"Господину Гуцериеву заплатят за выход из нефтяного бизнеса $3-3,3 млрд и, как ожидается, прекратят уголовное преследование"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Ъ: "Господину Гуцериеву заплатят за выход из нефтяного бизнеса $3-3,3 млрд и, как ожидается, прекратят уголовное преследование"

"Я убежден: все действия определенных лиц во властных структурах направлены против меня лично. Все предъявленные обвинения — неуплата налогов, нарушения лицензионных соглашений, распыление акций — смешны"

Оригинал этого материала
© "Коммерсант", origindate::30.07.2007, Фото: "Время новостей"

Михаилу Гуцериеву назначили выходное пособие из нефтяного бизнеса

Наталья Гриб, Алек Ахундов, Денис Ребров, Ольга Плешанова

Converted 24629.jpg

Сегодня подконтрольный Олегу Дерипаске холдинг "Базовый элемент" и "Русснефть" Михаила Гуцериева официально объявят о совершении сделки купли-продажи в отношении одной из крупнейших нефтекомпаний России. Господину Гуцериеву заплатят за выход из нефтяного бизнеса $3-3,3 млрд и, как ожидается, прекратят уголовное преследование его самого и гендиректоров структур "Русснефти". Михаилу Гуцериеву не помогло то, что в отличие от предпринимателей, создававших свой бизнес из госактивов, он собирал "Русснефть" из мелких компаний, покупаемых на рынке. Впрочем, на проекте "Русснефть" ему все же удалось хорошо заработать.

Как сообщили Ъ сразу несколько сотрудников "Русснефти", в минувшую пятницу президент компании Михаил Гуцериев уже попрощался с коллективом, опубликовав в корпоративной газете свое обращение. В нем, в частности, говорится, что господин Гуцериев уходит вынужденно, чтобы сохранить целостность компании, поскольку действия силовых и налоговых органов "обращены лично против меня". По словам собеседников Ъ в руководстве "Русснефти", в компанию инвестировано 40,6 млрд руб. в 2002-2007 годах, и для нормального развития бизнеса необходимо еще 5 млрд руб. Однако "под силовым и фискальным прессом заморожена инвестиционная деятельность, свернуты программы модернизации, остановлен производственный рост компании",-- говорится в обращении.

Уголовное дело в отношении руководителей дочерних компаний "Русснефти" -- ЗАО "Нафта-Ульяновск", ОАО "Ульяновскнефть" и ОАО "Аганнефтегазгеология" -- было возбуждено Генпрокуратурой в ноябре 2006 года.

Руководителям нефтекомпаний инкриминировали "уклонение от уплаты налогов" и "незаконное предпринимательство" из-за добычи нефти в 2004-2005 годах с нарушением условий лицензионных соглашений. Уголовный кодекс предусматривает в этом случае до пяти лет лишения свободы. 14 мая этого года обвинение в "незаконном предпринимательстве, совершенном в составе организованной группы, в крупном размере" было официально предъявлено и президенту "Русснефти" Михаилу Гуцериеву.

Дело до сих пор не закрыто, хотя господин Гуцериев утверждает, что в указанный период компании, упомянутые в уголовном деле, еще не были дочерними предприятиями "Русснефти". Источники Ъ в окружении предпринимателя отмечают, что уголовное преследование связано с личным конфликтом господина Гуцериева с "высокопоставленным чиновником из администрации президента".

После отставки Михаила Гуцериева в 2002 году с должности президента тогда еще государственной "Славнефти" никто не верил, что он вернется в нефтяную отрасль в качестве серьезного игрока. Однако он за пять лет создал "с нуля" седьмую по объемам добычи нефтекомпанию России (в 2006 году "Русснефь" добыла 14,7 млн т нефти, из них переработала 7,1 млн т, экспортировала 5,4 млн т; выручка компании по РСБУ составила 104,2 млрд руб., чистая прибыль -- 9,9 млрд руб.) и открыто заявлял о своих политических амбициях. Осенью 2005 года Михаил Гуцериев столкнулся в ходе выборов депутата Госдумы РФ от Ингушетии с президентом республики генералом ФСБ Муратом Зязиковым, поддерживая альтернативного кандидата. В 2006 году господин Гуцериев, говорят собеседники Ъ, знакомые с ситуацией, испортил отношения с президентом Чечни Рамзаном Кадыровым в проекте создания свободной экономической зоны в республике. В том же году структуры Михаила Гуцериева купили 50% Западно-Малобалыкского нефтяного месторождения из выставленных на продажу активов ЮКОСа -- именно после этого у "Русснефти" начались хронические неприятности.

