документа: «Нынешний уровень задолженности с точки зрения способности ОАО «Газпром» по ее обслуживанию уже приближается к предельно допустимому значению. Так, привлекаемых в 2003 году по программе заемных расчетов (3,56 миллиарда долларов) будет недостаточно для обслуживания в течении года текущей задолженности по всем видам долговых инструментов. В платежи по кредитным обязательствам предстоит выделить часть экспортных поступлений».

Короче, общенародное достояние — природный газ — будут качать на Запад не для пополнения государственной казны, не для улучшения жизни граждан страны, а для спасения от банкротства одного акционерного общества!

Вся стоимость газпромовского экспорта в 2002 году составила 15,36 миллиарда долларов. То есть всего на 700 миллионов больше, чем компания должна кредиторам.

Лились рекой вино и речи

В Государственном Кремлевском дворце было не протолкнуться. Слишком много желающих собралось отметить десятилетие «Газпрома» и при случае попасться на глаза президенту. Сам же Владимир Владимирович, сохраняя приличествующее празднеству лицо, говорил двусмысленности. Даже когда держал в руке бокал с шампанским.

Дескать, государство «крайне осторожно подходило к реформированию газовой сферы… «Газпром» должен был сохраниться и сохранился как единый организм. Но теперь государство будет настаивать на снижении издержек и повышении эффективности компании. А положение «Газпрома» на рынке не должно вести к консервации производственных и технологических ресурсов».

Присутствующие внимали с торжественным видом, хорошо выпивали и кушали. И мало кто из них догадывался, что через несколько дней широкой стальной метлой пройдет по кабинетам топ-менеджеров «Газпрома» новая чистка.

Со своих мест слетели заместитель А.Миллера по безопасности, генеральный директор главного организатора внутренних продаж «Межрегионгаза» и руководители ряда других «дочерних» структур. Чиновники «Газпрома» объяснили такие «подарки к юбилею» продолжением ожесточенной драки между питерскими и московскими силовиками, воюющими за влияние на А.Миллера.

Версий происходящего выдвигается много.

Однако наиболее вероятная коренится в утечке той самой многострадальной «Программы заимствований». Она не просто обнажила полный провал новой «миллеровской» команды, но со всей очевидностью показала, что никакой новой системы управления питерцы не создали, а всего-навсего органично вписались в построенные предшественниками механизмы перераспределения финансов газового концерна.

Но долговой навес стал настолько критическим, что рецепты спасения требуются экстренные. И что же предлагают люди из новой команды? Прежде всего «перехватить» деньжат на стороне. В 2003 году «Газпром» намерен занять 6,065 миллиарда долларов. Кроме того, проект «Программы заимствований и размещения ценных бумаг» предусматривает привлечение компанией в первом квартале 1,360 млрд. долларов, во втором — 760 млн., в третьем — 2,735 млрд. и в четвертом — 1,210 млрд. «зеленых». На 3,8 миллиарда долларов будет выпущено облигационных займов.

И вот знаменательная «новация» — вновь запущена вексельная программа! На 445 миллионов долларов вбросят в оборот так называемые 70%-ные векселя. То есть принимать их к оплате будут все те же уполномоченные «дочерние» структуры с 30%-ной скидкой. Это официальная цифра, которая указывается в проекте, неофициально же называется 1 млрд долларов.

Короче, все возвращается на круги своя, как при Вяхиреве.

Газ кусается

Лишь одно принципиальное новшество предлагает и усиленно лоббирует в данный момент команда А.Миллера — так называемую либерализацию внутреннего рынка продажи газа. То есть элементарное увеличение тарифов.

Благодаря этому менеджеры «Газпрома» надеются хотя бы частично заткнуть огромные дыры в бюджете компании. Спасать ведь надо «опору российской экономики»! Вопрос только в том, почему деньги пытаются искать в карманах и без того совсем не богатых миллионов граждан. Можно ведь обозначить и более доходное место.

Например, руководители Комитета по финансовому мониторингу уверяют, что имеют возможность проверить любые счета любых ВИП-персон в любых банках мира. Так, может быть, начать с людей очень известных, чьи фамилии у всех на слуху? Рэм Вяхирев, Виктор Черномырдин, Сергей Дубинин и некоторые другие их соратники наверняка знают, как и куда утекли финансы из газовой отрасли.

И еще одну загадку помогут решить.

На днях на заседании энергетической комиссии в Госдуме очень авторитетный специалист, хороший знакомый Президента РФ, ректор Санкт-Петербургского государственного горного института, огорошил всех такими сведениями. Оказывается, 30% добываемого в стране газа продается внутри России, примерно 40% идет на экспорт. А вот куда деваются еще 30% «голубого топлива», пока не знает никто.

Солидная такая «протечка». Интересно, кто первый рискнет с ней разобраться?

СТРИНГЕР origindate::03.04.03

Алекс МАХРОВСКИЙ