"Губернатор-врунишка"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

"Губернатор-врунишка"

"Судебный процесс, начатый в Кош-Агаче над браконьерами, убивавшими краснокнижных архаров, вызвал самый широкий резонанс в СМИ, причем сообщения из Кош-Агача идут в одном ряду с такими событиями, как последняя речь президента США Б.Обамы, призывающего соотечественников к тому, чтобы начать наконец-то жить по средствам. Как оценивает материалы судебного процесса, ставшие достоянием прессы, известный в Горном Алтае проповедник и общественный деятель Акай Кине? Вот его мнение: — Начало суда над людьми, совершившими преступление по отношению к Природе, честно сказать, удивило не только меня. В среду, 13 апреля, впервые на государственном уровне было сказано о том, что браконьерская охота на архаров была незаконной; сказано также о том, что вина троих подсудимых полностью доказана; представитель прокуратуры настаивает на том, чтобы признать их виновными. Мы узнали также, что организатором кровавой бойни на Чёрной горе выступал полномочный представитель президента страны в Госдуме РФ. Что это означает? Это означает, во-первых, что мы слышали до сих пор из уст главы Республики Алтай А.Бердникова только ложь и откровенное враньё, и это может означать лишь то, что власть в его лице относится ко всем нам с явным неуважением и, даже сказал бы, с презрением. Так врать может лишь человек, абсолютно уверенный в полной безнаказанности людей своего круга. Но мы увидели: сторона обвинения называет их виновными. И что будет теперь говорить наш генерал-губернатор? Давайте вспомним: он пытался в самом начале убедить нас в том, что никаких архаров там не было, его друзья-знакомые просто отдыхали в горах… Судебный процесс показывает: они убивали в горах Алтая священных животных. Господин Бердников пытался убедить нас в том, что он «даже не слышал» о том, куда они полетели и зачем… Теперь мы убеждаемся: он прекрасно обо всём знал с самого начала. Он говорил в самом начале — когда понял, что отрицать факт браконьерской охоты уже бессмысленно — о том, что всё там по Закону, все лицензии у них были на руках и т.д. Суд показывает, что ничего этого не было, и так называемая «охота» была противозаконной. Более того, наш губернатор имел наглость утверждать, будто люди такого ранга вполне достойны того, чтобы заниматься именно такой «охотой». Что я имею в виду? Вспомним его фразу о том, что у всех нас — разные возможности: кто-то едет охотиться на лошадях, а кто-то может позволить себе охоту на вертолёте. Я должен здесь уточнить: господин Бердников говорил о лошадях и вертолёте вовсе не как о транспортных средствах, при помощи которых можно добраться к месту охоты. Нет, он говорил именно об охоте на архаров с вертолёта — о такой охоте, которая у нас запрещена Законом. И я настаиваю, что иных толкований этих его слов, оправдывающих беззаконие, при этом сказанных во всеуслышание, быть не может. Сейчас в прессе появляется много свидетельств о том, что наш губернатор, по собственным его словам, не хотел «угощаться» в тот день, не хотел никуда лететь… На самом деле его просто не смогли затащить в вертолёт, который должен был доставить его к месту «охоты». И я снова настаиваю на том, что он с самого начала знал о том, какое злодеяние готовится на горе Чёрной, и тем не менее не предпринял никаких действий для того, чтобы пресечь возможное преступление. У меня возникают вопросы к гаранту Конституции Республики Алтай. Почему он оказался в числе организаторов незаконной браконьерской охоты? Почему он беззастенчиво врал нам более двух лет? Он готов публично ответить на эти мои вопросы? Вернее даже, это не мои вопросы, это вопросы всех жителей Республики Алтай, которым небезразлична её дальнейшая судьба. Если он так дорожит честью своего мундира, если он дорожит доверием президента Д.Медведева – а об этом мы слышим постоянно – то почему до сих пор не ушёл добровольно в отставку? Почему наш председатель правительства не последовал примеру своего заместителя А.