"Еврей прощается, но не уходит"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Еврей прощается, но не уходит"

Любимый анекдот Березовского

Оригинал этого материала
© "Профиль", origindate::18.02.02, "Бесконечное прощание Березовского"

Converted 12702.jpg Совсем еще недавно над медиаимперией Бориса Березовского "не заходило солнце", как выражались когда-то об империи Британской. Талантливый финансист, он точно вычислил роль СМИ в завоевании и удержании власти, а потому, прибирая к рукам самое разнообразное имущество, никогда не упускал случая добавить к "заводам и пароходам" телеканал, газету, а то и целый издательский дом. Сейчас, когда солнце над этой империей закатывается, интересно вспомнить, как она создавалась.

"Первый всегда первый"

"Владельцев заводов, газет, пароходов" в России много. В 90-е годы едва ли не каждая крупная бизнес-структура считала своим долгом приобрести солидный пакет акций какого-нибудь средства массовой информации. Свои "медиаимперии" есть и у холдинга "Интеррос", и у АФК "Система", и у "Газпрома"; приступило к созданию соответствующих структур РАО ЕЭС. Но никому и в голову не придет назвать господ Потанина, Евтушенкова или Чубайса медиамагнатами. Рынок СМИ находится все-таки на периферии их интересов.

И только двое из наших "олигархов" -- Владимир Гусинский и Борис Березовский -- всерьез отнеслись к тому мощному ресурсу влияния на политику, экономику и общественное сознание, каким обладают СМИ. Только они сумели эффективно использовать этот ресурс в своих интересах и вскорости -- как часто в России бывает -- поплатились за свою сообразительность.

Первым на путь создания "мобилизованной и призванной" медиаимперии встал Гусинский, и это, между прочим, было одной из причин их постоянного соперничества с Березовским. Старший редактор журнала "Форбс" Пол Хлебников в своей книге "Крестный отец Кремля" пишет: "Только один человек в российском бизнесе понял важность телевидения прежде Березовского -- Владимир Гусинский. И создал первый в истории России независимый канал раньше, чем Березовский наложил руку на "первый". Именно поэтому Гусинский стал для Березовского соперником номер один".

"Первый всегда первый" -- многие еще помнят этот рекламный слоган. Так уж случилось, что "первый" стал первым и в медийной карьере Бориса Березовского. Но, вопреки сложившимся у обывателя представлениям, вовсе не Борис Абрамович был автором идеи превращения одряхлевшего и полуразвалившегося РГТРК "Останкино" в АО "Общественное российское телевидение". Самым активным инициатором создания ОРТ выступила Ирэна Лесневская: по словам Альбины Назимовой-Листьевой, ни у кого не было таких амбиций и энергии, как у Ирэны Стефановны.

Ее компания Ren-ТV входила в ассоциацию независимых телепроизводителей -- единственных поставщиков базовых рейтинговых программ на ОРТ. Кроме того, Лесневская никогда не скрывала своей дружбы с Борисом Ельциным и его женой, что, по-видимому, сыграло не последнюю роль в деле создания нового российского телевидения. Мало кто знает, что изначально на пост генерального директора канала планировалась именно Лесневская, а не Листьев. "Но случилось то, что случилось, -- говорит Альбина Листьева. -- Ельцин сказал, что бабы вокруг ему уже надоели, и Влад стал гендиректором".

По словам Листьевой, Березовский отвечал поначалу лишь за материальную сторону дела. Альбина встречалась с ним несколько раз, и он показался ей "экстремальщиком": "То, что не впрыскивает в кровь адреналин, Бориса Абрамовича не интересует".

Березовский не скрывал того, что поначалу в телевидении совсем не разбирался. Альбина Листьева рассказывает: "Я помню Бориса Абрамовича после 1 марта 1995 года -- дня, когда убили Влада. Он не знал, что ему с ОРТ делать. Но он очень быстро учился. Некоторые люди перестают учиться уже в 20 лет, он же учится всю жизнь, как губка впитывает в себя все новое. Абсолютный академик".

По словам Игоря Шабдурасулова (гендиректор ОРТ в 1998--1999 годах), изначально планировалось, что 51% акций ОРТ будет находиться в ведении государства, оставшиеся 49% -- у частных акционеров, консолидирующим центром которых и стал Березовский. Негосударственный пакет акций по указу Ельцина первоначально делился между банками "Менатеп", "Столичный", "Российский кредит", Инкомбанк, а также "Аэрофлотом" и АвтоВАЗом. В конце концов все эти акции оказались во владении Березовского.

