"Его карьерный путь как письменный стол."

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Его карьерный путь - чистый, как письменный стол"

Чекист голубых кровей вице-премьер Сергей Нарышкин

Оригинал этого материала
© "Профиль", февраль, 2007

Герой серого времени

Вера Хохалевская, Екатерина Головина

Converted 23498.jpg

Converted 23499.jpg
Один из немногих выходов Сергея Нарышкина на публику — заплыв известных политиков в СК "Олимпийский" в рамках чемпионата России по плаванию

Сергей Нарышкин, недавно повышенный до вице-премьера правительства, — непубличный чиновник с идеальным прошлым, способный аппаратчик, близкий и абсолютно лояльный к президенту Путину человек. К такому стоит присмотреться повнимательнее.

["Известия", origindate::27.02.2007:  "Новый вице-премьер Сергей Нарышкин - родом из Петербурга. О нем друзья детства говорят: чудесных качеств Нарышкина хватило бы на целое правительство. Биография у Нарышкина удивительно напоминает биографию Путина. Ленинград, отличная учеба, спорт, престижный вуз, работа за границей, Смольный, команда Собчака, где он отвечал за инвестиции, Москва, правительство. О характере вице-премьера его институтский приятель, ныне декан факультета мехатроники и управления Военмеха Юрий Загашвили в шутку сказал: "приближающийся к нордическому" ... Его карьерный путь - чистый, как письменный стол. Кстати, именно такой стол, говорят, был в Смольном у двоих чиновников - у вице-мэра Путина и у сотрудника комитета по экономике Нарышкина."- врезка К.Ру]

Чекист голубых кровей

Официальная биография Сергея Нарышкина лаконична и полна недомолвок. Для выходцев из 1-го главка КГБ (внешняя разведка) это норма. Его коллеги по первой профессии — Владимир Путин и Сергей Иванов — подробности своей биографии «сдали» широкой публике тоже лишь после того, как оказались на вершине российской власти. Видимо, вышедшему из аппаратной тени Нарышкину еще предстоит это сделать.

Сергей Евгеньевич Нарышкин родился в Ленинграде в 1954 году. О родителях его ничего не известно, за исключением того, что он «из тех самых» Нарышкиных: новый вице-премьер — непрямой потомок первой жены царя Алексея Михайловича, Натальи Нарышкиной. ["Известия", origindate::27.02.2007: "На вечере встреч он сам рассказал об этом, - уверяла меня его бывшая одноклассница Надежда Замятина (в девичестве Боротинская). - Мы-то и раньше знали, просто говорить было не принято. Но когда я дозвонилась до сына вице-премьера, питерского предпринимателя Андрея Нарышкина, он рассмеялся: высокородное происхождение - одна из шуток его отца."- врезка К.Ру]

В 1972 году, по окончании школы, Нарышкин поступил на приборостроительный факультет Ленинградского механического института (Военмех).

— Нарышкин был политически подкованным студентом, поэтому вскоре стал секретарем институтской комсомольской организации, — вспоминает сокурсник Сергея Евгеньевича. — Тогда он и заинтересовал КГБ. Не могу сказать точно, слышал ли я это от самого Нарышкина или от однокурсников, но его вызвали в Большой дом на Литейный и предложили работу. Видимо, он не отказался. К концу учебы Нарышкин сильно продвинулся по комсомольской линии (к 1978 году он стал секретарем комитета ВЛКСМ института и кандидатом в члены Ленинградского областного комитета ВЛКСМ. — «Профиль»), а отказ от сотрудничества с органами автоматически поставил бы крест на его карьере.

Nowhere Man

Дальнейший послужной список Сергея Нарышкина пестрит характерными «дырами». Например, неизвестно, чем он занимался по окончании Военмеха, с 1978 по 1982 год. Многие, кому довелось работать с Нарышкиным, уверены (или где-то слышали), что он учился в 101-й школе ПГУ КГБ (ныне — Краснознаменный институт им. Андропова). Кое-кто уточняет, что это были курсы по подготовке оперработников со знанием иностранного языка. Но когда именно он был направлен на учебу и как долго учился (от года до трех, в зависимости от владения иностранными языками) — можно только гадать.

В 1982 году Нарышкина направили на должность помощника проректора по международному сотрудничеству Ленинградского политехнического института. Проректорами по воспитательной работе или международным связям, как правило, числились сотрудники органов в чине подполковника-полковника. По словам опрошенных «Профилем» бывших сотрудников СВР, служивших в одно время с Нарышкиным, на такие должности молодых офицеров направляли для стажировки перед отправкой за границу или, изредка, для официального прикрытия на время учебы в разведшколе. В любом случае такая работа позволяла получить «легальную» строчку в послужном списке.

