"Даже скандал, разразившийся вокруг обличительного письма Путину, не выбил почву из-под ног Олега Миронова."

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© Общая газета, origindate::15.03.01

Плохой хороший омбудсмен

Изготовление имиджа российскому уполномоченному по правам человека

Екатерина Глебова, Фото Артема Житнева

Новый образ

Фото Артема ЖИТЕНЕВАКогда уполномоченный по правам человека Олег Миронов сменил на этом посту Сергея Ковалева, правозащитная общественность вздрогнула. Выходец из рядов КПРФ, назначенный на должность омбудсмена в результате хитроумных внутридумских сплетений, он никоим образом не соответствовал образу чести и совести нации.

Однако в последнее время этот образ стал явно меняться в лучшую сторону. Резкие заявления Миронова по Чечне, доклады о пытках и издевательствах в системе МВД, о нарушении Конституции при прописке и тому подобные благие дела вызвали сначала удивление, а затем уважение к человеку, сумевшему, на первый взгляд, резко измениться и стать из отрицательного почти положительным героем.

Даже скандал, разразившийся в конце минувшего года вокруг обличительного [page_10634.htm письма группы сотрудников аппарата омбудсмена президенту Путину], не выбил почву из-под ног Олега Миронова. Несмотра на то что первоначальный вариант письма подписала почти треть его подчиненных, в защиту омбудсмена неожиданно поднялись те, кто еще не так давно его клеймил - независимые правозащитники и не менее независимая пресса.

Те и другие излагали одинаковую версию: дескать, имеет место заговор власти против честного человека. Подлинность нового имиджа Олега Миронова ни у кого сомнений не вызывала.

Однако, проведя собственное независимое расследование, «ОГ» может смело утверждать: вместо «перевоспитания» уполномоченного имела место всего лишь успешная рекламная кампания с использованием новейших PR-технологий.

Как это делается

Не так давно уполномоченный провел «горячую линию» по вопросам жилья для военнослужащих. Пригласил журналистов, в том числе несколько телекомпаний. Но вот беда: военнослужащие почему-то ему не звонили. И тогда была дана команда любыми средствами организовать хоть пять звонков, чтобы не ударить лицом в грязь перед прессой. Аппарат расстарался и звонки организовал.

Точно так же минувшей осенью была организована история «пострадавшего за правду омбудсмена», которого якобы не взяли в спецсамолет с комиссией Совета Европы за его нелицеприятные высказывания относительно чеченской войны. На самом деле Миронов в самолет и не рвался - тот ведь летел в сторону Чечни. Но кто-то ему подсказал, что с точки зрения имиджа это неверно, и омбудсмен поспешил за чемоданом. Однако поскольку было уже поздно, Миронову посоветовали лететь следом обычным рейсовым бортом. Уполномоченный оскорбился и вовсе отказался куда-либо лететь. Вот тогда его аппарат сидел в ночи за телефонами и факсами и оповещал все иностранные агентства о вероломной дискриминации своего неподкупного шефа.

Дальше - больше. Доклад о пытках и издевательствах в МВД писала сотрудница аппарата Лариса Дементьева - просто потому, что у нее набралось порядочное количество материалов на эту тему. Перед тем как подписывать, Миронов самые жесткие факты убрал, доклад причесал и пригладил, а Дементьевой попенял: «Вы понимаете хоть, на кого замахнулись?»

Доклад о положении в российских психушках составлял еще один сотрудник аппарата - сейчас он уволился, поскольку не смог больше работать с Мироновым. Так называемая защита Тамары Рохлиной тоже на деле выглядит иначе, чем подается в прессу: встреча уполномоченного с вдовой убитого генерала даже не состоялась, хотя Миронов специально приезжал к ней в тюрьму. Правда, и защиту он ей предлагает странную - готовит ходатайство о помиловании, притом что Рохлина виновной себя не признает.

Прочие доклады и выступления тоже разрабатывались и составлялись сотрудниками аппарата омбудсмена, в основном как раз теми, кто подписал злополучное письмо Путину о невозможности дальше работать с Олегом Мироновым. И если «деятельность» уполномоченного кому-то в последнее время стала казаться положительной, то это целиком и полностью заслуга подписантов, о чем они сейчас уже жалеют. (Все они выведены за штат, согнаны из своих кабинетов в одну маленькую конурку, а некоторые лишены даже денежного содержания. Таким образом Миронов пытается вынудить их уволиться по собственному желанию, поскольку по закону выгнать высококвалифицированные кадры не имеет права.)

