"Дело Ахтямова" и "Кодекс Наполеона"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© solomin, origindate::14.11.2006

"Дело Ахтямова" и "Кодекс Наполеона"

Оправдательное решение суда станет не только эпитафией для рейдерской агрессии против ЗАО «Корпорация «Уралинвестэнерго», но бесславным завершением карьеры организаторов следствия

Светлана Дерябина

В Кировском суде Екатеринбурга c мая нынешнего года идет уникальный процесс: стандартный гражданско-правовой спор решается в рамках уголовного дела № 395609. Уголовное обвинение выдвинуто в отношении акционеров ЗАО «Корпорация «Уралинвестэнерго» Вадима Губина и Павла Подкорытова.

Потерпевшей стороной выступает бывший бизнес-партнер подсудимых, а также акционер ЗАО «Корпорация «Уралинвестэнерго» Андрей Ахтямов. В ходе судебных заседаний он постоянно утверждает, что у него украдены акции корпорации. Но даже в обвинительном заключении, созданном следственными органами, ни о какой краже речь не идет.

При этом адвокаты подсудимых уверены, что и это обвинение, говоря грубо, весьма абсурдно. Поскольку до сих пор никак не подтверждены юридические права Ахтямова на якобы украденное, будто бы похищенное или изъятое у него каким-либо иным незаконным путем имущество. Однако - суд идет.

Бизнес и ничего личного

16 сентября 2005 года решением Верх-Исетского суда Екатеринбурга были арестованы и направлены в следственный изолятор бывший генеральный директор компании «Уралинвестэнерго» Вадим Губин и генеральный директор ЗАО «Корпорация «Уралинвестэнерго» Павел Подкорытов. По версии, предложенной следственными органами, арестованные по «делу Ахтямова» подозревались в мошенничестве.

Самое интригующее в том, что ранее по этим же обстоятельствам уголовное дело уже возбуждалось. Но предварительное следствие тогда пришло к выводу, что в действиях акционеров, указанных в заявлении жалобщика Ахтямова, состава преступления нет. А когда дело вновь неожиданно было реанимировано, Ахтямова признали потерпевшим, вдруг нашелся состав преступления, что и стало поводом для ареста Подкорытова и Губина.

При этом следственные органы не обратили особого внимания на то, что до момента возбуждения уголовного дела потерпевший даже не пытался восстановить себя в якобы ущемленных правах собственности. Судебных исков с целью четкого определения границ внутрикорпоративной ответственности, имущественных претензий, а тем более предложений по возмещению какого-либо материального ущерба со стороны Ахтямова к подсудимым не было. Такие дела рассматриваются в арбитражном или гражданском судах, но потерпевший явно решил действовать через положения уголовного законодательства.

Милиция приняла его заявление в производство. Стартовая следственная версия была основана, прежде всего, лишь на утверждении Андрея Ахтямова о том, что акционеры ЗАО ««Корпорация «Уралинвестэнерго» уничтожили старый и составили новый реестр держателей акций ЗАО ««Корпорация «Уралинвестэнерго». Обоснованием подобного предположения стали 35 пухленьких томов – результат годичного труда работников следственных органов. Весной 2006 года обвинительное заключение было утверждено, передано в суд. И в мае процесс пошел.

Ситуация, якобы имеющая криминальный оттенок, упрощенно выглядит так: в январе 2002 года по инициативе группы граждан, желающих вести предпринимательскую деятельность, было создано ЗАО ««Корпорация» Уралинвестэнерго». Уставный капитал корпорации был разделен на 607500 обыкновенных и 202500 привилегированных бездокументарных акций номинальной стоимостью 1 рубль каждая. При этом Андрей Ахтямов стал собственником 32% акций, а остальные восемь акционеров, в том числе и Губин с Подкорытовым, – по 7-8% акций.

Через полгода после создания ЗАО «Корпорация «Уралинвестэнерго» акционеры совместно решили, что для успешного развития компании, а также для предотвращения возможных акционерных споров между акционерами и третьими лицами, они передадут в управление на 20 лет свои обыкновенные акции одному из акционеров. Таким трастовым управляющим назначили Андрея Ахтямова. Договоренности оформили таким образом – соглашение по передаче акций в управление Ахтямову предусматривало одновременное заключение каждым из акционеров с Ахтямовым двух договоров купли- продажи акций. Первый от акционеров к Ахтямову, а второй от Ахтямова к акционерам, но с возвратом акций через 20 лет. Оба договора должны были быть заключены по номинальной стоимости акций и в один день. Условия передачи акций в трастовое управление Ахтямовым были оговорены в специальном меморандуме, который и был скреплен личными подписями всех участников соглашения.

