"Два процента" в президенты

Материал из CompromatWiki
(перенаправлено с «"Два Процента" В Президенты»)
Перейти к: навигация, поиск


Пенсионные деньги станут финансовым фундаментом для президентсткой кампании Касьянова

1067593422-0.jpg У Касьянова еще давно сложилась репутация «семейного» человека. Впервые в этом качестве он всплыл, когда формировалось правительство Сергея Степашина. Кремлевская администрация – тогда чистой воды «семья» – настаивала на двух кандидатурах: Николае Аксененко и Михаиле Касьянове в качестве министра финансов. Когда Путин стал исполняющим обязанности президента, Касьянов, будучи вице-премьером, фактически возглавил правительство. Тогда это расценили как компромисс нового главы государства с «семьей».

Однако со временем Касьянов стал отходить от «семьи». Все чаще и чаще у премьера возникают конфликты с представителями этой «ветви » власти. Например, не так давно Касьянов открыто спорил с Олегом Дерипаской по поводу пошлин на ввозимые в страну иномарки. Однако, если Михаил Михайлович пойдет на выборы, «семья» однозначно будет его поддерживать: выставить новую «свою» кандидатуру ей будет не по силам.

С «питерцами» дело обстоит сложнее. Люди, входящие в команду Путина, к премьеру относятся довольно прохладно. Например, «питерец» Кудрин считается прямым противником премьер-министра. Неоднократно у главы правительства возникали конфликты с министром финансов – и в плане общей экономической политики государства, и в плане более мелком, например – кадровых перестановок. Однако, когда приход Касьянова на пост президента станет вероятным – имеется в виду деятельность Касьянова в качестве и.о., «питерцы», как и «силовики», могут присягнуть Михаилу Михайловичу.

В этом случае существуют два варианта развития событий. Первый – Касьянов-президент примет эту присягу и будет опираться на «питерцев». Правда, будущему президенту и бывшим путинцам придется искать компромисс. Второй вариант – Касьянов постарается отодвинуть «питерскую команду» от властных структур. Тогда политика страны не изменится – Касьянову проще будет продолжить генеральный план Путина, просто заменив одни властные фигуры на другие. Если же «питерцы» во время предвыборной гонки займут нейтральную позицию, то на ней останутся и потом. Острых баталий не будет, просто эти люди постепенно сдадут свои властные позиции.

На самом деле понятно, что деление на «семью» и «питерцев» – вещь более чем условная. Вспомним: эти понятия всплыли в СМИ весной этого года. Причем «рассекретили» их люди, близкие к президенту. По мнению некоторых аналитиков, сами понятия «семья» и «питерцы» – это просто утка, запущенная специально, чтобы создать у граждан иллюзию понимания происходящего.

На самом деле в окружении президента, в кремлевском и правительственном аппарате «живет» гораздо большее количество группировок, которые, понятно, никак не называются. В качестве примера можно привести того же Алексея Волина, имя которого наверняка еще не раз всплывет в предвыборной борьбе. Этого достаточно молодого политика пресса относит то к «семье», то к «питерцам». На деле он представляет совершенно постороннюю обеим этим структурами группировку министра печати Михаила Леси- на, куда кроме него самого входят Михаил Маргелов и Игорь Шувалов… Этих людей связывает давняя дружба – основа любой властной группы.

Волин – и не «питерец», и не «семейный» – успел оказать огромное влияние на всю политику России. Какое-то время назад его называли главным «черным пиарщиком» страны. До мая этого года он был заместителем руководителя аппарата правительства – руководителем был Игорь Шувалов, однако потом на его место Касьянов поставил своего человека – Олега Буклемишева. Правда, говорить здесь о конфликте Касьянова с «питерцами» или «семейными» просто неуместно. Это совершенно другая, но не менее влиятельная ветвь, с которой у Касьянова тоже наметились разногласия.

ОТ ПЕРЕМЕНЫ ПОСТОВ ПОЛИТИКОВ КУРС НЕ МЕНЯЕТСЯ

Кого же Касьянов противопоставит сложной структуре нынешних кремлевских кланов? Уже сегодня можно назвать персон из «команды премьера», две-три фигуры, которые будут влиять на политику страны при президенте Касьянове.

Самый близкий к премьеру человек, по общему мнению,– это Константин Мерзликин. Летом этого года он был назначен руководителем аппарата правительства и министром РФ. Теперь институт вице-премьеров отходит на второй план.

Второе место в иерархии близких к премьеру людей занимает Сергей Колотухин. Сейчас он трудится на посту замминистра финансов Российской Федерации.Можно предположить, что, если Касьянов станет президентом, именно Колотухин будет министром финансов, а то и возглавит правительство. Сергей Колотухин относится к так называемым внешэкономбанковским людям Касьянова. Он работал во Внешэкономбанке с 1983-го по 1992 год, причем в 1988 – 1992 годах был ведущим специалистом. Потом, с 1997-го по 2000 год трудился на посту заместителя председателя правления Внешторгбанка. В наблюдательный совет этого банка входит и сейчас. Через Колотухина, как своего человека в Минфине, Касьянов контролирует вопросы внешнего долга страны.