Сам же Миронов в лучшем случае работать не мешал. «Он иногда вообще не догадывался, какие мы делаем заявления от его имени», - рассказали нынешние опальные аппаратчики. Правда, и не помогал: например, после исследований о нарушении прав человека в Краснодарском крае поехал брататься с батькой Кондратенко.

Кроме того, очень чутко реагировал на замечания. После того как аппарат отправил в Совет Европы письмо по Чечне, Миронов получил грозный окрик из МИДа: дескать, идете вразрез с государственной линией. И - притих. Когда сотрудники передали в московское правительство материалы по нарушениям прав иногородних при прописке, жесткий ответ прислал вице-мэр Шанцев. Омбудсмену хватило, чтобы больше на эту тему и не заикаться.

Что Миронов придумал сам? А, например, медаль «За права человека» - серебро 925-й пробы, 64 грамма, как полагается, с державным орлом и своими логотипами. Или, например, распоряжение о премировании в связи с «60-летием со дня рождения». Кого? Себя, любимого. Кстати, в размере «двукратного ежемесячного денежного вознаграждения». То есть не зарплату получает омбудсмен, а награду за нелегкий труд - каждый месяц.

За что любовь?

В плане работы уполномоченного на этот год записано: «работа с журналистами, положительно освещающими деятельность омбудсмена». Но так просто нашего брата не возьмешь. И рыцари пера «купились» лишь на показательную дружбу Олега Миронова с независимыми правозащитниками - Людмилой Алексеевой, Львом Пономаревым и другими. Теми самыми правозащитниками, которых он так сильно не жаловал в самом начале своей карьеры омбудсмена. Они, кстати, платили ему взаимной неприязнью. В том числе и потому, что среди ближайших соратников Миронова (не писавших письмо президенту) - отставники МВД и КГБ, то есть те, кто когда-то преследовал диссидентов.

Но как раз в минувшем декабре Московская Хельсинкская группа подписала с уполномоченным протокол о взаимодействии. Откуда бы взяться дружбе?

Никого не обвиняя, попробуем разобраться. Независимым правозащитникам, если они не полные маргиналы, нужны видимые результаты своей деятельности - иначе вообще зачем деятельность, если нет результатов? Тем более что существуют эти защитники на гранты западных организаций. Чтобы оправдать один грант и получить следующий, тоже нужны результаты. Хотя бы в виде докладов государственного омбудсмена, основанных на материалах независимых правозащитников. А тут вдобавок Миронов ввел ряд известных борцов за права человека в свой Экспертный совет. Чем не результат?

Правда, на месте Миронова мог быть любой другой уполномоченный, да и лучше, если бы другой - скорее бы удалось договориться. А вот зачем самому Миронову понадобились независимые, вопрос еще более прозрачный. Во-первых, для имиджа. Чтобы не столько быть, сколько слыть защитником прав в глазах и прессы, и, главное, Запада, откуда уполномоченный в последнее время не вылезает. И все из-за тех же грантов. В сентябре Миронов создал при своем аппарате специальный Институт по правам человека, который сидит на казенной территории, использует казенную оргтехнику и связь, а все остальные средства получает из-за границы грантами. Омбудсмен даже не скрывает, что подготовил Институт для себя в качестве «запасного аэродрома», чтобы было куда уходить с нынешней должности. Чем занимается новая структура? Да попросту разрабатывает закон о Совете безопасности России. Ни мало ни много.

Кому выгодно

Опальные сотрудники, подписавшие письмо президенту, полагают, что как только Миронов получит от независимых правозащитников всё, что ему надо, - тут же перешагнет через них, даже не задумываясь.

В поисках справедливости они писали в Генеральную прокуратуру и Счетную палату: им ответили, что проверку деятельности уполномоченного считают нецелесообразной. Они обращались в Госдуму, которая в 1998 году выдвинула Миронова на этот пост: им ответили, что рассмотрение ситуации с омбудсменом пока не планируется. Да если бы и планировалось, говорили отдельные депутаты, ничего бы и не произошло. Дело в том, что снять уполномоченного с его места практически невозможно, так как в свое время он сам поработал над Законом о собственной должности.

Получается, что налицо действительно «заговор власти». Но не против Олега Миронова, а за него. Потому что именно такой уполномоченный, не желающий ненужного обострения отношений с властью, изгоняющий последних квалифицированных сотрудников, заигрывающий с Западом и правозащитниками, но абсолютно безвредный, выгоден тем, кто наверху.