Сейчас в арбитражном суде Москвы находится семь дел, в которых Федеральная налоговая служба требует взыскать в доход государства контрольный пакет акций "Русснефти" (18 июня все 50% акции взяты под арест), обвиняя компанию в незаконном распылении этого пакета. Налоговики считают, что сделки совершались по заниженным ценам и с налоговыми недоимками. Суд запретил реестродержателю "Русснефти" регистрировать передачу прав по акциям, что делает их продажу технически невозможной. В то же время, чтобы сделка состоялась, отказ налоговиков от исков не обязателен. Согласно арбитражному процессуальному кодексу, ФНС может потребовать замены обеспечительной меры с ареста акций на арест денег, которые будут за них уплачены.

Как сообщил один из партнеров "Русснефти", в минувший четверг на переговорах господин Гуцериев отсутствовал. Его заменял старший вице-президент компании Олег Гордеев. Именно он, по данным участников переговоров, возглавит компанию на момент передачи ее структурам Олега Дерипаски. Срок его полномочий пока не оговорен, но среди нескольких кандидатур на эту должность руководитель "Объединенной нефтяной группы" (отраслевое подразделение "Базэла") Владислав Паулюс не рассматривается, пояснил собеседник Ъ.

Структура сделки до конца не ясна. Источники Ъ, близкие к Михаилу Гуцериеву, рассказали, что покупатели заплатят $3,0-3,3 млрд инвесткомпаниям и возьмут на себя расчеты с кредиторами, в первую очередь швейцарской Glencore, на сумму $2,5 млрд, а также налоговые штрафы -- еще до $1 млрд. Президент аффилированного с "Русснефтью" Бинбанка Михаил Шишханов вчера подтвердил, что "акционеры передали контроль над компанией инвестиционным структурам, которые вели переговоры о продаже холдинга с несколькими претендентами". Назвать инвестструктуры и конкурентов "Базэла" он отказался. Другой источник Ъ, знакомый с условиями сделки, пояснил, что покупка идет на пять-шесть офшорных компаний, дружественных "Базэлу". Актив покупается не для перепродажи, а для пополнения структурной единицы, куда уже входят "Русский алюминий" и "Центральная европейская алюминиевая компания", "Евросибэнерго" и "Объединенная нефтяная группа", сообщил собеседник Ъ. "Базэл" намерен завершить сделку сразу же после получения одобрения со стороны ФАС.

Создавать компанию Михаилу Гуцериеву помогал мировой трейдер нефти и металла Glencore, дав взаймы на приобретение активов "Русснефти" $2,3 млрд. Согласно отчетности компании, часть из них погашена, вторая часть должна быть возвращена в 2008 году. Взамен Glencore является владельцем 40-49% в дочерних структурах "Русснефти". Glencore также имел право экспортировать нефть этих компаний в 2004-2014 годах.

На днях партнер господина Гуцериева сообщил Ъ, что в сделке купли-продажи "Русснефти" участвует именно Glencore. В "Русснефти" и "Базэле" не удалось найти подтверждения этой информации. Однако неофициально в компаниях говорят, что Glencore ничего не теряет в результате смены собственника. Это давний партнер Олега Дерипаски, который участвовал в слиянии "Русала" и СУАЛа и сегодня владеет 22% объединенной компании "Русал".

Таким образом, господин Гуцериев вышел из сделки с наименьшими потерями, поскольку "собирал" компанию в основном за счет кредитов, а на выходе получит прибыль. По данным Ъ, условиями сделки является также прекращение уголовного преследования Михаила Гуцериева и руководителей дочерних структур "Русснефти". Он останется работать в России, хотя впредь не будет заниматься нефтяным бизнесом.

