"Дочки" и сынки "Газпрома"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© Новая газета, origindate::22.01.01

"Дочки" и сынки "Газпрома"

Родственники руководства крупнейшей монополии устроились в кладовой Родины. Рэм Вяхирев, если так дело пойдет, успеет сделать «Газпром» небольшим предприятием своей любимой семейной компании «Итера»

Булат Столяров

Converted 11314.jpg       Серьезно напрягает старательность государства ни в коем случае не обидеть «Газпром», от которого скоро ничего не останется, если так будет продолжаться. Все мы очень любим Рэма Ивановича Вяхирева за его ментальную схожесть с Виктором Степановичем Черномырдиным, которого вся страна обожает, как солнечное воспоминание детства о празднике при походе в цирк. Но с клоунадой в «Газпроме», наверное, пора заканчивать.
       
       У меня есть глубоко выстраданное убеждение, что дело менеджеров «Газпрома» — получать прибыль, то есть добывать как можно больше и как можно эффективнее газ, чтобы потом его как можно дороже продавать. Это называлось бы бизнес. Но в этой стране как-то не принято напоминать, что задача менеджеров любого бизнеса — приносить прибыль акционерам, которые менеджеров для этого и нанимают на работу.

«Газпром» — это никакой не бизнес. «Газпром» — это благотворительность, это сплошная программа целенаправленной помощи непонятным компаниям, симпатичным Вяхиреву и его друзьям. В адрес этих компаний «Газпром» направляет свои финансовые потоки, продает этим компаниям по дешевке свои активы, делает эти компании богатыми за счет акционеров «Газпрома» (в том числе за счет государства, владеющего 40% акций «Газпрома»), которые таким образом становятся бедными. Уникум под названием «Итера» за три последних года превратился из никому не известного газового трейдера в одну из крупнейших в мире газодобывающих компаний. Сколько денег и скважин пришло в «Итеру», столько ушло из «Газпрома».

В бесконечном списке претензий к менеджерам Вяхирева одна претензия — базовая. «Газпром» продает «Итере» газ по цене внутреннего рынка (примерно по 6–8 долларов за баррель, а при сотрудничестве с Ямало-Ненецким округом и дешевле), а «Итера» перепродает газ потребителям по значительно более высоким ценам, приближенным к мировым. Абсолютно непонятно, какая польза «Газпрому» от «Итеры» в этом бизнесе. Какая польза «Итере» — понятно. Так, в 1999 году «Итера» получила доход в размере 3 млрд долларов, в 2000 году — еще больше.

Сам «Газпром», продавая «Итере» в год по 60 млрд кубометров дешевого газа, вынужден закупать газ по 30 долларов за тысячу кубометров в Туркмении, чтобы иметь возможность исполнить обязательства по поставкам на внутренний рынок. То есть Рэм Вяхирев готов идти на любые убытки, чтобы порадеть компании «Итера».

В итоге «Итера» контролирует все (некогда принадлежавшие «Газпрому») рынки газа СНГ плюс рынки Венгрии, Литвы и Австрии, а кроме того, занимается поставками газа в Свердловскую область и поставками энергетикам. Всюду одна и та же схема: перепродажа дешевого газпромовского газа задорого.

Возникает вопрос: что такое «Итера» и почему ее так любят в «Газпроме»? Есть подозрение, что головная для холдинга «Итера» компания «Итера Интернешнл Энерджи», зарегистрированная в Джексон-Вилле во Флориде, принадлежит лично Вяхиреву, Черномырдину и их родственникам. Глава «Итеры» Игорь Макаров говорит, что это вовсе неправда. Но в ответ на просьбы акционеров «Газпрома» раскрыть акционерный капитал «Итеры», показать, кому она принадлежит, Макаров смущается и отвечает, что пока не время. Мы будем пытаться выяснить, кто владеет «Итерой», хотя уже понятно, что если бы с их капиталом все было чисто, Макаров бы это с радостью продемонстрировал.

