"Гениальная находка Путина", — Дмитрий Медведев, президент Российской Федерации

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Путин оценил достоинства "престолоблюстителя" — отсутствие своей команды, умение держать слово и покорность

Модернизатор Медведев, получив власть, с удовольствием перенял все ее старые атрибуты — принимал бизнесменов "на поклон", согласовывал их сделки

Оригинал этого материала
© "Ведомости", origindate::05.05.2012, Фото: РИА "Новости", via yustas

"Гениальная находка Путина", — Дмитрий Медведев, президент Российской Федерации

Мария Рожкова, Ирина Резник

Compromat.Ru

Дмитрий Медведев и Владимир Путин

«Гениальная находка Путина» — так с легкой руки одного олигарха теперь называют Дмитрия Медведева. «Гениальная» — потому что Медведев оказался лояльным партнером по тандему, сдержал обещание и сыграл отведенную ему роль. О том, что сделал и тем более не сделал президент Медведев, уже написано много статей. «Ведомости» решили проводить президента рассказом его знакомых о том, что он за человек

Медведев. Выбор Путина

Когда Владимир Путин выбирал себе преемника, он действительно хотел видеть во главе страны молодого прогрессивного человека с политическими амбициями, который проявил бы себя, — утверждает бывший чиновник администрации президента. — Ближе к выборам они бы сели и решили, кто дальше будет руководить страной«. По его словам, Путин стал внимательно изучать Медведева как возможного кандидата в президенты, когда тот после ухода Александра Волошина возглавил президентскую администрацию. «Дальнейшее назначение Медведева в правительство [на пост первого вице-премьера] стало своего рода тестом, который Медведев удачно прошел», — добавляет он. Остальные многочисленные собеседники «Ведомостей» убеждены, что Путин выбирал не будущего политического лидера, а «престолоблюстителя». С этой точки зрения у Медведева было три важных достоинства, говорит знакомый с ним предприниматель, — отсутствие у него своей команды, умение держать слово и покорность.

В том, что Медведев — человек слова, Путин убедился, когда тот работал в администрации президента, а потом в правительстве. Эта черта была очень важна, ведь Путин фактически отдавал в руки преемника и свою судьбу. Тот формально имел полномочия уволить главу кабинета министров. Для Путина было важно, чтобы Медведев соблюдал договоренность: ты — президент, я — премьер, никакой самодеятельности, важные решения в стране принимаются, только если оба за.

Соглашаясь занять президентское кресло, Медведев не выдвигал встречных условий. Путин рассматривал на это место несколько кандидатур: Сергея Нарышкина (тогда руководитель аппарата правительства, заместитель председателя правительства), Сергея Иванова (тогда первый вице-премьер), Владимира Якунина (президент РЖД) и даже Игоря Шувалова (тогда помощник президента). Каждый из обнадеженных Путиным так или иначе начинал выдвигать некие встречные условия, спрашивал о личных гарантиях, а Медведев — единственный, кто не поднимал тему «а что мне за это будет», вспоминает знакомый президента.

За годы, пока Медведев был президентом, многие его близкие друзья и однокурсники получили высокие назначения, продвинулись по карьерной лестнице. Александр Гуцан сейчас — заместитель генпрокурора, Валерий Кожокарь — замминистра внутренних дел и начальник следственного департамента МВД, Николай Винниченко — полномочный представитель президента в Уральском федеральном округе, Антон Иванов — председатель Высшего арбитражного суда, Константин Чуйченко — помощник президента, Валерия Адамова — председатель Арбитражного суда Москвы, Александр Коновалов — министр юстиции. Но они так и не стали сплоченной командой, как у Путина. Между ними не то, что не было дружбы и взаимовыручки, более того, они не вели себя скоординированно, рассказывает знакомый Медведева.

Медведев. Имидж

«Дмитрий Анатольевич всегда производил впечатление совершенно нового человека. То, что он был преподавателем, уже служило залогом того, что он умеет разговаривать с людьми, — говорит лидер ЛДПР Владимир Жириновский. — Сразу чувствовалась образованность Медведева, высокая культура <...> Даже выглядит вдохновляюще, располагает своим внешним видом, манерой говорить, улыбкой — особой злости мы никогда не видели».

