"Дима лучше знает"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© igolkin, origindate::12.05.2011

"Дима лучше знает"

Слепая доверчивость совладельца "Ленты" Августа Мейера к собственным партнерам Костыгину и Ющенко пагубна для его бизнеса

Виктор Корвин

5 мая Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа удовлетворил кассационную жалобу компании Luna Inc. — крупного акционера сети гипермаркетов «Лента» (30,8%), аффилированного с инвестиционными фондами «ВТБ-Капитал» и TPG, о признании недействительной регистрационной записи в ЕГРЮЛ о Сергее Ющенко как гендиректоре «Ленты». Таким образом, кассационная инстанция отменила февральское постановление 13-го Арбитражного апелляционного суда об отказе по апелляционной жалобе представителей Luna, а также декабрьское решение Арбитражного суда Санкт-Петербурга и Ленинградской области, отказавшего Luna в удовлетворении иска о признании недействительной регистрации С.Ющенко в качестве руководителя торговой сети. Дело отправлено на повторное рассмотрение в суд первой инстанции.

Тем самым, наметился очередной поворот в затянувшемся акционерном конфликте собственников «Ленты», свидетельствующий об укреплении позиций Luna на судебно-правовом поле. Дело в том, что на протяжении последних месяцев главный оппонент Luna — компания Svoboda (контролирует 40,6% ритейлера), связанная с американским предпринимателем Августом Мейером, фактически захватила инициативу в борьбе, заручившись сразу несколькими судебными решениями в свою пользу. Это дало ее сторонникам возможность говорить о своей фактической победе в акционерной войне и неминуемом возвращении в директорское кресло «Ленты» протеже Августа Мейера — бывшего гендиректора и миноритарного акционера компании Сергея Ющенко. Теперь маятник качнулся в противоположную сторону и перспективы восстановления С.Ющенко в должности руководителя «Ленты» сразу стали выглядеть намного более призрачными.

Еще одной заметной фигурой в конфликте выступает другой миноритарный акционер «Ленты» Дмитрий Костыгин, играющий при Мейере роль главного советника. Именно он чаще других публично озвучивает позицию Svoboda по динамике текущих событий, он же по слухам курирует деятельность технических операторов, работающих на Мейера — пиарщиков и юристов. По мнению источников в среде акционеров торговой сети А.Мейер настолько доверяет Костыгину, что без раздумий следует его советам и наставлениям. Поговаривают, что практически по любому вопросу, касающемуся «Ленты», от А.Мейера можно услышать многозначительную фразу «Dima knows better» («Дима лучше знает», англ.).

Таким образом, сложилась невероятно странная ситуация: Д.Костыгин, являющийся владельцем всего лишь 1% акций торговой сети, «определяет погоду» в лагере А.Мейера и тем самым оказывает едва ли не ключевое влияние на ход акционерного конфликта. Между тем, это влияние трудно назвать положительным. Знающие люди утверждают, что Костыгин посредством нехитрых манипуляций фактически подчинил себе волю американского бизнесмена и, играя на струнах его эмоций и честолюбия, продолжает формировать его взгляды на те или иные вопросы в нужном для себя ключе. Зачастую — в ущерб самому А.Мейеру и его деловым интересам.

Подобное явление, кстати, не является таким уж и редким, и достаточно широко отражено в истории и литературе. Конечно американцу, относительно недавно осевшему в России, простительно плохое знание русской литературной классики, изобилующей сюжетами о доверчивом барине и жуликоватом интригане-приказчике. Однако человеку с прекрасным образованием, каковым является Мейер, должна быть знакома пьеса Мольера «Тартюф» и уж тем более — произведения Шекспира, в одном из которых красочно выведен образ коварного Яго, в итоге погубившего главного героя известной трагедии. Нечто похожее, пусть и не в столь драматичной форме, сейчас происходит и с самим господином Мейером, ставшим заложником своекорыстной игры собственного бизнес-партнера. А то, что своими действиями Д.Костыгин преследует, прежде всего, свои собственные цели, зачастую далекие от целей Мейера, сомневаться едва ли приходится.