***

Обращение Гуцериева к сотрудникам и "хронология преследования", опубликованные в корпоративной газете "Время "Русснефти"

Оригинал этого материала
© "Ведомости", origindate::30.07.2007

От первого лица: Я решил уйти

Михаил Гуцериев

Наша “Русснефть” прошла длинный путь становления, вместе мы добились впечатляющих успехов, радовались победам, переживали неудачи. Мы стали одной семьей, а в семье не принято скрывать правду, какой бы горькой и неприятной она ни была. Для меня очень важно, чтобы эту правду вы узнали от меня, не в искаженном пересказами и недомолвками виде.

Думаю, пришло время объяснить сложившуюся ситуацию. Вместе понять, что происходит с нашей компанией, почему она стала мишенью для фискальных и силовых органов. Понять, чтобы сделать выводы, которые, надеюсь, помогут сохранить “Русснефть”, наш коллектив. Четыре с половиной года строилась наша “Русснефть”. Без стеснения могу сказать, что “Русснефть” — один из самых трудных, интересных и перспективных проектов, который был в моей предпринимательской практике. С нуля, с чистого листа на нефтяной карте мира появилась мощная промышленно-финансовая структура, которая действительно поражала воображение невиданными темпами роста, уникальными для самой закрытой в России отрасли. Отрасли, которая признает только профессионалов самого высокого уровня. Убежден: “Русснефть” уже вошла в современную историю страны, не имевшей ранее примера столь успешного развития частной нефтяной корпорации. Невероятно, но в мире не было аналогов создания за такие короткие сроки компании с оборотом $6 млрд и годовой чистой прибылью $1 млрд. В то же время отмечу, что мы — единственная нефтяная компания России, созданная сугубо рыночными методами, за которой не тянется шлейф скандальных залоговых аукционов.

В 10 раз выросла наша “Русснефть” за неполных пять лет! Невиданными темпами росла добыча нефти, мы начали проекты с Западной и Восточной Сибири, порой там, где не было никакой инфраструктуры, где весь производственный процесс нужно было выстраивать с нуля. Два года назад наша “Русснефть” стала вертикально-интегрированной компанией, включив в свою структуру нефтепереработку и сбыт. Мы вдохнули жизнь в требовавшие серьезной модернизации заводы, нефтепродукты компании стали соответствовать европейскому уровню. Так же стремительно “Русснефть” создала ритейловую сеть автозаправок по всей стране. Компания стала одним из лидеров на топливном рынке Москвы и Московской области. Трехцветный бренд “Русснефти” убедительно гарантировал качество бензина, наша продукция стала реально конкурентоспособным товаром.

Динамично развивающаяся “Русснефть” вышла на международные рынки, стремительно ворвавшись в перспективные проекты Беларуси, Азербайджана. Еще более интересными обещали быть программы, намечаемые в Алжире, Мавритании. Компания стремительно набирала вес, завоевав репутацию надежного делового партнера.

Своим трудом, профессионализмом, опытом, а главное — уверенностью в своих силах мы воплотили задуманное в жизнь. Как никто, мы знаем цену этого труда, бессонных ночей, переживаний и волнений. Но мы знаем и цену своих побед, радости общих усилий, цель которой — созидание, спокойная и достойная жизнь наших детей.

Не всем нравились успехи “Русснефти”. Мне предлагали уйти из нефтяного бизнеса, уйти “по-хорошему”. Я отказался. Тогда с целью сделать меня более сговорчивым компания была подвергнута беспрецедентной травле. Кто нас только не проверял за последние два года! Особенно за последний год: Генпрокуратура, ФНС и структуры МВД (департамент экономической безопасности МВД, Следственный комитет, Управление по налоговым преступлениям ГУВД г. Москвы). Наступление было развернуто по всем фронтам, были открыты, порой под невероятными предлогами, уголовные и арбитражные дела против “Русснефти”, президента компании, топ-менеджеров, руководителей дочерних предприятий и, наконец, против акционеров.

