"Для Татьяны он обуза"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Для Татьяны он обуза"

Дьяченко вырвала из своей жизни сына Глеба как листок с кляксой

Оригинал этого материала
© "Жизнь", origindate::06.09.2006, Принц печали. Любимый внук Ельцина живет без мамы

Converted 22150.jpg

Леонид Дьяченко после развода с женой сохранил с сыном добрые отношения

11 летний Глеб Дьяченко, внук первого Президента России Бориса Ельцина [...] страдает аутизмом.

Об этом потом написали многие газеты. Малыш, к счастью, тогда еще не мог читать. Наверняка прочла те статьи его мама Татьяна Дьяченко.

И перестала появляться на людях с больным ребенком.

В окружении Ельцина судачили:

– Татьяне совсем не до Глеба!

– Мать не видит мальчика неделями!

– Малыш уже в специнтернате…

Время показало, что придворные сплетники были недалеки от истины.

Татьяна оставила не только маленького Глеба. Она развелась с его отцом Алексеем Дьяченко.

Борис Ельцин дочь не осудил. Видно, даже Президенту России невозможно удержать женщину, в сердце которой пылает новая любовь…

И Татьяна в третий раз вышла замуж. Ее избранником стал Валентин Юмашев, бывший шеф аппарата президента. Татьяна скрепила сердечный союз с ним не только печатью в ЗАГСе. Родила чудесную дочку Машу.

Те люди, которые знали Татьяну близко, гнали от себя мысль о том, что она родила малышку для того, чтобы забыть о болезни своего младшего сына Глеба.

Словно капризная отличница, которая выдирает из своей тетрадки листок с кляксой.

Но Глеб – не клякса. Он человек!

Гении

Ученые называют аутизм «болезнью гениев». И до сих пор спорят – болезнь ли это? Многие считают, что это дар Божий.

Аутизм – измененное состояние сознания. Больные им люди видят и ощущают наш мир иначе.

Возможности мозга больных аутизмом уникальны: они чувствуют время с точностью до секунды, на глаз определяют расстояние до миллиметра, с лету запоминают иностранные языки. Они могут сесть за рояль и по памяти воспроизвести услышанную пьесу, совершенно не зная нот!

Нам, здоровым, просто невозможно представить, что чувствуют больные аутизмом дети. Как жить, если мозг, словно магнитофонная лента, впитывает и запоминает все-все-все?

И малыши-ауты, стремясь спастись от несущейся на них информационной лавины, выстраивают стенку. Понемногу, с самого раннего детства, они отгораживаются от ранящего их мира. Бегут в себя, как в спасительную крепость.

Не дать уйти насовсем им может только один человек – мать.

Лишь мама своим нежным сердцем способна потихоньку, словно из лабиринта, вывести ребенка в наш мир.

Только доверием, добром и лаской можно пройти эту дорогу. Иначе малыш замкнется, нырнет в свою спасительную раковину. И тогда понадобятся годы усилий медиков, психологов и педагогов, чтобы попытаться вывести его оттуда. И десятилетия, чтобы адаптировать, приучить к нашему миру… [...]

Мама

Татьяна Дьяченко для ее троих детей – наверняка лучшая мама на свете. Двое ее сыновей и дочь растут в семье, в которой есть почти все. Золото, нефть, газ, власть.

Но хватало ли детям любви? Это чувство, которое не купить за деньги.

Татьяна Дьяченко, царевна Татьяна, как окрестили ее когда-то журналисты, сразу после рождения Глеба кинулась в политику. А ему, крошечному, слабенькому младенцу, так нужна была тогда мама! А Татьяну Дьяченко тогда волновала глобальная проблема – как Борису Ельцину удержать власть. Она рулила Кремлем так же лихо, как бравый матрос лодкой. А потом настали другие заботы – новый брак, малютка-дочь...

«Я Глеба видел всего один раз, – вспоминает Александр Коржаков, крестный мальчика и экс-глава Службы безопасности Бориса Ельцина, – когда крестил его. Врачи тогда сказали, что он не жилец на этом свете. Потому и с крестинами поторопились, ему всего семь дней от роду было. Как ни странно, он потом сразу на поправку пошел...» [...]

Дед

Converted 22151.jpg

Борис и Наина Ельцины обожают своего внука Глеба – он для них с малолетства как родной сын

Говорят, что Борис Ельцин категорически отказывался верить, что внук болен. Он не хотел отрывать малыша от семьи. Но Татьяна решила иначе. Она отправила малыша в интернат для детишек с задержкой развития психики.

– Мальчика привели две няни, у них не было ни одного документа, удостоверяющего личность ребенка, – рассказывает один из сотрудников учреждения. – Даже диагноз записали с их слов. Фамилию тоже взяли одной из них. Сначала малыш пугался воспитателей: когда к нему кто-то подходил, он начинал истошно кричать и отбиваться руками. Но постепенно мальчик привык к новому дому...

Тайна происхождения мальчика раскрылась случайно и стала шоком для всех сотрудников спецсадика. Они и не предполагали, что белокурый малыш – внук самого Бориса Ельцина!

– Руководство настояло на том, чтобы встретиться с родителями Глеба, – вспоминает наш собеседник. – Пришла Татьяна Дьяченко. Ее видели у нас только раз...

Школа

Converted 22152.jpg

Глеб Дьяченко 1 сентября пошел уже в третий класс. Его за руку привел охранник, а не мама

Теперь Глеб учится в такой же специализированной школе по соседству с его интернатом. Он уже не боится врачей и учителей. В своем 3 м «Б» Глеб – один из лучших учеников.

1 сентября в школу его привели нянечка и охранник. Не мама…

Генерал Коржаков, очень близкий к семье Ельциных человек, в своих мемуарах рубанул про Глеба по-солдатски прямо:

«Для Татьяны он обуза. Он никому не нужен, кроме Наины и Бориса».

Дочь Ельцина сейчас живет на три дома – то в Лондоне, где учится старший сын Борис, то во Франции, в своем поместье, то под Москвой, в элитном поселке Жуковка.

Глеб нашел приют в резиденции экс-президента России в Барвихе. Дед Борис и бабушка Наина в нем души не чают.

А он ждет маму...