Очевидно, что цели А.Мейера лежат исключительно в спекулятивной плоскости — несмотря на все байки о его готовности выкупить долю оппонентов американец не связывает своего будущего с «Лентой» и пытается обеспечить себе оптимальные условия выхода из капитала компании. Для приобретения акций «Ленты», принадлежащих инвестфондам, у него попросту нет достаточных средств, а развивать совместный бизнес с кем-либо на паритетных началах Мейер, как показывает практика, едва ли способен. Таким образом, он готовится скинуть свою долю в ритейлере, предварительно максимально взвинтив ее цену. В этом контексте в конфронтации А.Мейера с Luna некоторые эксперты даже усматривают признаки корпоративного шантажа, направленного в сторону TPG и «ВТБ-Капитал».

В свою очередь, быстрая продажа А.Мейером своей доли в «Ленте» и его уход в кэш едва ли входят в планы Костыгина. Если американец все же продаст свои акции, то же самое будет вынужден сделать и сам Костыгин. Однако, тогда как Мейер, несколько лет назад заплативший за свою долю в сети всего $30 млн., сегодня может выручить за нее почти $1 млрд., Костыгин даже при очень благоприятном исходе получит за свои акции не более $20 млн. И это при том, что по самым скромным подсчетам он вместе с С.Ющенко в бытность последнего гендиректором «Ленты» только на трансфертном ценообразовании выводил из компаниии до $4 млн. в месяц. Если добавить сюда гигантские зарплатные и бонусные выплаты (так, например, в TPG в свое время заявляли, что Д.Костыгин в 2010 г. в тайне от совета директоров оформил себе зарплату «консультанта на полставки» размером в $1 млн. в год) и прибыль аффилированных компаний-поставщиков, работавших с «Лентой» на особых условиях, цифры получатся совсем интересными. Что такое разовый приход $20 млн. по сравнению с возможностью на постоянной основе выкачивать из торговой сети гораздо большие суммы за спиной ничего не подозревающих мажоритарных акционеров? Таким образом, как представляется, для Д.Костыгина возвращение в «Ленту» и осуществление операционного контроля над ней является стратегической задачей, поскольку в этом случае он сможет заработать намного больше, чем доход от продажи своего мизерного пакета.

Чтобы вернуть себе рычаги управления торговой сетью Д.Костыгину необходимо хотя бы тактически переиграть в судах таких мощных противников как «ВТБ-Капитал» и TPG и, заручившись судебными решениями, «забросить» С.Ющенко в директорское кресло. Однако очевидно, что ни у Костыгина, ни у Ющенко нет собственных средств на длительную войну с влиятельными инвестфондами. Единственным источником ее финансирования может выступать А.Мейер, но чтобы его можно было «доить», необходимо сформировать в его глазах образ Luna как вероломного и злокозненного врага, с которым нельзя иметь дела.

В этой связи Д.Костыгину важно постоянно искусственно поддерживать А.Мейера в конфликтном тонусе и недоговороспособном состоянии даже тогда, когда тому предлагаются вполне реальные и компромиссные пути урегулирования конфликта. Напомним, что 16 марта компания Luna Inc. направила А.Мейеру проект меморандума, предусматривающего организацию закрытого аукциона на выкуп долей друг друга в Lenta Ltd. Согласно предложениям инвестфондов на аукцион планировалось выставить 100% акций «Ленты» по стартовой цене $2 млрд с шагом аукциона в $50 млн. Победитель получал абсолютный контроль над торговой сетью, а сторона, не сумевшая одержать победу, продавала свой пакет по весьма привлекательной стоимости. Большинство экспертов признали предложения Luna выгодными для обеих сторон и способными положить конец затянувшейся акционерной войне. Казалось бы, выход из патовой ситуации был найден: тот же А.Мейер получал возможность удачно продать свои акции, выручив за них в 30 раз больше их стоимости при покупке. Однако со ссылками на какие-то надуманные обстоятельства представители А.Мейера устами все того же Костыгина отказались от сделки. Остается лишь догадываться какими методами «советнику» удалось убедить американца проигнорировать заведомо выгодное предложение инвестфондов.