В 1988 году Нарышкин переходит на должность эксперта в Государственный комитет по науке и технике, который был одной из обычных «крыш» для сотрудников советской внешней разведки. И в том же году получает назначение в Брюссель в аппарат экономического советника посольства СССР в Бельгии.

Замечательный сосед

В Бельгии Нарышкин, очевидно, старался не привлекать к себе внимания. Один из дипломатов, работавших в посольстве в Брюсселе в конце 80-х годов, вспоминая о Нарышкине, заметил, что об этом человеке ничего определенного нельзя сказать в принципе, кроме того, что тот, «кажется, был «соседом». На дипломатическом сленге словом «сосед» обозначались сотрудники спецслужб. «Ближние соседи» — из КГБ, «дальние» — из ГРУ.

«Строго говоря, он работал не в посольстве, а в торгпредстве, — говорит дипломат. — Это недалеко от посольства, целый городок за кирпичной стеной. Там и офис, и жилые дома, и теннисный корт, и неплохой бар был».

«Чем он мог заниматься? Писал справки — несомненно. Вращался в дипкорпусе — вряд ли. Скорее всего, налаживал контакты среди бельгийцев, с которыми это было естественно по официальной должности: фирмачами, инженерами... Собирал или координировал сбор данных из разных источников, в том числе и открытых», — предположил высокопоставленный сотрудник СВР в отставке.

Судя по тому, что Нарышкин оказался в Брюсселе, в родном ведомстве он был на хорошем счету. Работа в Западной Европе, а тем более в Брюсселе, где расположена штаб-квартира НАТО, в разведке всегда считалась самой престижной. Кого попало в такие командировки не отправляли. «Конечно, попадались и всякие лоботрясы, сынки — место ведь сытое и престижное. Но такие были, скорее, исключением», — рассказывает разведчик.

Характер нордический

«Конторское» воспитание, похоже, навсегда наложило отпечаток на манеру поведения Нарышкина. В аппарате правительства шефа охарактеризовали как человека «подчеркнуто вежливого, который никогда не повышал голос, — эдакого ректора университета, оказавшегося в чиновничьей среде». Что неудивительно — за несдержанность или некорректное поведение сотрудника разведки, который всегда находится под пристальным наблюдением коллег, легко могли отправить обратно на родину перекладывать бумажки.

«Его никто никогда не видел раздраженным или злым, — рассказывает высокопоставленный правительственный чиновник. — О том, что Нарышкин злится, могут догадаться только самые близкие люди — у него начинают ходить желваки и сужаются глаза. Но никаких вызовов подчиненных «на ковер» у него не бывает. Когда один из сотрудников аппарата сильно проштрафился, его молча уволили. При этом Нарышкин не непроницаемый флегматик – внутри у него буря эмоций. И даже азарта».

«Он не истерик, не конфликтен, — соглашается его коллега, — но и не «человек в футляре», умеет слушать. При этом он очень волевой и жесткий».

Стоит добавить: Нарышкин — человек широких интересов. Например, он заядлый театрал, любит джаз (много лет дружит с Ларисой Долиной), увлекается на любительском уровне плаванием (глава Федерации плавания России), любит анекдоты — но только не про Чапаева, а что-нибудь потоньше.

Главное знакомство

Вернувшись в 1992 году на родину, в Петербург, Нарышкин устроился на должность начальника отдела внешнеэкономических связей комитета по экономике и финансам смольнинской администрации (глава — Алексей Кудрин). По работе Нарышкин не мог не пересекаться с начальником комитета по внешним связям Владимиром Путиным, который к тому времени уже год отработал в Смольном.

Согласно легенде, Нарышкин познакомился с Путиным еще во время учебы в разведшколе. Рассказывают, что дружбы между курсантами не возникло, но отношения были ровные. Впрочем, не исключено, что это всего лишь легенда. Владимир Путин учился в разведшколе с 1984 по 1985 год. К тому времени Нарышкин уже два года трудился в питерском Политехе.

«Ходили слухи, что в комитет по экономике Нарышкин попал по рекомендации Путина, хотя внешне они вели себя так, словно только что познакомились, — рассказала «Профилю» бывшая сотрудница комитета по финансам и инвестициям Санкт-Петербурга. — Владимиру Владимировичу нравился его европейский подход к ведению дел. А женщины из нашего комитета от Нарышкина были без ума — шикарные костюмы, тонкие черты лица, игра на гитаре».

