"Дмитрий Медведев – самый настоящий продукт политтехнологий, применявшихся в громадны масштабах."

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Дмитрий Медведев – самый настоящий продукт политтехнологий, применявшихся в громадных масштабах"

"Был разработан значительно более умный, многоходовый, в чем-то циничный сценарий прихода к власти"

Оригинал этого материала
© "Росбалт", origindate::28.02.2008, Фото: НГ, Медведев и политтехнологии неразделимы

Николай Ульянов, Мария Чегляева

Converted 26279.jpg

Может показаться, что ровный, размеренный и спокойный путь Дмитрия Медведева к кремлевскому «трону» антиполиттехнологичен и противоестественен самой природе политики как среды формирования власти. Кандидат в президенты отказывается от предвыборных дебатов и отпуска, от многотысячных митингов, манифестаций и концертов, от полосных интервью в центральных газетах и многочасового стояния в телеэфире, его предвыборная платформа четко не сформулирована и не размножена миллионными тиражами в агитационных материалах, его благородный лик римского патриция не взирает с билбордов и растяжек на каждом втором фонарном столбе… Однако рейтинг Медведева при этом неуклонно растет. Парадокс?

Не совсем. Дмитрий Медведев и его пиарщики отказались от стандартного набора политтехнологий в предвыборный период, поскольку несколькими годами ранее, судя по всему, был разработан иной, значительно более умный, многоходовый, в чем-то циничный, но оттого не менее эффективный сценарий прихода к власти. Причем, основанный именно на современных политтехнологиях, усиленных всей мощью ведущих электронных СМИ страны и созданием для Медведева режима наибольшего благоприятствования.

Ну, а хождение активистов от двери к двери, митинги и перевод бумаги на агитки, очернение репутации конкурентов с помощью компромата – заключительный этап этого сценария, от которого – при успешной реализации предыдущих – можно и отказаться, опять же не без пользы для своего кандидата.

Разберемся, на какие приемы воздействия на массового избирателя сделали ставку политтехнологи Дмитрия Медведева.

«Идеальный кандидат»

Многим памятен электоральный цикл 1999-2000 годов, когда группа известных политологов, скажем так, обслуживавших Кремль, впервые так явно применила в России при контролируемой смене власти технологию «Идеальный кандидат».

Суть ее проста и гениальна. Сначала необходимо выявить общественный запрос и сформировать образ идеального руководителя, наиболее подходящего текущей ситуации. Далее требуется приблизить реального кандидата и его программу к образу идеального лидера и общественному запросу. Одновременно ведется работа по изменению в сознании граждан идеальных образов и трансформации общественного запроса таким образом, чтобы они больше соответствовали реальному кандидату. В 1999-2000 годах основным электоральным запросом был «порядок», а идеальным кандидатом население России (об этом говорили специально проведенные социологические исследования) считало киногероя, советского разведчика Исаева-Штирлица. Хотели? Получите! Разведчик (говорят, они никогда не бывают бывшими), работал в Германии, решительный, волевой, эмоционально сдержанный, точный в словах и мыслях, спортсмен и семьянин, в связях, порочащих его, замечен не был. Штирлиц? Нет – Путин.

К концу первого президентского срока Владимира Путина стало ясно, что часть задач, связанных с запросом «порядок», были более-менее удачно решены – Чечня отвоевана обратно, региональная вольница остановлена, олигархи и подконтрольные им электронные СМИ либо перешли на сторону власти, либо разгромлены. Уже тогда многие задавались вопросом: хорошо, порядок наведен, враги повержены или изгнаны, территориальная целостность и суверенитет восстановлены, денег в казне прибавилось, на международной арене мы – круче всех; а что дальше?