Впрочем, определенные предположения на сей счет уже есть. В конце марта в одном из интернет-изданий вышла статья с резкой критикой в адрес Августа Мейера. Материал содержал некорректные и очевидно клеветнические персональные выпады в адрес американского бизнесмена, балансирующие на грани прямых оскорблений — Мейер обвинялся ни много, ни мало, в инцесте и иных смертных грехах. Казалось бы, имел место неуклюжий медийный залп в ходе информационной войны за «Ленту», сделанный оппонентами А.Мейера, «не стесняющимися в выборе средств». Однако, при ближайшем рассмотрении ситуация выглядит далеко не столь однозначной.

Все бы ничего, если бы не то обстоятельство, что материал был опубликован спустя всего несколько дней, после направления Luna своего предложения Svoboda о проведении аукциона по выкупу акций «Ленты». Примечателен и тот факт, что в Luna категорически отрицают свою причастность к этому опусу, намекая на «самострел». Объективно выход подобного материала в разгар попыток Luna начать переговоры с А.Мейером был ей совершенно некстати, тем более, что в направленном Svoboda проекте меморандума содержалось предложение обоюдно заморозить любую PR-активность. Таким образом, остается лишь версия PR-провокации со стороны того, кто был крайне не заинтересован в переговорах А.Мейера с Luna. А таковым на сегодняшний день выглядит именно Д.Костыгин.

Как представляется, появление скандальной публикации было призвано вызвать бурное возмущение американского бизнесмена. Действительно, публичные оскорбления, бьющие «ниже пояса» и затрагивающие семейную честь, могут вывести из себя и сделать недоговороспособными гораздо более уравновешенных персонажей, нежели Август Мейер. Однако еще более неприятным для Мейера может стать осознание того факта, что грязные слухи в его отношении были инициированы никем иным как его ближайшим бизнес-партнером, решившим таким вот образом «развести» вспыльчивого американца на отказ от сделки через демонстрацию вероломства и двуличности представителей Luna. Цель, кстати, была успешно достигнута — аукцион не состоялся, Мейер в который раз не стал продавать свои акции, а конфликт вновь зашел в тупик, вернувшись на орбиту затяжных судебных разборок, что дает Д.Костыгину время и возможности для подготовки новых попыток возврата в «Ленту».

Осознание возможности колоссальных потерь для бизнеса «Ленты» видимо не способно остановить Д.Костыгина в его стремлении любыми путями получить долгожданный доступ к финансовым потокам компании через провокацию и раздувание внутренних противоречий. В конце концов, не остановила же его маячившая перспектива подорвать бизнес ритейлера, когда в 2007 году он выступил теневым вдохновителем войны А.Мейера с тогдашним совладельцем торговой сети, ее основателем О.Жеребцовым. Стоить напомнить, что тот конфликт существенно затормозил развитие компании и самым негативным образом сказался на ее экономическом положении.

Хотя благодаря грамотным действиям нынешней управленческой команды «Ленты» финансово-экономические показатели сети, несмотря на все отрицательные последствия акционерного конфликта, уверенно растут, внутренний раздрай не может не сказываться на темпах развития ее бизнеса. Едва ли кто-нибудь будет спорить с тем, что в мирных условиях «Лента» могла бы показывать более высокие результаты, способствующие еще большему росту ее стоимости. Таким образом, основные потери от внутреннего противостояния несут именно владельцы наиболее крупных пакетов акций компании.

Похоже, этого не понимает один лишь А.Мейер, попавший под влияние костыгинских «чар» и утративший в связи с этим способность рационально мыслить и адекватно оценивать ситуацию. Он поступает вопреки здравому смыслу, диктующему необходимость скорее сесть за стол переговоров с другими акционерами ради обеспечения собственных интересов и нормальных условий для общего бизнеса. Вместо этого Мейер зачем-то тратит огромные средства на войну, которая объективно противоречит его потребностям как крупнейшего совладельца «Ленты». Так уж получается, что под влиянием своих советников экстравагантный американец из своего же кармана финансирует собственные проблемы.