Всего через год после создания, в 1996-м, ОРТ сыграло главную роль в исходе президентских выборов, а в 1999-м перегородило путь к власти Лужкову и Примакову и очень помогло повышению рейтинга будущего президента Путина. Только вот в последнем случае Борис Абрамович, можно сказать, собственными руками вырыл себе могилу. Впрочем, выбора у него не было: приди к власти Примаков, судьба "олигарха" могла бы сложиться еще печальнее.

"Первый" канал стал и первой потерей Березовского. Публично выступив против политики Путина, "олигарх" стал стремительно терять влияние, а через несколько месяцев фактически отдал свои акции государству. Поначалу он, конечно, пытался противостоять тяжелому прессингу со стороны власти. В сентябре 2000 года Березовский объявил о намерении передать свои 49% акций ОРТ в управление общественному органу из представителей творческой интеллигенции, и в октябре даже был подписан учредительный договор о создании компании "ТелеТраст". Но не прошло и двух месяцев, как эта идея была похоронена. По словам Игоря Шабдурасулова, Березовскому пришлось продать акции фирмам, на которые указали государственные структуры. Это оказались фирмы, близкие к Роману Абрамовичу.

Независимость оптом

Вскоре после создания ОРТ вошедший во вкус Березовский прибрал к рукам и первую крупную газету, которой оказалась "Независимая".

"Независимую газету" основал в 1990 году ушедший из "Литературки" Виталий Третьяков -- на деньги, собранные среди творческой интеллигенции и на беспроцентный кредит Моссовета. Моссовет и значился учредителем газеты. Но в 1993 году известным указом Ельцина N1400 Моссовет был ликвидирован, и по закону о СМИ учредительство перешло к редакции. Третьяков подал заявку в Минпечати, которое тогда возглавлял Владимир Шумейко, и без проволочки, через месяц, право на учредительство газеты было передано редакции "НГ".

Чуть позже на свет появилась некоммерческая организация под названием "Редакция "Независимой газеты", учредителями которой стали 15 человек -- тогдашняя верхушка редакции во главе с Виталием Третьяковым. Сто процентов акций газеты были поделены среди них: по шесть процентов каждому и десять -- Третьякову как главному редактору. Вспоминая об этом, Виталий Товиевич добавляет, что поступил тогда крайне неосмотрительно: "Демократию в таких делах и близко не следует подпускать -- нужно действовать исключительно эгоистично и узурпаторски".

Период с 1992 по 1995 год, по словам Третьякова, был для "Независимой" очень трудным: "Газета жила исключительно на то, что зарабатывала сама, и этих денег становилось все меньше и меньше. Единственное, на чем я мог экономить, -- на зарплатах сотрудникам. Не заплатить типографии столько, сколько она просит, не купить бумагу за столько, сколько она стоит, -- значило не выпустить газету. В 1995 году газета по моему решению все же приостановила выход, поскольку долги редакции превышали то, что она могла заработать. В августе 1995 года на одной из тусовок меня остановил Борис Березовский -- до того я был с ним знаком только шапочно, кланялся при встрече и никогда даже не разговаривал. Он предложил финансировать издание газеты. Я попросил время для раздумий. Когда я принял решение, мы встретились, и с этого момента началось реальное наше сотрудничество. С сентября 1995 года газета возобновила свой выход. Были выплачены долги, повышена зарплата сотрудникам. Все оговоренные нами условия сотрудничества на тот момент меня полностью устраивали -- другое дело, что они не были закреплены на бумаге. Главным условием, которое сформулировал сам Березовский, было то, что все решения по газете, по ее политической и профессиональной линии принимаю я".

В 1996 году в соавторстве с Борисом Абрамовичем было создано ЗАО "Редакция "Независимой газеты". Виталий Третьяков стал генеральным директором и главным редактором. Акции же здесь распределились следующим образом: 80% принадлежали Объединенному банку (то есть Березовскому), 20% -- редакции.

Около года назад общественность узнала о смене руководства в "Независимой газете": вместо ее основателя Виталия Третьякова главным редактором "НГ" Березовский назначил Татьяну Кошкареву, отвечавшую в газете за экономический блок, а до того, в "эпоху Березовского", работавшую директором информационного вещания на ОРТ. Гендиректором стал Рустам Нарзикулов, тоже трудившийся в информационной службе первого канала. Газета сразу же встала в оппозицию политике Путина.

Виталий Третьяков: "После того, как люди Березовского обеспечили такое собрание акционеров ЗАО, какое было им нужно, я перестал возглавлять ЗАО и газету в целом. Я этому не сопротивлялся, поскольку такова была договоренность с Березовским; он, правда, предложил мне другой пост -- председателя совета директоров ЗАО с соответствующим содержанием и прочими причиндалами, только я отказался. На этом мы и расстались. Думаю, я не устраивал Березовского тем, что занимал совершенно иную позицию по отношению к политике Путина и лично к Путину, чем он.