Очевидно, примерно тогда и стали анализироваться новые электоральные запросы и рисоваться образ очередного идеального кандидата. «Порядок» в восприятии восьмилетней давности в большей степени был связан с силой государства, с его решимостью. Сейчас электоральный запрос не столь однозначен. Сохранился старый запрос на порядок, но к нему прибавились и новые ожидания. Большинство этих ожиданий можно охарактеризовать как «справедливость» и «уверенность в завтрашнем дне». Другими словами, люди стали желать определенных социальных гарантий.

Несомненно, под этот запрос и «готовился» Дмитрий Медведев. Назначение Медведева на пост первого вице-премьера, курирующего национальные проекты, многие эксперты оценили как начало избирательной кампании. И не ошиблись. Через нацпроекты Медведев сблизился и с идеальным образом кандидата, и с самими социальными ожиданиями. Пример корректировки общественного мнения можно увидеть в предвыборных роликах Дмитрия Медведева, где граждане отвечают на вопрос, о чем они мечтают: большинство их желаний совпадают с тематикой нацпроектов. Люди говорят о том, что хотят иметь свой дом, родить ребенка, чтобы была доступная медицина и т.д. При этом в электронных СМИ, особенно на телевидении, много внимания и времени в последние годы уделялось как раз этим проблемам, благодаря чему усиливалась социальная часть общественного запроса.

Несомненно, сохраняется и общественный запрос на порядок, силу государства, независимую внешнюю и военную политику. По этим вопросам Медведев демонстративно не делает заявлений, оставляя их Путину. И в этом особенность нынешней избирательной кампании, в которой участвуют фактически два взаимодополняющих и усиливающих друг друга политика — Путин и Медведев, — составляющие «идеального кандидата». Они всегда вместе – выступают друг за другом на важнейших совещаниях, позируют на предвыборных плакатах и демонстрируются в агитационных роликах. В тех же роликах этот дуализм подчеркивается тем, что в них вы нигде не найдете фамилию Медведев.

Интрига

Еще одним удачным ходом кремлевских политтехнологов можно считать длительное сохранение интриги и неясности, кто же станет кандидатом в президенты от власти. Обнародование имени «преемника» всего за несколько месяцев до дня голосования позволило сохранить определенную «новизну» кандидата как политического товара. Если бы Путин сообщил о своем выборе несколькими годами ранее, длительное, избыточное внимание СМИ к фигуре «преемника» могло сотворить с ним злую шутку – его образ просто мог надоесть населению.

Сейчас же основной кандидат в президенты – молодой, полный сил политик, а его выступления, в отличие от публичных речей основных конкурентов – Зюганова и Жириновского, — не напоминают прокручивание заезженной пластинки. Избиратель интуитивно верит Медведеву, потому что тот еще не давал масштабных обещаний, в отличие от оппонентов, а значит, и не мог их не сдержать. То есть не врал.

Кстати, Медведев, будучи вице-премьером, также был осторожен в прогнозах и выражении оптимизма, в отличие от другого потенциального «преемника» — Сергея Иванова. Тот не стеснялся, участвуя во всевозможных встречах, рассказывать, как замечательно обстоят дела в подконтрольных ему армии, на флоте и в «оборонке». В то время как особых поводов для оптимизма не было – и простой народ, который живет не на Марсе, а трудится в этих самых полуразрушенных цехах за гроши и получает детей-калек из армии, — это прекрасно знает. Не исключено, что в том числе и этот взгляд на жизнь через розовые очки, во всяком случае – на публике, перед телекамерами, — и стоил Сергею Иванову статуса «преемника».