Еще большие потери в результате сотрудничества с Д.Костыгиным может понести другой его партнер — Сергей Ющенко. Напомним, что в отношении него 4 февраля сего года УВД Центрального района Санкт-Петербурга возбудило уголовное дело по ч. 4 ст. 159 УК РФ («мошенничество в особо крупном размере»). По мнению правоохранительных органов в августе-сентябре 2010 года прибывавший в должности гендиректора «Ленты» С.Ющенко в целях хищения денежных средств мошенническим путем перечислил со счетов компании более 4 млн. рублей на счета фирмы-однодневки ООО «Импульс» в оплату фиктивного контракта. И хотя в Svoboda данное уголовное дело уже назвали заказным и организованным с целью оказания персонального давления на С.Ющенко, следствие продолжает вскрывать все новые и новые обстоятельства противоправной деятельности бывшего гендиректора торговой сети, а заодно присматривается и к другим сомнительным финансовым операциям, связанным с его именем. Таковых же в период кратковременного управления «Лентой» С.Ющенко выявлено предостаточно, причем в большинстве случаев руководитель компании действовал в интересах Костыгина. Так, например, С.Ющенко без всяких на то оснований одарил его бонусами на общую сумму 16 млн. рублей, выписал ему щедрый «золотой парашют» на случай увольнения из компании, сделал крупную предоплату аффилированному с Д.Костыгиным поставщику и санкционировал подозрительную во всех отношениях аренду бронированного автомобиля для нужд партнера за $ 700 тыс. в год. Подобные «подарки», кстати, получали и другие сторонники А.Мейера из числа топ-менеджеров торговой сети, но по сравнению с Д.Костыгиным размер их финансового поощрения был на порядок ниже.

Примечательно, что хотя Д.Костыгин и делился с С.Ющенко выведенными из «Ленты» финансовыми средствами, он предпочитал не разделять с ним сопутствующих уголовных рисков. Таковые он любезно и по-товарищески целиком уступил своему младшему компаньону. Иными словами, Д.Костыгин руками последнего усердно «таскал из огня каштаны», ни коим образом не заботясь о том, какие последствия может иметь подобная деятельность для самого С.Ющенко. А последствия эти, как выясняется, могут быть для него весьма неприятными — инкриминируемые С.Ющенко деяния имеют санкцию до 10 лет лишения свободы и если следствию удастся доказать его вину, он будет вынужден надолго прервать свой управленческий стаж и сменить офисную обстановку на гораздо менее уютную и комфортную.

Впрочем, честно выполняя свои обязательства перед Д.Костыгиным и А.Мейером, С.Ющенко, похоже, готов идти «ва-банк», пытаясь во что бы то ни стало вернуть себе должность гендиректора «Ленты». Понимает ли он, что является всего лишь слепым орудием в руках Д.Костыгина, который стремится поставить во главе компании «своего» гендиректора, чтобы снова начать через него вывод финансовых средств ритейлера — вопрос риторический.

Положение, в котором оказался экс-директор «Ленты», действительно стоит признать незавидным: С.Ющенко активно используют, вовлекая в откровенные авантюры, в результате участия в которых он может попросту «сесть». Однако в финансовом плане его ожидания от возможной победы в борьбе за «Ленту» не сопоставимы с аналогичными ожиданиями А.Мейера и Д.Костыгина и совершенно не соответствуют серьезности нависших над ним угроз. В свою очередь Д.Костыгин и, тем более, А.Мейер практически ничем не рискуют и при этом при любых раскладах смогут получить финансовые дивиденды от войны с Luna. К тому же если у правоохранительных органов все же возникнут вопросы к самому Д.Костыгину, он всегда сможет сделать «козлом отпущения» С.Ющенко, столь неосторожно подставившегося в истории с воровством из «Ленты», и выйти «сухим из воды». Все это Dima, несомненно, knows better, чем Ющенко.

В свете всего вышесказанного конфликт вокруг «Ленты» можно с полным правом считать уже не только противостоянием основных владельцев компании, поддержанных различными группами миноритариев, но и личной «партизанской» войной Д.Костыгина против всех остальных акционеров торговой сети, включая его собственных партнеров и соратников. Эта вторая война замешана на всевозможных интригах, провокациях и «разводках», и ведется Костыгиным с целью удовлетворить свои больные амбиции и нажиться на текущих проблемах торговой сети.