Банных? Это был бы такой же честный и достойный поступок, тем более теперь, когда степень его сопричастности к этому кошмарному преступлению ни у кого не вызывает сомнений. ОДИН ИЗ членов комиссии, расследовавшей причины катастрофы вертолёта Ми-8 на горе Чёрная, встречался со мной в Горно-Алтайске. Он подтверждает: вертолёты падали с такой высоты в горах Алтая и раньше, случаи бывали разные — отказывал двигатель, налетал внезапный ветер — но всякий раз пилотам удавалось посадить машину на шасси! У нас в Горном Алтае работают лучшие пилоты, настоящие асы, и об этом известно по всей Сибири. Что же стало причиной падения в этот раз? До сих пор я не мог говорить об этом. Но сейчас, когда идёт суд, и открыто высказываются такие вещи, о которых до этого не каждый осмеливался говорить даже у себя дома, я тоже должен сказать правду. Вертолёт стал падать после выстрела, прозвучавшего в салоне, где сидели охотники. Браконьеры расстреливали архаров с борта вертолёта, и когда один из них поскользнулся, то при падении непроизвольно сделал несколько выстрелов из карабина… Одним из этих выстрелов был убит пилот вертолёта. Следы от других выстрелов до сих пор — на его фюзеляже. Пилот упал грудью на штурвал, а в это время В.Пидопригора кричал ему, уже умиравшему: «Пусти!.. Пусти…» Но там было тесно, да и пилота весом более ста килограммов не так-то легко было передвинуть, вертолёт тем временем падал отвесно вниз… У него бронированный перед, но от удара о землю колесо пробило броню нижней части вертолёта и влетело в салон. Потом вертолёт ударился хвостом, а винты продолжали вращаться… Прошу прощения, если что-то сказал не так в плане технических подробностей, но суть такова, что один из браконьеров, погибший в авиакатастрофе, перед этим непроизвольно убил пилота, и именно это стало причиной страшной беды. Анатолий Банных прав: его не было на месте преступления, вместе со вторым пилотом он готовил в это время баню неподалёку от места «охоты» вместе со вторым пилотом к приезду «больших людей», в т.ч. и для нашего губернатора – я это не исключаю. Я обязан сегодня сказать, что никакого «геройства» в действиях молодого пилота не было, всё это выдумки людей, которые хотели бы скрыть истинную картину трагедии. Столько людей там погибло… Я хочу спросить у нашего губернатора: ради чего скрывать правду от всех нас? И что у него на душе после всего, что произошло? Мне говорят иногда: не надо их осуждать так жестоко, они же старались для нашей республики. Нет и ещё раз нет! Человек, которого называют сегодня на суде главным организатором браконьерской охоты, сам ни за что не попал бы на гору Чёрную. Его привезли туда, чтобы добиться с его помощью каких-то преференций для себя лично — никак не для республики. Это была браконьерская охота, совершённая в личных корыстных целях окружением А.Бердникова. Губернатор-врунишка не должен управлять нашей республикой! Жаль, что они до сих пор не осознают, ГДЕ на самом деле находятся. Они даже не задумываются, что это за земля, и где именно они в этой жизни оказались, и что может ждать их в другой жизни. Они говорят нам: благодаря таким вот «охотам» им удаётся решать многие важные вопросы с федеральными чиновниками, и от этого республика только «выигрывает»… Что сказать по этому поводу? Бани и сауны, такие вот «охоты», менеджерский алкоголизм, когда продвигались по служебной лестнице с помощью печени, — это уже в прошлом, ни в одном из приличных регионов так сегодня уже не работают. Кроме браконьерских забав у нас в Горном Алтае есть много других вещей, которые были бы интересны чиновникам федерального уровня, представителям международных организаций. Вспомнить хотя бы министра Сергея Лаврова, который приезжает к нам каждое лето на сплав по Аргуту и другим рекам, или Анатолия Чубайса, которому тоже нравится рафтинг, или Владимира Рыжкова, который с удовольствием путешествует по нашим горам… А кто-то увлечён альпинизмом, на худой конец можно ведь и спортивную рыбалку организовать, было бы желание. АЛТАЙ — сакральная территория, и здесь не подходят нормы и правила, по которым привыкли жить «новые русские». Я вспоминаю сейчас, как один высокопоставленный чиновник летал «отдыхать» к нам в горы, и внезапно двигатель вертолёта отказал, не было никаких видимых причин для этого, просто горы «не захотели» его принимать. Им трудно объяснять такие вещи — как и то, почему на Телецком озере нельзя громко кричать, и почему Белуха открывается в непогоду не каждому. А тот чиновник просидел в районе Аргута больше суток и страшно досадовал по поводу того, что отдых у него оказался «испорченным». У них ведь каждый час расписан, и даже выстрелы должны быть по часам, но наша Природа не терпит такого к себе отношения. Сейчас запущена чудовищная версия, по которой главного организатора браконьерской охоты на горе Чёрной и всех, кто его сопровождал, якобы убили, а потом уже мертвых «вывезли» туда и в спешке пытались скрыть следы этого «преступления». Я знаком с подобной версией с января 2009 года, когда А.