Тем более что была ведь уже яркая газпромовская метафора голубоглазого жульничества: это компания «Стройтрансгаз», в адрес которой «Газпром» ежегодно распределяет контракты, связанные со строительством трубопроводов «Голубой поток» и «Ямал — Европа», на сумму примерно 1 млрд долларов. «Стройтрансгаз» — не только генеральный подрядчик крупнейших газпромовских строек. Г-н Вяхирев однажды решил продать почему-то этой компании 4,8% акций самого «Газпрома» не по рыночной цене, а по номиналу, то есть практически подарил. Когда акционеры стали выяснять, кто владеет «Стройтрансгазом», выяснилось, что это два сына Черномырдина, дочь Вяхирева, член совета директоров Беккер и трое его детей, зять Шеремета — первого заместителя Вяхирева. Слабо верится, что в «Итере» все по-другому.

«Итера» ведь не только обогащается в качестве трейдера, перепродавая газпромовский газ. «Итера» фактически становится вторым «Газпромом», скупая (на уведенные от акционеров «Газпрома» деньги) огромные газодобывающие предприятия. Сегодня уже можно говорить о том, что «Итера» стала одним из крупнейших в мире газовых холдингов с запасами 1,2 трлн кубометров — это в два раза больше, чем у Великобритании, немного больше, чем у Норвегии, чуть меньше, чем у Кувейта.

В то время как объемы добычи газа в самом «Газпроме» падают на 10 млрд кубометров в год, растут объемы добычи в «Итере», которая в 2000 году добыла почти 20 млрд кубометров (что выше ее уровня добычи образца 1998 года на 1100 процентов). Очевидно, что «Газпром» передает свой бизнес «Итере», которой непонятно кто владеет.

Во-первых, в принципе неясно, зачем «Газпрому» искусственно капитализировать некую «Итеру», чтобы ее «дочки» потом скупали лучшие месторождения «Газпрома», например, лицензии на разработку богатейшего Губкинского и Восточно-Таркосалинского месторождений. И вдвойне непонятно, зачем «Газпром» после этого выдает свои гарантии на кредиты, которые взяла «Итера» на сумму почти 500 млн долларов, чтобы инвестировать их в свои газодобывающие проекты. В результате «Итера» владеет месторождениями, инвестирует в добычу, добывает, продает газ, а все кредитные риски остаются на «Газпроме», то есть на его акционерах.

Во-вторых, некоторые случаи передачи газпромовских активов в «Итеру» просто вопиющие. Компании «Запсибгазпром», «Таркосаленефтегаз», «Сибнефтегаз» перешли под контроль «Итеры» исключительно потому, что «Газпром» позволил размыть свою долю акций в этих компаниях в пользу «Итеры», позабыв выкупить свою долю при допэмиссиях. Это можно списать на бездарность менеджеров, которых, правда, необходимо после этого уволить. А вот действительно уникальный случай: газпромовская «дочка» «Роспан», имеющая лицензии на разработку Новоуренгойского и Восточноуренгойского месторождений в Тюменской области, была продана «Итере» за 286 (двести восемьдесят шесть) долларов США. Перед этой выгоднейшей для себя сделкой «Газпром» инвестировал в «Роспан» 50 млн долларов, поскольку собственный департамент ценных бумаг «Газпрома» оценил свой пакет «Роспана» в 104 млн долларов, а сейчас «Роспан» продается за 850 млн долларов. Мы считаем, что когда менеджеры продают за 286 долларов компанию, стоимость которой — сотни миллионов долларов, такие менеджеры должны садиться в тюрьму.

Государству пора почувствовать себя настоящим акционером «Газпрома», оценить, зачем акционерам нужны такие менеджеры, подыскать новых и значительно жестче их контролировать. Если государство не в состоянии этого сделать, ему надо перестать позориться и продать свой пакет акций «Газпрома», чтобы новые частные владельцы «Газпрома» навели там порядок в соответствии с акционерным законодательством.