«Медведев запомнился мне как президент, свободно общающийся, без апломба, без личной надменности. Он был, что называется в Германии, президентом, “которого можно потрогать”, он мог и сам похлопать по плечу. Я как-то попал на встречу с ним, и у меня были проблемы с голосом, он сочувственно посмотрел, поинтересовался, где это я простудился. Я сказал, что приехал из Узбекистана, а он в ответ, что завтра сам туда собирается», — вспоминает Александр Рар, директор Центра им. Бертольда Бейца при Германском совете по внешней политике. «Он общается легко и непринужденно. Молодой, динамичный, хорошо и быстро ориентируется в ситуации, как я за ним наблюдаю, — делится впечатлениями бывший президент Киргизии Роза Отунбаева. — У меня с ним общение было деловитым, дружеским, он умел выслушать, оперативно после [политического] кризиса [в Киргизии] решил вопросы по тренингу наших чиновников. Каждый раз, когда мы с ним встречались, он показывал себя как современный человек».

Однако из анонимных рассказов вырисовывается несколько иной портрет: несмотря на всю свою прогрессивность, Медведев, получив власть, с удовольствием перенял все ее старые атрибуты — принимал бизнесменов «на поклон», согласовывал их сделки. Иногда он позволял себе грубо разговаривать с подчиненными, жалуется один из них, на совещаниях в правительстве частенько говорил всем: «Пока вас всех не распинаешь, работать не начнете». Так нельзя разговаривать с людьми, это непрофессионально, оценивает его коллега, тем более что очень многие вкалывали, тратили много сил. Из-за этих окриков и хамства, такого отношения к подчиненным у Медведева и не сформировалось крепкой команды, считает собеседник «Ведомостей».

Пресс-секретарь президента Наталья Тимакова не согласна с такой трактовкой: «Да, президент мог критиковать отдельных чиновников за долгие и бессодержательные доклады или плохую проработку решений, но, как правило, не переходил на личности». По ее описанию, у Медведева совсем другой стиль общения и руководства: «Президент всегда сдержан, вежлив, не позволяет переносить свое настроение или какие-то свои эмоции на окружающих. Повышать голос — это не его метод руководства. Но когда президент недоволен чем-то в твоей работе и говорит тебе об этом самым спокойным голосом, уверяю вас — это очень неприятные минуты».

«Медведев много лет проработал юристом — и это наложило на него отпечаток: он сформировал для себя некий кодекс правильного поведения и он считает, что люди следуют этим правилам. А это далеко не так», — рассуждает общавшийся с ним бизнесмен. У Медведева высокая моральная планка и она не менялась при оценке той или иной ситуации, утверждает помощник президента Аркадий Дворкович: «Медведев очень жестко реагирует на расхождения между словами и делами. Если не можешь сделать — не говори. Это действует в отношении любого человека». Действует ли это правило в отношении самого Медведева, которого многие теперь упрекают в непоследовательности? «В публичных объяснениях могут быть нюансы, которые не говорятся, но это другое, — защищает шефа Дворкович. — Я уверен, он никого не обманывал. Он просто не обещает, если не может выполнить».

[Газета.Ру, origindate::03.05.2012, "Притворная модернизация": «Медведевщина» как риторика и способ поведения легитимизировала и правление путинской команды, и систему персоналистской власти. Тот же факт, что сам Медведев произнес много «правильных слов» — Свобода, Демократия, Модернизация, что привело к их девальвации, является самым большим его вкладом в укрепление самодержавия. Вот еще один парадокс: Медведев своим лицемерием нанес больший удар по ценностям, нежели Путин, который предпочитает не злоупотреблять «правильными словами». — Врезка К.ру]

Медведев. Дела и намерения

«У Медведева-президента было одно достоинство: благие намерения», — рассказывает бывший чиновник правительства. Медведев действительно хотел что-то изменить в судебной системе и системе институтов, улучшить инвестклимат. «Это он хотел искренне, даже желал. Он видел в этом свою миссию, — продолжает собеседник “Ведомостей”. — Но феномен Медведева оказался уникальным. В условиях, когда ты все знаешь и умеешь, имеешь достаточный опыт управленческой работы, хорошие отношения с ключевыми людьми, ничего этого не сделать — это нонсенс». Член совета по противодействию коррупции Елена Панфилова испытывает по отношению к Медведеву смешанные чувства: «Где-то он порадовал, а где-то безумно разочаровал. Как и все, я надеялась в целом на большее, но со скепсисом относилась к кампании по борьбе с коррупцией». А в том, что касается принятых законов, Медведев даже превзошел ожидания Панфиловой: «Столь быстрое принятие закона о доступе к информации, об открытости судебных актов — этого я не ожидала. С другой стороны, мне казалось, ему хватит понимания всей полноты президентских полномочий для того, чтобы заставить эти законы работать. Но вот это не удалось».