Свой среди своих

Все последние годы кураторства нацпроектов Медведев встречается с простыми людьми – счастливой молодой семьей, получившей квартиру, исследователями, работающими на новом, суперсовременном оборудовании, врачами, тоже осваивающими «свежую» технику, доярками и другими представителями отраслей, вверенных ему президентом. И, несмотря на то, что до выборов было еще далеко, пиарщики и имиджмейкеры уже тогда активно работали с будущим «идеальным кандидатом». Язык его был ясен, прост и незамысловат. Он как бы говорил: я — такой же, мы говорим на одном языке. Медведев не сыпал цифрами и обещаниями, а просто спрашивал собеседников: как дела, чем еще можно помочь, есть ли претензии к новой технике…

Более того, и одевался, и двигался Медведев сообразно обстановке и аудитории. К молодежи он не вальяжно плывет в строгом костюме, а почти бежит в джинсах. Так и кажется, что ему «не слабо» сказать собеседникам: «Превед, красавчеги!», — и услышать в ответ: «Превед, Медвед!» С рабочими, пенсионерами, женщинами он общается совсем по-другому, но с каждой группой понятно и доступно. В этом смысле Медведев как политик абсолютно технологичен, его помощники четко отдают себе отчет, какого эффекта хотят добиться от того или иного появления своего патрона на публике.

Закон больших чисел

Нельзя сказать, что предвыборная кампания Медведева в традиционном понимании – с телероликами, печатной агитацией, билбордами и растяжками, — не велась или была совсем умеренной. Это не так. Достаточно вспомнить всю такого рода продукцию, созданную и запущенную в массы от имени Центризбиркома с целью побудить избирателя придти на выборы 2 марта.

Эта кампания, конечно, не Медведева, но в его пользу. Есть определенное правило, согласно которому повышение явки играет на руку самым известным кандидатам и партиям. То есть чем больше людей, которые мало или никак не интересуются политикой в обычной жизни, придут на избирательные участки, тем выше вероятность, что они проголосуют за самого известного и имеющего наибольшие шансы на победу кандидата.

И, хотя понятие минимальной явки исключено из избирательного законодательства, количество проголосовавших за кандидата граждан очень важно – оно определяет (в процентном соотношении от всех, имеющих право голоса), насколько легитимным будет будущий президент, на какое число соотечественников он опирается.

Причем, такого рода «обезличенная» реклама, направленная на повышение явки, похоже, развешивается не только Центризбиркомом, но и «Единой Россией». Во всяком случае, в Москве можно увидеть целый ряд билбордов, с которых смотрят «лица «Единой России» — от Лужкова до Бондарчука, и звучит призыв 2 марта выбрать свое будущее.

Так что говорить об отказе штаба Дмитрия Медведева от традиционных политических технологий неверно. В кампании Медведева они использованы более, чем у конкурентов. Просто их применение было так растянуто во времени, настолько слилось с обычной трудовой деятельностью замглавы правительства, что выглядело неприметным и неявным. На самом же деле Дмитрий Медведев – самый настоящий продукт передовых политтехнологий, применявшихся в громадных масштабах. Именно благодаря этим технологиям он из одного из «серых кардиналов» Кремля в очень короткий промежуток времени перевоплотился в надежду большей части избирателей на светлое будущее и самого рейтингового политика России.

***

«Росбалт» также попросил ведущих российских политологов и политтехнологов оценить те приемы, благодаря которым Дмитрий Медведев стал без пяти минут президентом России.

Мария Шувалова, Игорь Джохадзе, Леонид Смирнов

Евгений Сучков, генеральный директор Института избирательных технологий:

- Кампания Медведева была проведена технологически грамотно, почти идеально. Видимо, кремлевские политтехнологи и пиарщики, чей профессионализм за последние годы заметно вырос, извлекли уроки из ошибок прошлого. На сей раз обошлось без традиционной пропагандистской мишуры вроде концертов для молодежи и громких заявлений кандидата, рассчитанных на поверхностное восприятие массовым избирателем. Не было явных перегибов и с использованием административного ресурса на местах — этим, кстати сказать, президентские выборы-2008 отличаются от недавних парламентских выборов.

Единственный серьезный просчет, допущенный организаторами мартовских выборов, — искусственное сужение круга участников. Есть такое правило: чем больше кандидатов, тем легитимнее выборы. Михаила Касьянова вполне могли бы зарегистрировать, он никому не мешал и все равно не набрал бы больше 1,5%. Но это — не столько технологическая, сколько политическая ошибка.