Три года спустя Сергея Евгеньевича пригласил на работу владелец Промстройбанка Владимир Коган. Видимо, не без вмешательства Путина, давнего друга Когана. Впрочем, есть мнение, что в ПСБ его пристроил новый глава городского комитета по экономике и финансам, Игорь Артемьев, также хороший знакомый Когана.

«В банке ему предложили оклад в три раза больше, чем он получал на госслужбе. Видимо, Нарышкин прикинул, что у него семья — жена и две дочери, и решился, — говорит бывший сослуживец Нарышкина в ПСБ. — Когана в то время интересовала работа с западными инвесторами, специально под Нарышкина и создали отдел внешних инвестиций. Отдел был крошечный — сам Нарышкин и двое подчиненных».

Закрытый грунт

В ПСБ Нарышкин задержался ненадолго. В 1996 году структуры Когана активно поддержали Вадима Густова на выборах губернатора Ленинградской области. После победы Густов предложил Нарышкину поработать в правительстве области. Как рассказывают бывшие сослуживцы, как раз в это время по банку пошли слухи, что у Нарышкина не все ладно и его отдел вот-вот сократят.

Нарышкин становится зам. председателя комитета по экономике и инвестициям, а год спустя — председателем комитета по внешнеэкономическим связям правительства области. За время его работы Ленобласть привлекла сразу нескольких крупных инвесторов — табачную фабрику «Филип Моррис» ($335 млн.), автозавод Ford (около $150 млн.), завод «Катерпиллар Тосно» (около $50 млн.). Пригодились и связи в Бенилюксе — Нарышкин продвигал совместный с голландцами проект по выращиванию овощей в закрытом грунте.

«После ухода Густова (в 1998 году его назначили первым вице-премьером в правительство Примакова. — «Профиль») Нарышкин, как и большинство ставленников Когана, мог запросто вылететь с должности. Но новый губернатор, Валерий Сердюков, оставил его, он не сомневался в его профпригодности», — рассказывают коллеги Нарышкина из комитета по экономике и инвестициям.

Настройщик аппарата

Переезд в Москву в 2004 году вряд ли был для Нарышкина неожиданным. Все эти годы он находился в «кадровом резерве» Путина. В 2001 году даже ходили слухи о том, что президент предложил Нарышкину стать главой «Газпрома», но тот якобы отказался.

Получив вызов в Москву, Нарышкин несколько недель поработал зам. начальника впоследствии расформированного Экономического управления администрации президента. А после назначения премьером Фрадкова (внешторговец, тот тоже успел поработать в Брюсселе — представителем по связям с ЕС) переведен в Белый дом на должность зама Дмитрия Козака, тогда — руководителя аппарата правительства. В сентябре того же года Козак уехал полпредом в ЮФО, Нарышкин занял его место.

За время работы во главе аппарата непубличный Нарышкин проявил талант аппаратчика. В дезорганизованный и ослабленный в результате административной реформы аппарат правительства его усилиями был вновь перетащен целый ряд ключевых функций — вплоть до разработки экономической и бюджетной политики.

Близкий к силовикам, он всегда оказывался в стороне от наиболее острых межклановых стычек и, имея прямой выход на президента, продолжал действовать в одной упряжке со своим шефом Михаилом Фрадковым. «Я не помню, при ком еще аппарат работал так спокойно и организованно», — восхищается один из старожилов Белого дома.

Поэтому, говорит высокопоставленный правительственный чиновник, назначение Нарышкина на пост вице-премьера — самое очевидное из недавних кадровых решений Путина. «Когда у нас был только один вице-премьер, львиная нагрузка лежала на премьере и на Жукове (вице-премьер Александр Жуков. — «Профиль»), значительный же объем работы выполнял Нарышкин. Он де-факто долгое время выполнял роль вице-премьера. Поручения готовились от его имени… Большинство в правительстве считают его назначение давно назревшим», — уверен белодомовский собеседник «Профиля».

Знающие Нарышкина люди называют его человеком командным, не желающим (или неспособным) вести самостоятельную игру. И притом — абсолютно лояльным. С точки зрения действующего президента, который собирается уйти, чтобы остаться, — ценнейший набор качеств.

В подготовке материала принимали участие Анастасия Самоторова, Евгений Верлин, Максим Агарков.