Банных выступал в Барнауле в Общественной палате Алтайского края. Я был там и сам слышал о том, что якобы «снизу» по вертолёту кто-то стрелял… А кто может стрелять в тех краях, кроме алтайцев? Так что ничего нового в этой «версии» для меня нет, это всего лишь попытка перевести сейчас все «стрелки» на нас, алтайцев. Наша земля — сакральная, а ею пытаются управлять люди с уровнем сознания «пэтэушника». Я настаиваю на том, что таких людей даже близко нельзя подпускать к управлению такой территорией, потому что они к этому не готовы. У нас тут не та земля, на которой можно «делать деньги». Жаль, что они неспособны этого понять. Когда им говоришь о сакральности Алтая, о том, что именно этот фактор должен лежать в основе его развития, — никто из них этого не понимает. И Алтай наказывает их за такое к нему отношение. Вместо того, чтобы покаяться за совершенное злодеяние, они продолжают угрожать мне физической расправой. Но проблема на самом деле – не во мне. Она в них самих. У кого-то из них умирает дочь, у кого-то начинаются проблемы в семье, от кого-то отворачиваются родные дети. Да, у них много денег. А что будет с их душами? Что будет дальше с их детьми и внуками? Они даже не задумываются над простым вопросом: почему до сих пор никому ещё не удалось «сделать бизнес» на природном потенциале Алтая? Я могу долго перечислять эти имена: Лебедев, Антарадонов, Кудирмеков, Новосёлов, Сумин, Довольский, Гевель, Ефимов, Банных… Я не вижу ни одного успешного предпринимателя, который мог бы сказать: у меня сейчас много денег благодаря Алтаю… Само по себе такое заявление выглядело бы диким. АЛТАЙ — это живое существо, живой организм; он как родничок на голове младенца – только тронь его, и случится беда. Иногда я слышу: надо разрешить охоту на архаров, но брать за неё просто баснословные деньги, и пусть они идут в бюджет, на развитие медицины, образования, культуры… Убивать архаров ради строительства школ и больниц? Я этого не понимаю. И поэтому я всегда буду поддерживать решение теленгитов Кош-Агачского района — на пять лет после преступления на горе Чёрной полностью запретить охоту на архара. Если же кто-нибудь нарушит этот запрет — осуждать такого человека на изгнание. Такому там не место. Родовые земли и все природные богатства — наше общее достояние. Никто не имеет права хозяйничать на Алтае по своему усмотрению. Нам говорят: нужно сделать, как в Монголии, ведь там же убивают архаров и получают за это с охотников хорошие деньги. Что ж, можно и это разрешить — в итоге у нас не будет архаров, как нет уже в Чуйской степи джейрана и дрофы. Ещё совсем недавно солдаты заготавливали у нас джейранов на мясо, а дрофу считали такой же мясистой, как и тетерева. Но среди алтайцев, в отличие от Монголии, всегда было непотребительское отношение к Природе, и мы никогда не согласимся на собственное процветание за счёт Природы. Много споров сейчас по поводу природных ресурсов Алтая, по поводу его земель. Так вот, в Курае летом прошлого года один местный житель из рода алмат решил продать свои паевые земли. На сельском сходе ему сказали: если сделаешь это — всему твоему роду будет «уйат» (стыд, позор) до седьмого колена. Всему роду! И он не посмел совершить предательство по отношению к своей земле. Иногда я думаю: почему мы говорим - «до седьмого колена»? Уважающий себя человек обязан знать своих предков до седьмого колена — по законам памяти. Но не каждый знает, что всякое его неосторожное действие падает тяжким бременем на весь его род, и тоже до седьмого колена — и это уже по законам личной ответственности. Я вижу большой плюс в том, как начался этот суд в Кош-Агаче: оставшимся в живых дан знак, им дана возможность переменить свою жизнь, но это ещё и знак для всех нас. Что я имею в виду? Вопрос сегодня стоит так: сможем ли мы через их горький урок сами измениться в своём отношении к Алтаю? Каждый из нас должен начать с себя. Потому что мы сами нарушаем прежние устои, сами позволяем временщикам творить на нашей земле зло и произвол. Суд прямо указывает браконьерам: вы оборзели, господа. И в этом — самое главное обвинение не только участникам «охоты»; оно относится ко всем, кто работает в правительства А.Бердникова. И всем нам важно сегодня понять: такое правительство больше не может оставаться у власти, оно должно уйти в отставку, потому что ему больше нет доверия. Вне зависимости от того, какой приговор будет вынесен судом в Кош-Агаче, мы должны понимать, что участники и организаторы охоты уже наказали себя, и если не будет их раскаяния, то вина за это злодеяние перейдёт на их детей, внуков и потомков. Они должны понимать, что «каргыш» от Хан-Алтая страшнее любого приговора. Вот где будет самое страшное наказание для тех, кто не найдёт в себе сил на то, чтобы исправиться и измениться."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации