"Газпром нефть" контролирует 75,05% Sibir Energy

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Газпром нефть" контролирует 75,05% Sibir Energy. Судьба [page_28063.htm доли Батуриной-Байсарова] неизвестна

Оригинал этого материала
© "Ведомости", origindate::14.08.2009

Sibir преподносит новые загадки

Елена Мазнева

Фото:

Фото:

Совет директоров Sibir Energy может измениться, после того как будет решена судьба доли Байсарова-Батуриной в компании

У «Газпром нефти» с учетом всех «дочек» и связанных компаний — «прямой и косвенный интерес» в 75,05% Sibir Energy. При этом владеет она лишь 49,39%-ным пакетом. Об этом в четверг вечером сообщила сама Sibir Energy, опубликовав данные на официальной ленте раскрытия информации LSE.

Пакет под контролем «Газпром нефти» (49,39%) — это доли сразу трех компаний, уточняет представитель «Газпром нефти»: 33,72% — в прямом владении (в номинальном держании Euroclear Nominees Ltd.), 14,67% у «дочки» ООО «Газпромнефь-ЗС», еще 1% — у подконтрольной Mak Holdings Ltd.

Оставшиеся 25,66% — не контролируются «Газпром нефтью», добавляет собеседник «Ведомостей». Бенефициар этого пакета — Bennfield Ltd. А «Газпром нефть» через Orton Oil Company Ltd. контролирует ровно 50% Bennfield. Правда, весь пакет Bennfield (25,66%) — в залоге у «Газпромнефть финанс».

Как будет «Газпром нефть» учитывать этот пакет сверх своих 49,39%, представитель компании вчера комментировать не стал.

Не ясно также, как вообще у «Газпром нефти» оказались 49,39%.

«Дочка» «Газпрома» начала скупку акций Sibir Energy в апреле. К тому моменту 100% Sibir были поделены между тремя группами акционеров: около 19,3% контролировала Москва, чуть больше 34% — различные миноритарии (в основном инвестбанки и фонды). А оставшиеся 46,65% были у Bennfield Ltd. Та пополам контролировалась компаниями Orton Oil Игоря Кесаева и Gradisson Consultants Шалвы Чигиринского. При этом все 46,65% были в залоге у Сбербанка по кредитам почти на $900 млн.

34%-ный пакет минориатриев «Газпром нефть» собрала по трем офертам (оценив всю Sibir в 1,933 млрд фунтов или $3,2 млрд по текущему курсу). Москва свои акции не продавала. Т.е. дополнительный пакет в 15,4% (чтобы доля выросла до 49,39%) «Газпром нефть» могла купить только у Bennfield.

Как это вышло, представитель «Газпром нефти» не комментирует.

Все, что объявлялось официально, — сделка по покупке Orton Oil у Кесаева. Но в заявлении «Газпром нефти» не было ни суммы сделки, ни того, какой пакет в Sibir контролируют Orton и Кесаев.

При этом сама Bennfield — предмет споров в британских судах. Точнее, оспариваются права на ее второго владельца — Gradisson (на нее претендуют Чигиринский и предприниматель Руслан Байсаров).

Получается, до сих пор не понятны как минимум четыре факта: как пакет Bennfield снизился до 25,66% (т.е. «потерялись» 20,99%), как «Газпром нефть» купила часть этого пакета и у кого, а также то, осталась ли Gradisson бенефициаром Sibir в принципе. Последний факт: как распределены сейчас 100% Sibir? Если у «Газпром нефти» 49,39%, у Bennfield — 25,66%, а у Москвы — 19,3%, то у кого оставшиеся 5,65%?

С представителями Чигиринского и Кесаева пока связаться не удалось, Байсаров на звонки вчера вечером не отвечал.

***

Оригинал этого материала
© "Коммерсант", origindate::14.08.2009

Sibir Energy получила новое руководство. Компания выбрала совет директоров и генерального директора

Ольга Мордюшенко

"Газпром нефть" и правительство Москвы договорились о схеме совместного управления Sibir Energy. В состав совета директоров вошло два представителя "Газпром нефти" и впервые был избран представитель московских властей, что было для Москвы принципиальным вопросом. Однако соглашение об управлении компанией остается неподписанным, хотя акционеры уверяют, что принципиальных разногласий у них нет.

Вчера совет директоров Sibir Energy утвердил кандидатуры двух независимых директоров и одного директора от правительства Москвы. Состав совета был расширен с четырех до пяти человек. В него впервые вошел представитель московских властей — генеральный директор Центральной топливной компании (принадлежит правительству Москвы) Дмитрий Беккер. Также в составе совета остались заместитель генерального директора "Газпром нефти" по экономике и финансам Вадим Яковлев и замначальника правового управления "Газпром нефти" Игорь Цибельман. Господин Яковлев стал председателем совета директоров Sibir Energy, а господин Цибельман — генеральным директором компании. Независимыми директорами были избраны член совета директоров Московской нефтегазовой компании (дочерняя структура Sibir Energy) и Moscow NPZ Holdings B.V. (совместное предприятие Sibir Energy и "Газпром нефти") Максим Викторов и исполнительный директор страховой компании МАКС Андрей Мартьянов. Между тем из состава совета вышли занимавший пост главы совета Уильям Гиннесс и бывший генеральный директор компании Стюарт Детмер.

"Газпром нефть" с конца апреля выкупила с рынка 34,1% акций Sibir Energy, еще 23,34% компания приобрела через Orton Oil у бизнесмена Игоря Кесаева. Еще 23,35% акций принадлежит Руслану Байсарову. Напрямую "Газпром нефть" владеет 48,77% акций британской компании. Однако по неофициальным данным, она контролирует более 80% акций, включая права залога на долю бизнесмена Руслана Байсарова. На данный момент бизнесмен Шалва Чигиринский оспаривает передачу прав на его долю в Sibir Energy (23,35%) господину Байсарову, также на нее может претендовать правительство Москвы. Однако в связи с судебным иском господина Чигиринского в Высокий суд Лондона на этот пакет наложен арест до 1 октября 2009 года.

Основные акционеры заявляли, что в скором времени планируют подписать соглашение об управлении Sibir Energy, но на вчерашнем собрании оно утверждено не было. Как пояснили "Ъ" в правительстве Москвы и "Газпром нефти", его подготовка продолжается и принципиальных разногласий у сторон нет. Но как сообщил источник "Ъ", знакомый с ситуацией, подписано оно будет не раньше середины осени.

Виталий Крюков из ИФД "Капиталъ" отмечает, что доминирование представителей "Газпром нефти" в совете директоров компании было ожидаемым. В то же время вхождение в него кандидата от властей было для Москвы принципиальным вопросом. "Для правительства Москвы это была важная стратегическая задача, чтобы власти могли контролировать деятельность компании",— говорит аналитик. Наличие в новом совете независимых директоров господин Крюков называет стандартным принципом управления западной компанией и отмечает, что это "дань международной корпоративной практике". Алексей Кокин из ИК "Метрополь" считает выбранный вчера состав совета директоров временным и отмечает, что он может измениться, когда окончательно будет решен вопрос с тем, кто получит долю Руслана Байсарова. Он называет странным введение в совет директоров из пяти человек двух независимых директоров и считает, что, скорее всего, они могут быть заменены на представителей "Газпром нефти", когда та консолидирует контролирующий пакет в компании.