Вскоре, однако, выяснилось, что газета принадлежит не ЗАО, а некоммерческой организации (учрежденной группой товарищей во главе с Третьяковым в середине 90-х. -- "Профиль"). В общем, они поняли, что полного контроля над газетой не получили. После этого некий человек, позвонив по телефону, сообщил, что я не являюсь больше первым лицом в этой некоммерческой организации. Назвался он господином Блиновым -- представителем нового руководства газеты, нового руководства ЗАО и нового руководства некоммерческой организации вместе взятых. Сообщил мне, что решением какого-то непонятного собрания я больше не являюсь главным редактором и должен вернуть ряд оригинальных документов и печать. Я сказал, что верну, если есть законное решение, и попросил прислать его на мой домашний адрес. Так вот: эти документы ко мне не дошли. Между тем оригинальная печать некоммерческой организации и сертификат на товарный знак -- логотип "Независимой газеты" -- хранятся у меня".

Похоже, несмотря на то, что газета по-прежнему находится в орбите Березовского, Виталий Третьяков не теряет надежды туда вернуться.

Американо-иранский вариант

Занимательная история случилась и с издательским домом "Коммерсантъ", который, как известно, был куплен в июле 1999 года "Америкэн кэпитал груп" -- фирмой, никому на американском рынке не известной и, скорее всего, созданной именно для этой сделки.

Влиятельный "Коммерсантъ" был убыточен и задолжал кредиторам приличные суммы, исчисляемые несколькими миллионами долларов, но основной побудительной причиной, толкнувшей Владимира Яковлева к продаже "Коммерсанта", стало не это. Бывшие соратники утверждают, что "Володя просто устал и решил уйти на покой". Тем более всей Москве было известно увлечение Яковлева восточной философией, буддизмом и идеями Карлоса Кастанеды.

Решив выставить "Коммерсантъ" на продажу, Яковлев заметно усложнял процесс заявлениями, что никому из "олигархов" свое детище не продаст. Поэтому генеральный директор "Коммерсанта" Леонид Милославский, владевший небольшим пакетом акций, придумал "подставную" схему, и он же вышел на Березовского как на возможного покупателя.

Логично, что именно Милославский стал подтягивать к "Коммерсанту" Березовского, а сам стал в газете чем-то вроде "агента влияния" Бориса Абрамовича. Ведь Березовский, как правило, никогда сразу за деньги ничего не покупал, а для начала брал топ-менеджеров в свою команду и через них влиял на издание. Скоро, как рассказывали журналисты "Коммерсанта", практически все начали понимать, что Милославский ведет свою игру. Естественно, не мог не понять этого и Яковлев: ему ничего не оставалось, кроме как самому вступить в переговоры с Березовским, а точнее -- с Бадри Патаркацишвили, правой рукой Бориса Абрамовича.

Переговоры о покупке "Коммерсанта" шли не менее полугода. Редакция пребывала в "подвешенном" состоянии, не вполне понимая, на кого из топ-менеджеров ориентироваться: на Милославского или на выступавшего против продажи "Ъ" Березовскому главного редактора Рафа Шакирова.

В тот момент и случилась нашумевшая история с "петлей Примакова", когда Милославский без ведома главного редактора санкционировал публикацию беспрецедентно резкой заметки в адрес премьера, развернувшего самолет над Атлантикой, а Шакиров следом опубликовал в газете письмо Евгению Максимовичу с личными извинениями.

Дальше события развивались, нарастая, как снежный ком. Милославский уволил Шакирова, но Яковлев не потерпел самоуправства гендиректора и, приехав в Москву из Штатов, где он к тому времени жил уже практически постоянно, уволил Милославского. Шакиров продолжал руководить газетой.

Переговоры тем временем продолжались, и в итоге издательский дом был куплен через вышеупомянутую подставную компанию "Америкэн кэпитал груп" во главе с "американцем иранского происхождения" Киа Джурабчианом. Сумма сделки не оглашалась, но в кулуарах называлась цифра в $20 миллионов, включившая стоимость всего ИД: ежедневник "Коммерсантъ", журналы "Власть", "Деньги" и "Автопилот". Журнал "Домовой" Яковлев, как говорят, в качестве отступного отдал своей гражданской жене Ксении Махненко, когда покинул ее и уехал в Америку.