У Медведева патологическая неспособность к администрированию, считает его бывший коллега, он не умеет выслушивать, отбирать лучшие практики. Совещания президент любил проводить под камеры, на публике, а реальных обсуждений с изложением позиций и глубоким анализом разногласий не проводилось. Его устраивало, что все вокруг чувствовали себя идиотами, негодует чиновник, но, по существу, работать было невозможно, дела не продвигались. Тимакова утверждает, что на самом деле в эфир попадала в лучшем случае одна треть совещаний, которые проводил президент, все остальные проводились в закрытом для прессы режиме: «Так, во время мирового финансового кризиса совещания собирались каждую неделю, из них в эфир давали только темы, которые волновали людей, — такие как меры по борьбе с безработицей. Последние три месяца также проводились закрытые еженедельные совещания, где обсуждались будущие экономические реформы (пенсионной, банковской системы, здравоохранения), в лучшем случае они сопровождались кратким сообщением пресс-службы».

Бывший топ-менеджер «Газпрома» был поражен неспособностью Медведева самостоятельно принимать решения, даже не стратегические. «Когда начинается конкретный разговор, он начинает мяться, боится подписывать важные документы, я, например, говорю ему: в “Газпроме” беспредел творится, должности продаются, надо срочно с этим что-то делать! А он в ответ: наверное, вы что-то не так поняли, нет темы для разговора», — делится воспоминаниями собеседник «Ведомостей».

Именно за несамостоятельность и нерешительность крупные предприниматели в основном не уважают Медведева — на этом сходятся несколько таких бизнесменов, поговоривших с «Ведомостями» на условиях анонимности. В их системе координат если ты главный, то все подчиненные должны тебя уважать, подчиняться тебе, а иногда и бояться, а ты должен двигать свой бизнес вперед, объясняет один из них. В случае с президентством — надо вперед двигать страну. «Первые несколько лет мы еще присматривались к Медведу, — рассказывает крупный бизнесмен. — А потом поняли, что он на самом деле не самостоятельный, а главный по-прежнему Путин. Я до сих пор удивляюсь, как можно так себя не уважать, как Медведеву самому не противно играть эту роль, когда он сам и все вокруг понимают реальный расклад сил». «Неправда, что Медведев не принимал самостоятельных решений! — защищает президента один из его знакомых. — Например, он согласовал увеличение финансирования армии на 60 млрд руб., хотя знал, что Путин против». В июне 2011 г., во время политического кризиса в Ливии, Медведев, как и западные лидеры, заявил, что режим Муамара Каддафи «потерял легитимность», в то время как Путин в резких выражениях защищал ливийского диктатора и требовал от НАТО невмешательства во внутренние дела этого государства.

Есть крупные законодательные инициативы, которые точно не возникли бы в России без Медведева, считает Дворкович, это либерализация Уголовного кодекса (тут сказалось его юридическое образование) и инициатива перехода к формированию существенной части армии на контрактной основе — в перспективе почти на 100%.