Главная задача Кремля сейчас — обеспечить высокую явку избирателей, от которой напрямую зависит уровень легитимности будущего президента. Успехом можно считать явку в пределах 60-65%.

Сергей Марков, политолог, депутат ГосдумыЕдиная Россия»):

- Из всех кандидатов Медведев оказался единственным, кто проводил президентскую кампанию. В отличие от него Зюганов и Жириновский, по сути, продолжали парламентскую кампанию, удерживая свой думский электорат.

Отказ Медведева от участия в теледебатах сыграл ему не в минус, а, напротив, в плюс. Ему это было и не нужно. В своей кампании он сделал ставку на образ преемника Путина и удачно в него вписался. В итоге избиратели практически не увидели в нем недостатков и сразу изъявили готовность поддержать его на выборах. Этот образ обеспечил ему 90% электоральной поддержки. И ставка настолько хорошо сработала, что Медведеву не потребовалось никакой PR-раскрутки. Конечно, ему помог чрезвычайно успешный в глазах избирателей Путин. Даже если бы не было ТВ и о Медведеве писали только в Интернете и газетах, он все равно стал бы очевидным фаворитом избирательной гонки.

Его ставка на социальную сферу тоже сыграла роль. На посту первого вице-премьера он не мог не говорить об этом. Хотя как политик он является очень либеральным, но, несмотря на это, Запад уже смог понять, что с его победой на выборах курс России не изменится.

Вагиф Гусейнов, директор Института стратегических оценок и анализа:

- Важнейшая слагаемая успеха Медведева — грамотно выстроенная PR-кампания. Медведев не ушел в отпуск, а много ездил по стране, посетил более 30 регионов, встречался с людьми. К каждой социальной группе ему удалось найти свой особый подход. Это заметно даже по тому, как он по-разному одевается для встреч с молодежью и ветеранами. Однако решающую роль, конечно, сыграла поддержка Медведева действующим президентом Владимиром Путиным.

Алексей Макаркин, заместитель генерального директора Центра политических технологий:

- Особых усилий, чтобы поднять рейтинг Медведева, кремлевским пиарщикам прилагать не пришлось. Желаемый результат получился естественно. Если сделать фактически безальтернативные выборы, если из двух кандидатов, которые критикуют власть, оба не раз участвовали в выборах президента — один с 1990 года, другой — с 1996-го, и от них уже устали… Тогда чего можно было ожидать?

Среди зарегистрированных кандидатов нет ни одного центристского политика, который мог бы «отобрать» у Медведева часть путинского электората. Даже «страховочный» кандидат Богданов избран таким образом, что центристы за него голосовать не будут, ведь он позиционирует себя как демократ, западник, либерал.

К тому же, Медведев раскручивается не с декабря. Он получил в конце 2005 года самую привлекательную, имиджево выигрышную часть нашей социальной сферы. Это и компьютеры в школах, и создание врачебных кабинетов в регионах, и помощь сельскому хозяйству.

Евгений Минченко, генеральный директор Международного института политической экспертизы:

- Вряд ли у кого были сомнения в способности Владимира Путина обеспечить электорально честную победу любому из предложенных им кандидатов.

Медведева раскручивали с 2006 года в роли руководителя приоритетных национальных проектов, приятных для народа. На момент поддержки президентом инициативы четырех партий о выдвижении кандидатуры Медведева он уже был известен процентам 60-70 населения. Дальнейшее не составляло сложности: активное присутствие на телевидении способно раскрутить любого.

Настоящие проблемы и сложности имели место во внутриэлитной борьбе вокруг назначения преемника президента. Кандидатуры как Дмитрия Медведева, так и Сергея Иванова столкнулись с мощной внутриэлитной оппозицией.

Кроме того, президент Путин ориентируется и на общественное мнение Запада. И после «силового тренда» прошлого года ему требовалось подать Западу либеральный сигнал.