Дальнейшее известно: Милославский вернулся, Шакиров ушел, а на пост главного редактора позвали Андрея Васильева, работавшего когда-то в "Коммерсанте" и на тот момент обитавшего в рекламной фирме "Юрийгагарин". Сегодня Васильев возглавляет "Ъ" уже в двух должностях -- шеф-редактора и генерального директора, потому что не так давно Милославский покинул издательский дом по собственному желанию. Одни считают, что из-за финансовых разногласий с владельцем, другие -- якобы следуя своему политическому чутью.

Те же, кто остался (во всяком случае, если не все, то многие) теперь ждут, когда власть закончит с "шестой кнопкой" и примется за них. Ведь "Ъ" -- один из последних оплотов Бориса Березовского, остаток былой медийной роскоши "олигарха".

Последняя любовь

"Шестая кнопка" попала в руки Березовского весной 1999 года, когда основатель канала Эдуард Сагалаев продал "олигарху" принадлежавшие ему 37,5% акций МНВК ТВ-6. О том, какой суммой Борис Абрамович удовлетворил телевизионного патриарха, заполучив под свой контроль 75% акций ТВ-6, история умалчивает. Так или иначе, несколько лет он де-факто владел двумя телеканалами.

"ТВ-6 всегда была для него падчерицей, -- рассказывает Игорь Шабдурасулов. -- Все внимание, любовь и забота были направлены на любимого ребенка -- ОРТ".

Но когда последнего не стало, а на ТВ-6 пришел Киселев, "блудный отец" изменился: к шестому каналу стали относиться как к единственному и неповторимому чаду, надеясь, что оно все поймет и простит. "Много денег и сил было вложено в канал", -- говорит Шабдурасулов.

Идиллию разрушил миноритарный акционер, владелец 15-процентного пакета, негосударственный пенсионный фонд "Лукойл-Гарант". Использовав как повод убыточность ТВ-6, "Лукойл-Гарант" подал иск о ликвидации компании. После нескольких непродолжительных судебных процессов суд признал правоту истца, а дальнейшие события слишком свежи в памяти, чтобы о них еще раз рассказывать. Суть же в том, что своего телевидения у Березовского теперь нет.

На задворках империи

Другие медиапроекты, в которые Березовский в разное время вкладывал деньги, по своей общественно-политической значимости не идут ни в какое сравнение ни с телевидением, ни с газетами класса "Независимой" и "Коммерсанта".

"Огонек" после бурных перестроечных лет сориентировался на "семейное чтение", и вряд ли из него можно сделать политическую дубину.

"Новые известия" так и не смогли составить конкуренцию "старым" и набрать тиражи, достаточные для того, чтобы из "инструмента для переписки "олигархов" с властью" превратиться в реально влиятельную газету. Вряд ли Березовский находит удовольствие в воспоминаниях о том, сколько денег он вложил в этот проект.

Единственное, пожалуй, исключение -- тандем "Наше радио"--"Радио Ультра". Созданное на паях с News Corporation медиамагната Руперта Мэрдока (акции здесь распределены 50 на 50), радио рентабельно и приносит прибыль. Но вряд ли даже успешное музыкальное FM-радио способно заменить самый захудалый телеканал.

Вслед за Нобелем

Российский негосударственный благотворительный фонд "Триумф -- Логоваз", вот уже десять лет вручающий деятелям искусства и культуры свои немаленькие премии, тоже в какой-то мере можно отнести к медиаимперии Березовского. Это тот нетронутый островок, к которому власть пока, похоже, не намерена применять свои карательные санкции.

Координатором жюри в "Триумфе" и одновременно его генеральным директором является Зоя Богуславская, жена поэта Андрея Вознесенского. Она не устает повторять, что "эта премия, которая дается профессионалами высокого достоинства своим собратьям по искусству, стала возможной только благодаря попечительскому совету во главе с Борисом Березовским". Если вспомнить о том, с каким пылом творческая интеллигенция поднялась на защиту ОРТ, когда к тому призвал ее Березовский, можно подумать, что не такой уж "Триумф" и благотворительный. Циничные журналисты, кстати, уже не раз предполагали, что лауреаты премии (а сумма ее 50 тысяч долларов) -- перспективные подписанты писем в защиту уголовно преследуемого Бориса Березовского.

Впрочем, как говорит президент фонда Игорь Шабдурасулов, "приходит время, и о вечном начинает задумываться каждый человек. Задумываться о том, чтобы оставить после себя след в истории. Ведь придумал же Нобель зачем-то Нобелевскую премию".

Пожалуй, сейчас Борису Абрамовичу только и остается, что думать о вечном, или (что, наверное, ближе его характеру) утешаться любимым своим анекдотом, рассказанным им на прощание коллегам-депутатам в Госдуме:

"Чем отличается еврей от англичанина? Англичанин уходит не прощаясь. Еврей прощается, но не уходит".