[Грани.Ру, origindate::30.09.2011, "В плену тандемифов": До самого последнего времени многие в России и на Западе ждали, что Медведев начнет наконец либеральные реформы, проводя в жизнь интересы мифических "либералов" во власти в противовес путинским "силовикам". Чем больше сторонники Медведева разочаровывались в своих надеждах, тем громче обвиняли его в бездействии. Только жестоким разочарованием можно объяснить стенания многочисленных авторов об унижении Медведева, следы которого они неведомым образом "прочитали" на его лице во время недавнего съезда "Единой России". Либеральная риторика Медведева заслонила для них все его действия, не укладывавшиеся в раскручиваемый имидж либерального президента. Между тем Медведев все эти годы был на своем посту исключительно активен. Более того, именно он провел в жизнь решения, которые без преувеличения можно назвать судьбоносными для будущего страны. Другое дело, что практически все они оказались направлены не просто на сохранение действующего режима, а на его укрепление. Вот лишь основные из этих действий: вооруженный конфликт с Грузией в августе 2008 года и сопутствующая ему информационная война; расширение полномочий ФСБ и укрепление системы политического сыска в стране; усиление борьбы с "экстремизмом" — создание центров по противодействию экстремизму при управлениях внутренних дел и межведомственной комиссии по борьбе с экстремизмом; продление полномочий президента до шести лет, а Думы — до пяти; реформа МВД, включая негласную чистку милицейской элиты, кадровая чистка губернаторского корпуса и особенно репрессии против мэров российских городов; принятие долгосрочного курса на милитаризацию страны, что было названо императивом в недавнем заявлении президента по поводу отставки министра финансов Алексея Кудрина. [...]
В условиях полной закрытости действующей российской власти правильнее говорить, что Путин и Медведев представляют публичное "лицо" невидимой власти — неконституционное политбюро с его негласными советниками. Сам факт существования такого политбюро отсутствует в публичном дискурсе. Тем более никто не может с уверенностью сказать, в какой мере не только Медведев, но и Путин являются его заложниками. Под плотной завесой секретности находится и разветвленная, пронизывающая общество тайная инфраструктура власти в виде негласных сотрудников президентской администрации и органов ФСБ, которые присутствуют во всех партиях, общественных организациях, учреждениях, на всех предприятиях, включая бизнес-структуры, во всех средствах массовой информации. Именно эта тайная инфраструктура обеспечивает устойчивость "вертикали" власти. Именно она составляет ядро того гражданского общества, которое, по мнению Путина, в России безусловно есть и которое представлено организациями типа Общественной палаты. — Врезка К.ру]

[garry-kasparov, origindate::05.05.2012, "О Прекрасном ДАМе": Демонстрацией приоритетов вертикали власти стали последние медведевские награждения. Государственные награды были вручены Чурову и Нургалиеву (тайком) и Кулистикову. Массовая фальсификация выборов, силовое подавление "несогласных" и постоянное промывание мозгов — вот три кита, на которых только и может держаться плоский, лишенный перспективы, мир путинской диктатуры.
В общем, можно смело поздравить Владимира Путина с блестящим кадровым решением. Практически невозможно представить себе другого человека, получившего столь необъятную власть и при этом оставшегося марионеткой в руках своего хозяина.
Эффективное функционирование "правящего" тандема, на мой взгляд, определялась не только личными качества (или скорее отсутствием таковых у Дмитрия Медведева). Политическая устойчивость этой необычной конструкции базируется на сложившемся распределении сил и обязанностей внутри правящей элиты. Неразрывный союз "силовиков" и "либералов" стал неотъемлемой гарантией выживания олигархического режима, сформировавшегося в России за последние 20 лет.
"Системные" либералы играли и продолжают играть главную роль в обеспечении относительно нормального функционирования российской экономики и финансовой системы. Все их выплескивающиеся на публику конфликты с "душителями демократии" никогда не носили идеологического характера, оставаясь деловыми разборками враждующих группировок внутри разветвленного мафиозного клана. Эта роль начала с энтузиазмом разучиваться "сислибами" (как на грани фола назвал их Андрей Илларионов) еще в эпоху гайдаро-чубайсовских реформ, когда они смело ринулись в скрывающую несметные сокровища пучину приватизации, из которой только неудачники выныривали миллионерами. — Врезка К.ру]

Медведев. Люди

Президент компании «Промагро» Федор Клюка называет Медведева «грамотным специалистом, умеющим работать с людьми». Но сразу несколько знакомых Путина и Медведева на условиях анонимности высказали мнение, что как раз работа с людьми — слабая сторона Медведева-президента. По их мнению, у Медведева и Путина принципиально разное отношение к подчиненным. Один из них описывает это так: «Например, если ты человек Путина и ты совершил ошибку, ты все равно останешься человеком команды, не выпадешь из обоймы, тебя переведут на другую должность, понизят, но не “сольют”. А Медведев скорее пользуется людьми: ты нужен, пока ты работаешь. Он очень технократичен». Поэтому, продолжает собеседник «Ведомостей», для многих Путин более привлекательный начальник, чем Медведев: «Путин не бросит, а Медведев любит говорить — твоя проблема, ты и решай. Он никогда не даст человеку больше, чем тот, по его мнению, заслуживает. Никто из окружения Медведева не чувствует полной уверенности в завтрашнем дне, в том, что его прикроют в случае чего». Другой знакомый обоих лидеров добавляет: «Медведев не так искушен в общении, может быть, поэтому у него и не сложилось команды верных, преданных ему лично единомышленников, Путин же выстраивает отношения с людьми на долгую перспективу, давая некие обещания, гарантии или как-то по-другому привязывая к себе. Это своего рода вербовка — все-таки Путин был разведчиком».

