"Дружба по диагнозу"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала

"Дружба по диагнозу"

Из интервью Президента Беларуси А.Лукашенко корреспонденту немецкой газеты "Хандельсблат" Маркусу Циммеру:

“Вопрос: В восточно-европейских странах сейчас ведется дискуссия по поводу того, какая модель демократии является оптимальной: с сильной президентской властью или сильной парламентской властью. Если я правильно понимаю, вы выступаете за сильную президентскую власть. Как вы считаете, это оптимальная модель для Республики Беларусь?

А. Лукашенко: "Знаете, так нельзя ставить вопрос. Поверьте, история Германии - это слепок истории в какой-то степени Беларуси на определенных этапах власти. В свое время Германия была поднята из руин благодаря очень жесткой власти. И не все только было плохое связано в Германии и с известным Адольфом Гитлером"

"Он перечеркнул все хорошее, что он сделал в Германии, всей внешней политикой, и развязал Вторую мировую войну. Ну а все остальное вытекало из этого. Это гибель людей массовая, в том числе и немецкого народа. Но вспомните его власть в Германии. Нас с вами тогда не было, но по истории мы это знаем." “Ведь немецкий порядок формировался веками. При Гитлере это формирование достигло наивысшей точки. Это то, что соответствует нашему пониманию президентской республики и роли в ней президента."

"То есть я хочу конкретизировать, чтобы вы не подумали, что я приверженец Гитлера. Нет, я подчеркиваю, что не может быть в каком-то человеке все черное или все белое. Есть и положительное – Гитлер сформировал мощную Германию благодаря сильной президентской власти. Но были 30-е годы, время сильного кризиса в Европе, а Германия поднялась благодаря сильной власти, благодаря тому, что вся нация сумела консолидироваться и объединиться вокруг лидера...

Сегодня мы переживаем такой же период времени, когда нужна консолидация вокруг одного или группы людей, чтобы выжить, выстоять и подняться на ноги. Поэтому на этом этапе определяющие значение, ведущее, я бы сказал, значение будет иметь глава государства- президент, в усилении власти которого нет необходимости сегодня . У президента достаточно власти. Поэтому наш этап истории отличается от соответствующего этапа немецкой истории тем, что нам нет необходимости усиливать абсолютную власть одного человека". (77).

Газета “Свабода”:

"Он не терпит никого рядом с собой, -- говорит Станислав Шушкевич, -- Лукашенко так же, как и Гитлер, одержим жаждой власти". (9).

Семен Шарецкий, Председатель Верховного Совета 13-го созыва:

“Власть сосредотачивается в одних руках. И стоит только человеку этому быть психически неуравновешенным, и все. И самое страшное, что у Александра Григорьевича уже прозубривались слова и “Гитлер”, и “концлагеря”. Это очень опасно.” (38).

Личности Гитлера посвящено огромное количество психиатрических исследований. Все авторы приходят к выводу о наличии у него мозаичной психопатии с патологическим (паранойяльным) развитием.

У Л. также отмечаются вполне “тёплые” отзывы о И.Джугашвили (Сталине) - психопате мозаичного круга (с чертами аморальности, фанатизма, паранойяльности и эпилептоидности ) (В.Я.Гиндикин, В.А.Гурьева) .

Намечающаяся дружба с Ф.Кастро также весьма интересна , т.к. психическое здоровье последнего вызывает вполне обоснованные сомнения.

За время пребывания на посту президента РБ Л. удалось наладить действительно прочные партнерские отношения только со странами, где у власти находились правители тоталитарного типа (Саддам Хусейн, Слободан Милошевич, Фидель Кастро), несмотря на то, что установление и поддержание такого рода отношений наносило несомненный ущерб экономике и политическому имиджу государства. О личной мотивации Л. к установлению таких контактов свидетельствуют в том числе многократные высказывания его в поддержку Слободана Милошевича в разные периоды нахождения последнего у власти. “Если Милошевичу нужна будет помощь и поддержка, в том числе то, о чем вы говорите (предоставление политического убежища - АВТ.), мы всегда предоставим ему эту поддержку. Но я не думаю, что до этого дойдет. Мало ли кого они объявляли преступниками - кто с ними не согласен, тех эта демократия объявляла преступниками.”(50). “Вы думаете, в Югославии не найдется камикадзе, готовых поднять в воздух МИГ-29 и совершить налет на какую-нибудь европейскую атомную электростанцию? Милошевич многих сдерживал, он мне сам об этом рассказывал. Какие-нибудь один-два отчаянных молодца могли бы на узком пространстве Европы натворить ужасного. Без Милошевич могла бы произойти ядерная катастрофа”. (78). Мнение Л. о Милошевиче не изменилось и после смены руководства Югославии.

Л.: “Нормальный мужик, хороший человек, встречался я с ним не единожды. Патриот своего государства, своего народа. Как мог, так работал.” (79).

С точки зрения цивилизованного человечества, интерпретация патриотизма далеко не столь однозначна:

Виктор Шендерович: “Народ - это просто сумма судеб. А все остальное - дикие демагогические игры, в которые блистательно играют самые подлейшие. Заметьте: в истории человечества негодяи всегда выступали от имени народа. Более того, всякий негодяй и консерватор - непременно патриот. Вы не найдете ни одного космополита. Возьмите самые чудовищные режимы любой эпохи - Гитлер, Муссолини... Всегда во благо народа. Всегда с рукой у сердца. С речью от имени миллионов. Блистательный английский поэт Бен Джонсон определил, что патриотизм - последнее прибежище негодяя. В ХУП веке образованному европейскому человеку это было очевидно. Хуссейн, Милошевич, Лукашенко - тоже ведь патриоты...”. (39).

Формально говоря, не существует такого диагностического критерия как “дружба по диагнозу” , однако практикующие психиатры знают о склонности больных выбирать себе в товарищи , предпочитать общаться или хотя бы просто проявлять расположение к личностям с патологией того же типа, что и у самого больного.

“Определенные характерологические типы “соответствуют” времени и друг другу. Сплошь и рядом нервные или истерические личности каким-то образом “находят” друг друга. Про некоторые общности вполне можно сказать, что они характеризуются скоплением аномальных или психически больных людей.” (Карл Ясперс, 44, стр.877)