Однако после подписания всеми акционерами договоров купли- продажи акций в адрес Ахтямова, тот в свою очередь внезапно отказался подписывать документы о возврате этих акций через 20 лет. Естественно, столь неадекватное развитие ситуации побудило акционеров экстренно остановить сделку и не передавать Ахтямову акции.

В течение последующих двух лет акционеры пытались восстановить договоренности, но это так и не получилось. Тогда акционеры объединились и решили воспользоваться своими законными правами акционеров и отстранили Ахтямова от руководства ЗАО «Корпорация «Уралинвстэнерго». Ахтямову было предложено выйти из бизнеса, продав принадлежащие ему 32% обыкновенных и привилегированных акций остальным акционерам за 25 миллионов долларов.

Весной 2004 года все документы по выкупу акций у Ахтямовы были готовы и подписаны со стороны акционеров. К тому же, согласно достигнутых договоренностей 7 миллионов долларов были переданы Ахтямову в виде аванса. И вдруг уже после получения этого аванса Ахтямов внезапно отказывается от сделки. Он не только не передает акционерам свои акции и не возвращает полученный аванс, но еще при поддержке неизвестных людей в масках захватывает и более недели удерживает завод Уралхиммаш. За это время завод едва не остановил выпуск продукции.

Только летом 2004 года акционеры узнали, что освободившийся от груза обязанностей Андрей Ахтямов передал свой пакет акций ЗАО «Корпорация «Уралинвестэнерго» структурам Уральской горно-металлургической компании. Пакет не слишком крупный, но достаточный для того, чтобы УГМК имела возможность влиять на ситуацию. При этом сам Ахтямов поступил на службу в структуры УГМК.

Главная интрига

Вскоре после того, как Ахтямов «породнился» с УГМК, началась серия откровенно наглых рейдеровских атак. Совершенно «отмороженный» сценарий захватов был примитивен и незатейлив: подложные документы использовались как несомненный довод вероятных претендентов на собственность. «Рейдеры» стремились использовать с максимальной пользой для себя спорные отношения среди отдельных собственников корпорации.

На завод «Уралхиммаш» неожиданно начали прибывать судебные приставы со странными исполнительными листами, выданными в судах Перми и Екатеринбурга. Действия исполнительных листов удавалось приостанавливать, в документы, на основании которых появлялись судебные решения, впоследствии признавались подложными.

Так, например, удалось предотвратить предписанный Оржоникидзевским судом города Перми демонтаж в течении 24-х часов оборудования цеха, в котором выпускаются огромные ректификационные колонны. Абсурдной и катастрофической для завода ситуации удалось избежать, опротестовав судебное решение. Затем появился крайне странный вексель на 84 млн. рублей, который «Уралхиммашу» пришлось оплатить как бесспорное финансовое требование. Фирма, на которую был выписан вексель, никаких дел с предприятием не вела и никаких услуг не оказывала.

Юрист «Уралхиммаша» Юрий Мехонцев называет эти случаи «чисто рейдеровскими». Он считает, что уголовное дело № 395609, так называемое «дело Ахтямова», стало аморальной, но вполне предсказуемой кульминацией в серии интриг, затеянных ради развернувшейся вокруг «Уралхиммаша» попытки незаконного дележа собственности. Юрий Мехонцев выступает защитником со стороны подсудимых в уголовном процессе по делу № 395609. И уверен, что итогом скандального «дела Ахтямова» станет или полностью оправдательное решение суда, или возвращение дела в прокуратуру для устранения процессуальных нарушений с последующим прекращением. И силам, затеявшим «дело Ахтямова», таков исход очевиден.

Системным атакам рейдеров подверглись и другие предприятия, входящие в состав ЗАО «Корпорация «Уралинвестэнерго». Например, в 2005 году против гендиректора ОАО «Уралэлектросетьстрой», строительной организации, обслуживающей многие объекты российского энергокомплекса, по откровенно надуманным обстоятельствам было возбуждено уголовное дело, директор был задержан.