По словам Дворковича, если возникали проблемы с какими-то людьми, Медведев всегда говорил с ними напрямую или посылал ясный сигнал, какие вещи можно делать, а какие — нет. «И если человек воспринимал сигнал, то потом проблем не было. Дать еще один шанс — это нормально, если речь не идет о предательстве» — так он описывает логику отношения Медведева к подчиненным. Но он может и довольно жестко проучить человека, как свидетельствуют рассказы его подчиненных. Пример. Медведев старается не опаздывать, не терпит этого в подчиненных. Это подтверждает и Тимакова: «Конечно, иногда бывают задержки на 15-20 минут — некоторые совещания, например, затягиваются и тогда следующее мероприятие может начаться с опозданием. Но и президент, и служба протокола всегда следят за тем, чтобы ожидание было минимальным. И он, естественно, не любит, когда опаздывают подчиненные. Были пару раз случаи, когда коллеги опаздывали на совещания — совещания начинались без них, а им говорили: спасибо, вы в этом мероприятии уже не участвуете». Бывало, что и вице-премьеры оставались за дверью«. Однажды месть за опоздание оказалась более изощренной. Один из близких к Медведеву людей рассказывает, как он однажды на 15 минут опоздал на встречу с президентом и после этого ему пришлось несколько часов прождать в приемной. А после того как он опоздал второй раз, случилось вот что: Медведев, зная, что тот уезжает на неделю за границу на отдых и лечение, неожиданно вызвал его на совещание. Прервав отпуск и срочно вернувшись в Москву, чиновник обнаружил, что его нет в списке участников совещания.

Медведев только два раза позволил дать выход своему гневу. Кремлевский чиновник рассказывает, что в известной истории с Алексеем Кудриным Медведева разозлило сразу несколько вещей: нарушение субординации, лояльности и правил выполнения своих обязанностей. «Кудрин сделал две ошибки: он сделал свое заявление в Вашингтоне, а не в Москве и он прокомментировал то, что ему еще никто не предлагал. Он заявил, что не будет работать в правительстве Медведева. То есть в правительстве президента Медведева ты готов был работать, а в правительстве премьера Медведева, в которое тебя еще никто не звал, ты не готов?» — рассуждает он. «Тем не менее, уже после этой истории Дмитрий Анатольевич встречался с Кудриным и предложил ему позицию председателя Центробанка, — знает чиновник, — но Кудрин от предложения отказался».

Напряженные отношения с подчиненными иногда перерастали в открытый конфликт, чего не было при Путине. И подчиненные не боялись в открытую демонстрировать свое пренебрежительное отношение к Медведеву. Рассказывает бывший чиновник правительства: «У Медведева всегда были сложные отношения с [бывшим министром финансов Алексеем] Кудриным. Их взаимная неприязнь проявилась, например, в случае, который произошел в 2009 г., — тогда у Кудрина было совещание, где обсуждалась то ли помощь, то ли конвертация денег для Газпромбанка. И Кудрин склонялся к отрицательному решению, но тут фельдъегерь принес почту от Медведева, где была резолюция в пользу банка. Кудрин разворачивает, щурится и демонстративно говорит: «Ну и почерк!»

Впрочем, Медведев способен общаться с человеком, который ему лично неприятен, подчеркивает его знакомый. У Путина в результате многолетнего отбора просто не осталось таких людей, а вокруг Медведева постепенно сконцентрировались и приобрели на него влияние люди, которые не котировались у Путина. Некоторые из них действовали, публично прикрываясь именем Медведева, — например, Игорь Юсуфов, когда вел переговоры о покупке акций Банка Москвы у Андрея Бородина. Человек из окружения Юсуфова отрицает это, по его словам, у Медведева не было так называемых приближенных людей, в том числе бизнесменов: «Он ко всем относился ровно, никогда не проявлял ни к кому агрессии или особой симпатии». Зато донести информацию до Медведева можно было, в частности, через начальника его охраны — замдиректора ФСО Михаила Михеева, рассказывает бывший сотрудник спецслужб, который знает Михеева. По его мнению, поскольку у Медведева нет как таковой своей команды, он принимает за членов своей команды тех, с кем он относительно долго знаком. «У Медведева с Михеевым сложились доверительные отношения. И мягкость Медведева привела к тому, что к Михееву с просьбами стали приходить разные бизнесмены, — рассказывает собеседник “Ведомостей”. — С Путиным это не проходит. А Медведев — мягче, более интеллигентный».

