"Геннадия Тимченко стало в последнее время слишком много"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Геннадия Тимченко стало в последнее время слишком много"

Первым покупателем нефти ВСТО стал не Gunvor, а IPP OY. Финской компанией управляют те же люди, что и группой Gunvor Тимченко

Оригинал этого материала
© "Новая газета", origindate::28.12.2009, Новогодний подарок другу, Фото: "Коммерсант"

Роман Шлейнов

Compromat.Ru

Премьер Владимир Путин торжественно запустил нефтепровод «Восточная СибирьТихий океан» (ВСТО). Этот нефтепровод, безусловно, достижение, которое позволяет России выйти на азиатский рынок. Но вначале этим достижением воспользуется друг Путина.

Первым покупателем нефти ВСТО стала финская компания IPP OY (она предложила лучшие условия). Между тем, группой IPP (International Petroleum Products) управляют те же люди, что и группой Gunvor Геннадия Тимченкодавнего друга российского премьера.

Согласно финскому коммерческому регистру, главой финской IPP OY (International Petroleum Products OY) является шведский адвокат Свен Андерс Ольссон — администратор женевского представительства Gunvor. Ольссон давно работает на Геннадия Тимченко. В декабре 2007 этот шведский адвокат сменил Тимченко на посту администратора люксембургского фонда Volga Resources, основным бенефициаром которого является все тот же Тимченко. Ольссон был директором шведской компании Meerwind, которая учреждала московский офис «Гунвора». И он же вместе с Тимченко входит в правление финской компании бизнес-авиации Airfix Aviation OY (подробнее «Новая газета» № 92, № 113).

Свен Ольссон признался «Новой», что у него есть контакты с Тимченко, но больше не проронил ни слова. Директор женевского филиала IPP Арри Миккола еще в октябре сообщил нам, что IPP занимается торговлей, в основном, российскими нефтепродуктами, но от дальнейших разговоров уклонился, направив нас опять же к «директору IPP» Свену Ольссону. Тот решительно отказался от комментариев.

Группы Gunvor и IPP связывает не только Ольссон. Управляющий директор Gunvor в Нидерландах Дирк Йонкер выступал гендиректором двух голландских фирм IPP (International Petroleum Products (IPP) Holding BV и International Petroleum Products (IPP) BV). Ни в Gunvor, ни в IPP нам не ответили на вопрос, остается ли IPP под контролем Геннадия Тимченко (в его биографии значится, что он был управляющим директором финской и шведской IPP до 2001 года). Но, учитывая двух управляющих Gunvor и IPP, можно считать этот вопрос риторическим.

Почему не сам Gunvor получил первую нефть ВСТО? Рискну предположить, что Геннадия Тимченко стало в последнее время слишком много, и друзья решили соблюсти хоть какое-нибудь приличие. На торжественном запуске ВСТО Владимир Путин поздравил присутствующих и заявил, что «это отличный подарок России к Новому году».

А мог бы прямо сказать: «отличный подарок другу».


***

Поставки нефти по трубопроводу ВСТО принесут государственной "Транснефти" годовые убытки в 30 млрд руб.

Оригинал этого материала
© "Ведомости", origindate::29.12.2009, От редакции: Окно на Восток

Вчера символически совпали два события: Россия предупредила Европу о возможных перебоях в поставках нефти из-за конфликта с Украиной и запустила нефтепровод в Китай. Этот проект Владимир Путин назвал «геополитическим».

Вряд ли «Транснефть» специально подгадывала размолвку с украинцами по поводу транзитных тарифов ровно на тот день, когда Путин торжественно открывал нефтяной терминал в бухте Козьмино — конечной точке нефтепровода Восточная СибирьТихий океан (ВСТО). Но европейцы помнят, что, начиная три года назад строить ВСТО, Россия стремилась «утереть нос Европе», которую, по выражению бывшего президента «Транснефти» Семена Вайнштока, «мы перекормили нашей нефтью».

Перебросить 80 млн т нефти с европейского направления на восточное оказалось непростым делом — сроки ввода ВСТО много раз переносились. При этом главная стройка «Транснефти» все время дорожала. Премьер Владимир Путин, запуская вчера первую очередь нефтепровода, оценил ее в 420 млрд руб. (около $14,5 млрд вместе с портом). В 2004 г. сметная стоимость первой очереди была вдвое меньше ($6,6 млрд).

Диверсификация российского нефтегазового экспорта — стратегически важное дело. Китай вступает в эпоху ресурсного голода. А богатейшие ресурсы российской Восточной Сибири буквально вот, под боком, через границу. До сих пор развернуть полномасштабную торговлю энергоносителями с Китаем нам мешало отсутствие трубопроводов: если нефть еще можно возить по железной дороге, то газ — никак. Запуск ВСТО в этом смысле «прорубает окно на Восток».

Проблема в том, что ради «геополитики» правительство готово идти на прямые потери — государственная «Транснефть» будет поставлять нефть в Китай себе в убыток. Первая очередь нефтепровода ВСТО доходит от Тайшета до Сковородино (2694 км), а дальше — до порта Козьмино, где нефть перегружают в танкеры, — идет железная дорога (около 2000 км). Нефтепровод дотянется до порта не раньше 2012 г. Сетевой тариф на транспорт нефти по ВСТО составит 1598 руб. за 1 т, решило правление Федеральной службы по тарифам. А себестоимость транспорта по этому маршруту — $130 за 1 т (около 3890 руб.), говорил раньше президент «Транснефти» Николай Токарев. Общие потери «Транснефти» на ВСТО могут составить в 2010 г. 29,7-30 млрд руб. (около 10% выручки компании), посчитал аналитик Банка Москвы Денис Борисов.

Более того, на первом этапе ВСТО придется заполнять нефтью с месторождений Западной Сибири. Мощность первой очереди ВСТО — 30 млн т. Сейчас строится система, которая должна связать Западную Сибирь с китайскими потребителями. Проблема в том, что перекачивать по трубе в Китай нефть из Западной Сибири нерентабельно. Но выполнять соглашение с китайцами придется — они уже за эту нефть заплатили (в феврале «Транснефть» и «Роснефть» получили кредит на $25 млрд от Китайского банка развития в обмен на поставку 15 млн т нефти ежегодно в течение 20 лет).

Согласно «Энергетической стратегии до 2030 г.», которую только что утвердило правительство, доля восточного рынка в экспорте российской нефти к 2030 г. возрастет с нынешних 6% до 20-25%, в экспорте газа — с 0% до 20%. По данным Федеральной таможенной службы, Россия экспортировала в прошлом году 221,64 млн т нефти, а газа — 174,3 млрд куб. м. Если верить авторам «Энергостратегии», к 2030 г. годовой экспорт российской нефти достигнет 329 млн т, газа — 349-368 млрд куб. м. Из них 82 млн т нефти и 73,5 млрд куб. м газа пойдет на Восток.

Главное, чтобы завоевание китайского рынка не происходило «любой ценой». Впереди еще переговоры с китайцами о ценах на газ.