В этот момент УГМК сумело организовать незаконное собрание акционеров и провести на пост руководителя ОАО «Уралэлектросетьстрой» Алексея Галимова, ранее судимого за хулиганство. Пока хозяева предприятия доказали несостоятельность решения фиктивного собрания и добились законной отмены, захватчики разворовывали имущества предприятия, срывали контракты и запугивали потенциальных заказчиков. После судебного решения, определившего незаконность появления Галимова на «Уралэлектросетьстрое», против назначенного рейдерами гендиректора было возбуждено уголовное дело, которое почему-то затерялось в прокурорских бумагах.

Зато 7 апреля 2006 года Главным следственным управлением УВД Екатеринбурга при поддержке прокуратуры Ленинского района Екатеринбурга было возбуждено уголовное дело № 52708 против законного руководства ОАО «Уралэлектросетьстрой

Следственные действия идут до сих пор, ведет их следователь Александр Перов, причем настолько активно, что забеспокоились партнеры и заказчики ОАО «Уралэлектросетьстрой». Немудрено - в адрес руководства этих фирм постоянно поступают запросы из правоохранительных органов по поводу коммерческих связей. И у каждого отслеживающего ситуацию бизнесмена, на примере «дела Ахтямова» понявшего, что у ретивого следствия есть множество поводов для лишения свободы, есть вполне оправданные опасения – а не станет ли такой запрос началом задержания?

А в Челябинской области продолжаются системные атаки на «Южноуральский арматурно-изоляторный завод», также подконтрольный ЗАО «Корпорация «Ураинвестэнерго». Кстати, сейчас там складывается крайне забавная ситуация – рейдеры и их соучастники-чиновники пытаются обвинить руководство завода в выходе из региональной налогооблагаемой базы. Нарочито забыв при этом, что сами создали условия для подобных действий, вынудив предпринимателей перенести налогооблагаемую собственность в другие регионы, «от греха подальше».

«Закрыть главного по уголовке» - так на жаргоне рейдеров обозначается ситуация, о которой напомнил адвокат Михаил Репников, защищающий интересы Павла Подкорытова и Вадима Губина. - Прием примитивный, но очень эффективный – руководители предприятия, подвергнувшегося рейдерской агрессии, под различными предлогами лишаются свободы. Повод для лишения «главного» свободы используется любой, лишь бы та самая «уголовка» была посвирепей. Обвиненные вынуждены защищать свое право на свободу и затрачивать на это максимум усилий. В это время подконтрольные им предприятия достаются на растерзание рейдеров

Вспомнить все

А сейчас в Кировском суде Екатеринбурга отработанная следствием версия откровенно трещит по швам. Дело в том, что аргументы, использованные следствием при создании обвинения, не выдерживают критики. На сегодняшний день в процессе четко обозначилась следующая ситуация: большая часть документальных аргументов, использованных следствием, спорна (это еще очень мягко говоря!), а автор злополучного заявления и признанный следствием потерпевшим господин Ахтямов не может вспомнить множество существенных фактов и нюансов, позволяющих ему считать, что подсудимые хоть как-то ущемили его материальные интересы.

Вместо конкретных обстоятельств потерпевший предлагает суду лишь собственное мнение и свои туманные впечатления двухлетней давности. Более того, у участников процесса появились обоснованные сомнения, что часть документов, представленных Ахтямовым следствию, имеет странное происхождение. А это уже пахнет подлогом, то есть – уголовной статьей для автора и заказчика фальсификата.

С июня по август суд был плотно занят допросом потерпевшего. На большинство обращенных к нему вопросов Ахтямов отвечал скупо и кратко: «не помню», «не знаю» или ссылался на недостаточные собственные знания в области юриспруденции. Но самое интересное – он очень активно ссылался и на собственную финансовую некомпетентность. Подобное судебное «беспамятство» потерпевшего было слишком уж системным.

После августовского месячного перерыва в судебных заседаниях участники разбирательства приступили к изучению аргументации обвинения. Казалось бы, это занятие непременно будет сопровождаться наработанной следствием интригой и станет своеобразной «изюминкой» в процессе, но такового не случилось. Наблюдатели начали подозревать, что следствие задавалось целью собрать гигантский ворох бумаг лишь ради того, чтобы придать весомость своим аргументам. По сути, так и получилось.