Медведев. Надежда

А вот владелец одной из крупнейших в России фармкомпаний — «Р-фарм», член генерального совета «Деловой России» и «большого правительства» Алексей Репик не разочарован в президенте: «Стратегия государства, заданная Путиным, позволила бизнесу сконцентрироваться на развитии <...> Политика Медведева была преемственной, но привнесла целый ряд симпатичных нам черт: акцент на молодежь, развитие инноваций, образования, поддержку предпринимательской инициативы». По его словам, Медведев стал более активно вести диалог с бизнесом и сейчас бизнес готов выстраивать долгосрочную стратегию. Президент компании «Промагро» Клюка говорит, что ему было приятно работать с Медведевым: «Он умел слушать и принимать быстрые решения. [В кризис] он грамотно распорядился стабфондом, и мы вышли с небольшими потерями по сравнению с тем, что было в других странах. С его президентством много ожидали, мы не ждали, что он будет один срок. И программы по модернизации начали буксовать. Демократии и свободы стало больше, страна стала либеральнее. Появились свободные митинги. Но времени ему не хватило».

Окончательно решение о том, что Медведеву придется уйти с президентского поста, было принято им и Путиным на рыбалке в августе 2011 г., рассказывает источник из окружения президента. Тимакова также говорит, что ей стало очевидно, что Медведев уходит из Кремля, в конце августа. Похоже, сам президент с тех пор уже успел пожалеть об этом решении. В Кремле не ожидали такой бурной реакции общества, признался «Ведомостям» кремлевский чиновник, не понимали в тот момент, насколько много людей критично настроены к Путину и возлагают некоторые надежды на Медведева и восприняли это решение как предательство их интересов. «Увидев такую реакцию, Дмитрий Анатольевич чувствует ответственность за этих людей, которые поверили в лозунг “Свобода лучше, чем несвобода” и связывали с ним определенные надежды. Во многом это заставляет его заниматься своей карьерой — как политической, так и административной», — уверяет собеседник «Ведомостей».

Знакомый Медведева говорит, что сначала, после отказа от следующего президентского срока в сентябре, Медведев был уверен, что сможет сформировать правительство по собственному желанию, но уже к ноябрю ему дали понять, что он может рассматривать только тех, кого ему назовут, и у него произошла базовая переоценка всего и всех вокруг. «Он понял, что состав правительства не будет отвечать полностью его пожеланиям, а при этом отвечать за работу этого правительства придется ему. В итоге последние полгода Медведев находится в стрессе. Он, конечно, думал, что сделает больше. За последние полгода Медведев очень сильно изменился, ушел в минор», — говорит его знакомый. Тимакова назвала комментарии о будущей несамостоятельности Медведева-премьера «преждевременными»: «Дождемся состава правительства и будем делать выводы».

Compromat.Ru

Изображение Дмитрия Медведева на экране


***

Стиль жизни Медведева

Часто публично демонстрируя окружающим простоту, Медведев и его семья с большим удовольствием стали жить роскошной жизнью, рассказывают люди из окружения президента. «Как первая леди меняла обстановку в своей резиденции, ходят легенды. В полностью оборудованной резиденции Светлана требовала менять всю обстановку, вплоть до обоев и ламп. И по ее прихоти снимали новые и хорошие вещи, приносили другие. Денег на свое обустройство Медведев считать никогда не хотел», — рассказывает собеседник «Ведомостей». Впрочем, позволить себе он это мог — все же до прихода в политику он был в бизнесе, работал в компании «Илим-палп».

Знакомый Медведева добавляет: «Медведев — сибарит, он падок на так называемый luxury style. Он любит дорогие часы, часто их меняет, любит дорогую одежду, ему импонируют люди, которые, по его мнению, разбираются, как жить красиво». Другой знакомый Медведева подтверждает, что жена президента Светлана — любительница украшений, и сокрушается, что мода на дорогие вещи стала чертой политической эпохи Медведева: «Чиновники, я считаю, должны вести себя скромнее, скромнее одеваться, они же своим поведением показывают пример обществу». [...]