Скрупулезные проверки проводились во всех без исключения дочерних обществах холдинга. При этом ночным обыскам и многочасовым допросам были подвергнуты сотни сотрудников холдинга, в том числе члены семьи президента компании. В итоге нигде проверяющим не удалось обнаружить значительных нарушений финансово-хозяйственной деятельности. Руководством Следственного комитета при МВД были направлены письма в органы государственной власти, порочащие честь, достоинство и деловую репутацию президента компании.

Я не знаю, в чем моя вина и где я совершил ошибки. Как и не понимаю, в чем виноваты мои коллеги, в чем виноват 25-тысячный коллектив холдинга, которому сегодня предъявлены обвинения во всех грехах, от неуплаты налогов до незаконного предпринимательства.

Но очень хорошо знаю другое: никогда и ни при каких обстоятельствах я не шел на нарушение закона и никого не принуждал к этому. “Русснефть” всегда четко исполняла налоговые обязательства, пунктуально следовала производственным госнормативам, особое внимание уделяла требованиям охраны труда и окружающей среды. С момента создания “Русснефть” никогда не работала ни в ЗАТО, ни в офшорных зонах. Никакие льготы не использовала. При этом объем налоговых исчислений достиг за время существования компании 70% от оборота.

Уверен в том, что “Русснефть” являлась примером социально ответственной компании: нашим трудом в десятках регионов возводились школы и больницы, реставрировались и строились новые храмы, оказывалась помощь детским садам и пансионатам. В адрес компании идут письма, телеграммы, наполненные искренней человеческой признательностью за ваш труд, за вашу доброту.

Поэтому мне нечего стыдиться. Ведь каждый день нашей “Русснефти”, каждый рабочий час ее геологов и строителей, инженеров и бурильщиков крепил нашу компанию, добавлял ей силы и мощи, творил историю самого молодого и перспективного нефтяного холдинга России.

Но в 2007 г. ход часов компании приостановился. Под огромным силовым фискальным прессом заморожена инвестиционная деятельность, свернуты программы модернизации, остановлен производственный рост. Надо было разобраться в ситуации, понять причины такого беспрецедентного давления. Тем более что пресс усиливается, и уже звучат обвинения в адрес менеджеров второго и третьего эшелонов. Уже находятся под подпиской о невыезде руководители ряда дочерних предприятий холдинга. По имеющейся информации, это не предел. Действия правоохранительных и налоговых органов в отношении нашей компании не имеют аналогов! Большего массового неуважения к закону не было в истории России и СССР.

Сегодня я твердо убежден: все действия определенных лиц во властных структурах направлены против меня лично. Все предъявленные обвинения — неуплата налогов, нарушения лицензионных соглашений, распыление акций — смешны и не выдерживают даже поверхностной критики. Главный фактор всех проблем “Русснефти” — фактор личностный. Основной вопрос — быть или не быть нашей “Русснефти” — это вопрос ее президента.

Я не могу допустить, чтобы были искалечены судьбы людей, поверивших в будущее “Русснефти”, людей, которые пошли за мной, — за каждого из них я готов нести ответственность. В то же время я не стану готовить компанию к продаже, выводить из нее активы за рубеж, разбирать “Русснефть” по кускам.

Поэтому я принял решение уйти из нашей компании. Я отдаю контроль над холдингом новому собственнику, с появлением которого, уверен, все возникшие проблемы “Русснефти” со временем будут разрешены.

Только я знаю, что значит принять такое решение. Решение, за которым — огромная благодарность вам, моим друзьям, коллегам, единомышленникам. Мои слова искренней благодарности нашим партнерам компании “Гленкор”, которая осталась акционером холдинга. Вместе бок о бок мы создавали “Русснефть”, не жалели для ее будущего своих сил, опыта, знаний. Желаю компании “Гленкор” успешного сотрудничества с новым акционером, которое, надеюсь, будет способствовать дальнейшему развитию “Русснефти”.

Низкий поклон всему коллективу компании — каждому из вас, для кого “Русснефть” стала частью его жизни, его души и сердца. Спасибо.

Автор — президент ОАО НК “Русснефть”

***

Оригинал этого материала, origindate::30.07.2007

Хронология преследования ОАО НК "РуссНефть"

Converted 24630.jpg

Converted 24631.jpg