Суд уже рассмотрел неоспоримый аргумент – документ с вариантами регламента выхода Ахтямова из бизнеса. Из документа следует, что о каком-либо «кидалове» и речи быть не может – обсуждались и немалые суммы отступного (от $15 до $25 млн.), а также и то, что Ахтямов был обязан не предпринимать против партнеров «враждебных действий».

Ахтямов пояснил суду, почему он противился сделке: «Безусловно, одним из важнейших факторов было то, что мне достаточно хорошо жилось, я контролировал достаточно крупный бизнес, И мне не хотелось от этого бизнеса уходить. Бизнес был перспективный, интересный и стоил значительно больше, чем предлагалось. И вот это чувство, которое не давало мне... ну не мог я как бы это делать, тяжело мне это было сделать…».

Фактически, Ахтямов еще раз подтвердил, что его никто не грабил, не обманывал, не мошенничал. Просто ему «не хотелось от этого бизнеса уходить». Но это уже его личные пожелания. Однако, партнеры думали иначе – вероятно, у них было достаточно аргументов, чтобы отказаться от дальнейшего плотного сотрудничества с ныне потерпевшим господином.

В конце сентября и в октябре неожиданно выяснилось, что следствие немного «не доработало» - адвокаты подсудимых начали ходатайствовать об изучении неких дополнительных документов, по известной лишь следователям причине ранее не приобщенных к материалам уголовного дела. По мнению стороны защиты, именно эти материалы полностью опровергают версию следствия (да и утверждения самого потерпевшего Ахтямова). Уголовный суд сделал запрос в арбитражные суды различных регионов об истребовании подлинников гражданско-правовых разбирательств.

Запросы касаются очень забавных нюансов – дело в том, что ранее арбитражные суды уже разбирали отдельные заявления потерпевшего Ахтямова, в частности – о якобы совершенной подсудимыми некоей фальсификации документов. В тех случаях арбитраж, исследуя подлинные письменные документы, а отнюдь не голословные заявления Ахтямова, пришел к выводу, что подлога нет. Возможно, следствие в свое время решило оставить это обстоятельство без внимания. По крайней мере, предложения адвокатов Павла Подкорытова и Вадима Губина изучить уже побывавшие на весах правосудия аргументы упорно отвергались в ходе следственных действий. Сейчас эти отвергнутые доказательства придется изучать уже участникам уголовного процесса – материалы затребованы уголовным судом.

Уральские «наполеоны»

В уголовном деле № 395609 много спорного. Лишь один факт неоспорим – подсудимые лишены свободы с сентября прошлого года. То есть, предполагается, что они уже тогда были виновны. Складывается впечатление, что екатеринбургские следователи руководствовались так называемым «Кодексом Наполеона» - принятым в 1808 году во Франции кодексом уголовного следствия, в котором обозначалось, что арестованный изначально виновен. И лишь в ходе следствия и последующего суда бедолаге давалась возможность доказать свою невиновность.

Наполеоновские законоуложения были приняты во Франции после кровавых революционных передряг, сопровождаемых распеванием «Марсельезы», дележкой собственности и считаются не менее революционными. Хотя «казус виновности» уже давненько там отменен и действует презумпция невиновности. Но не исключено, что уральские следователи, работавшие над «делом Ахтямова», питают некую симпатию к достаточно охлократичному наполеоновскому законотворчеству. Поскольку процесс по уголовному делу № 395609 идет именно по сценарию «Кодекса Наполеона». Сейчас в Кировском суде Екатеринбурга Павел Подкорытов, Вадим Губин и их адвокаты очень доказательно демонстрируют полную невиновность подсудимых.

Не исключено, что будущее оправдательное решение суда станет не только эпитафией для рейдерской агрессии против ЗАО «Корпорация «Уралинвестэнерго», но бесславным завершением карьеры организаторов следствия. Дело в том, что милицейская политика на Урале кардинально меняется – в ГУВД Свердловской области сменилось руководство, которое, судя, например, по недавнему аресту «рейдера №1» Павла Федулеева, не намерено мириться с распоясавшимися «бизнес-агрессорами» и их прихлебателями.