Кроме Колотухина, долговыми вопросами занимается Олег Буклемишев, заместитель руководителя аппарата правительства. Интересно, что в 2002 году Касьянов предлагал Буклемишева на пост замминистра финансов, но Кудрин был категорически против его кандидатуры. В результате новое назначение Буклемишева только подтвердило тот факт, что «своих» людей Касьянов собирает не в замах, а в аппарате правительства.

Какие должности займут эти люди при Касьянове-президенте, сказать непросто. Выбор огромный – от главы правительства и глав ключевых министерств до главы и заместителей руководителя кремлевской администрации. Характерно, что все близкие к Касьянову люди – экономисты. Как Путин делает ставку на силу и «силовиков», так Касьянов будет делать ставку на экономистов. Они не изменят самой политики. Изменятся ее приоритеты.

МИХАИЛ ВТОРОЙ?

Иногда хобби президента становится главным фактором, определяющим жизнь страны. Конечно, в начале правления Михаила Касьянова перемены в политике российского правительства будут незаметны. Потом курс реформ наверняка будет скорректирован. Став главой государства, Касьянов получит шанс войти в историю России как первый ее президент, абсолютно независимый от существующих финансово-политических кланов. Он сам, опираясь на свои связи в банковском мире, может дорасти до звания «финансового олигарха». А легитимная власть, помноженная на безграничные материальные ресурсы, в российской традиции именуется самодержавием.

Конечно, первый президентский срок Касьянова будет мало отличаться от второго срока Путина. В последние три года развитие экономики происходило под влиянием факторов, сформировавшихся еще в период кризиса 1998 года или непосредственно после него. Несколько улучшила ситуацию успешная игра России на внешнеэкономических рынках. Кроме того, после прихода Путина в стране стало спокойнее в социально-политическом плане. Пришли в порядок по сравнению с ельцинскими временами государственные финансы. Вряд ли приход Касьянова к власти сразу разрушит хрупкую стабильность, которая появилась в стране с Путиным. Мировые цены на нефть, которые пока стабильно высоки, в ближайшие два-три года спровоцируют масштабное накопление золотовалютных резервов ЦБ. Растущее богатство страны не сможет не отразиться и на внутренней политике.

Нынешняя цель правительства – формирование такой модели российской экономики, которая бы обладала долгосрочным потенциалом экономического роста. Сегодня реформы делают те же люди, которые будут править страной и при Касьянове-президенте. Поэтому работа, направленная на модернизацию производственного аппарата, укрепление конкурентоспособности и безопасности государства, будет продолжаться. Задачи определены уже сейчас. Самое насущное – реформа естественных монополий. Да еще, пожалуй, работа с олигархами. Правда, «капитаны экономики» сегодня напуганы и послушны, поэтому шумных процессов над «героями» приватизации, скорее всего, не будет.

Зато олигархом может стать сам Касьянов. Уже сегодня можно говорить, что для него готова новая «естественная монополия» — финансовая. Как считают аналитики некоторых ведущих российских изданий, именно из-за этого была затеяна скандальная пенсионная реформа. Расклад довольно простой: этой осенью все потенциальные пенсионеры страны должны выбрать компанию, которая будет заниматься их пенсионными накоплениями. Если выбор так и не сделан, пенсионный счет гражданина переходит под управление государственного Внешэкономбанка, а хранить пенсионные средства будет ОДК (Объединенная дспозитарпая компания), которую совсем недавно выкупил государственный Внешторгбанк. Про связи Касьянова в этих финансовых учреждениях

мы уже упоминали. Теперь оба государственных банка будут представлять своеобразную «естественную монополию». Внешторгбанк и Внешэкономбанк можно будет приватизировать. А при объеме пенсионных отчислений (а, по подсчетам социологов, подавляющее большинство граждан доверят свои пенсии государству) в четыре с половиной миллиарда, долларов в год только чистая прибыль управляющей компании составит 450 миллионов «зеленых».

Многие аналитики считают, что новый финансовый пенсионный монстр нужен премьеру Касьянову только в качестве падежного запасного аэродрома. Зато если в придачу к возможности управлять огромными денежными потоками Михаил Михайлович по иоле случая получит пост президента России, то станет самой независимой фигурой в отечественной политике. По сути, в этом случае Касьянову больше не понадобится поддержка со стороны олигархов. Да и степень влияния на него «силовиков» сведется к сугубо умозрительной величине.

Такого сочетания полной финансовой независимости и всевластного «административного ресурса», да еще в условиях пусть дикого, но капитализма, не было ни у одного российского руководителя со времен отречения Николая Второго. И кто его знает, как подобная независимость может повлиять на внутреннюю политику Российской Федерации. Во всяком случае сил для переделки Конституции у президента хватит. Монархически настроенные старики могут быть довольны — их «гробовые» копейки вполне могут послужить прочным финансовым фундаментом для повой царской династии. В конце концов фамилия Касьянов звучит не хуже, чем Романов или Рюрикович. А самодержавие, как учит история, не худший для России вариант политического режима…

Оригинал материала

«Вслух о «