"Единая Россия" живет на деньги крупного капитала

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Стоимость депутатского мандата в новой Госдуме дойдет до $5 млн.

1167032118-0.jpg Мы стоим на пороге 2007 года. Это не просто очередной год, а завершающий политическую четырехлетку. В 2007-м у нас выборы российского парламента. Естественно, целый год вся политизированная общественность будет гадать, какой же станет следующая Дума. Загадывать на будущее в России сложно. Особенно в преддверии выборов, и все же корреспондент «Нашей версии» попытался угадать: у кого выше шансы победить — у левых, у правых или у центристов? В итоге пришел к парадоксальному выводу: у богатых.

То, что депутатские места покупаются и продаются, ни для кого не секрет, но вот ведь загадка: авторитет Думы падает, депутатская роль уже свелась к механическому «одобрямсу», а цена мандата растет… На прошлых выборах ходили слухи, что гарантированное попадание в Думу стоит порядка 1 млн. долларов. На будущих выборах, по утверждениям знатоков, эта цифра вырастет раз в пять.

Как ни странно, но этот парадокс имеет сугубо рыночную природу. Раньше выборы в Госдуму проходили по так называемой смешанной системе: половина депутатов избиралась по партийным спискам, а другая половина — индивидуально, в территориальных округах. Теперь все 450 депутатов пойдут во власть по партийным спискам.

Иными словами, Думу закрыли для людей, которые могли на свой страх и риск потягаться за мандат с конкурентами. Теперь, чтобы стать депутатом, надо выстраивать отношения с руководством партий, имеющих шанс на победу. Партии стали монополистами, и по всем законам рыночной экономики цена депутатского мандата должна расти.

Когда вводили пропорционально-партийную систему, исключая мажоритарную, считалось, что пришел конец порочной практике: богатый соискатель вкладывался в избирательную кампанию и в итоге получал депутатский значок на лацкан.

Но на самом деле, как известно, то, чего нельзя получить за деньги, можно получить за большие деньги. Те, кто раньше оплачивал из своего кармана собственные избирательные кампании, теперь будут покупать проходные места в партийном списке, но стоит это недешево.

Кроме того, как утверждает думский долгожитель Алексей Митрофанов, если раньше предприниматели шли в Госдуму, чтобы расширить свой бизнес или просто «колотили понты», то теперь идут, чтобы удержать позиции.

Сколько мест продается?

Понятно, что большинство депутатов — люди честные и в Думу попали не за деньги, а за собственные заслуги, за красивые глаза, за хорошие отношения с властью… Так что особо интересно, сколько все же мандатов продается.

В любой партии, имеющей думскую фракцию, это самая большая тайна, но все же оценить эти цифры можно.

В Думу первого созыва, избранную в 1993 году, попали 44 финансовых воротилы. В третьей Думе (1999 год) их стало уже 80.

Особенно отличалась в этом смысле ЛДПР, в ее фракции всегда было много депутатов со значительным кошельком и столь же значительным прошлым. В списках ЛДПР побывал, к примеру, Ашот Егиазарян, бывший председатель правления Московского национального банка, получивший сомнительную известность после того, как в интерьерах квартиры его брата был снят сюжет об эротических забавах человека, похожего на Генерального прокурора Юрия Скуратова. В списках у Жириновского значился некто Сергей Анатольевич Михайлов, авторитетный бизнесмен. Значился в этих списках и Виктор Аверин, он же Авера-старший, партнер Михайлова по бизнесу.

Но топтаться лишь на соколах Жириновского вряд ли стоит. Этим грешат все, за исключением, пожалуй, «Единой России».

«ЕдРо» не то чтобы честное, просто у нее другие схемы расчетов.

В списках «Единой России» тоже много богатых людей. В ее рядах числятся два миллиардера: Александр Лебедев с состоянием в 1,7 млрд. долларов и Саит-Салам Гуцериев, у которого денег чуть меньше — 1,1 млрд. долларов. Миллиардеров, исчисляющих свои капиталы в рублях, а не в долларах, в нынешней Госдуме 28 человек в «Единой России» состоят 23 из них (еще трое — в ЛДПР и по одному в рядах коммунистов и «Родины»).

Но «единоросские» толстосумы не несут в чемоданах наличные своим партийным лидерам накануне предвыборной кампании. «Единоросский» принцип «есть деньги — делись»: сдавай повышенные взносы, финансируй партийные мероприятия, помогай региональным отделениям, участвуй в подкормке дружественных молодежных организаций — «России молодой» и «Наших».

Экс-спикер Госдумы Геннадий Селезнев утверждает, что «Единая Россия», как и остальные российские партии, живет на деньги крупного капитала: «Я видел их финансовые отчеты. Там черным по белому: за один квартал перечислено 300 млн. рублей. Кто перечислил? Юридические лица, названия которых вам ничего не скажут. Красиво».

Оседлавши «Жиропень»

Понятно, что есть партии, которые наверняка попадут в Госдуму. Помимо «Единой России» это КПРФ и ЛДПР. Проходные места в их списках стоят очень дорого. Есть партии, шанс которых попасть в Думу находится под большим сомнением. Например, «Яблоко», СПС, но все-таки этот гипотетический шанс есть. Соответственно и места в их списках пользуются куда меньшим спросом.

Но есть и третья категория — «темные лошадки». Это когда партийный новодел, в котором поначалу никто не видел серьезной политической силы, вдруг выступает на выборах с сенсационно высокими результатами или… не выступает.

На прошлых выборах такой «темной лошадкой» была «Родина». Те, кто рискнул и поставил на нее, оказались в Думе.

На этих выборах тоже будет «темная лошадка» — «Справедливая Россия», или «Жиропень», как ее чаще называют по именам слившихся партий (Партия жизни, «Родина», Партия пенсионеров).

Одни утверждают сейчас, что «Жиропень» не попадет в Думу, как бы ни старалась, что решение об этом уже принято «на самом верху». Другие, напротив, говорят, что в результате предвыборной гонки «Жиропень» придет ноздря в ноздрю с «ЕдРом» и что об это также принято решение «на самом верху». Мол, на основе этих партий в России будут выстраивать двухпартийную систему по американскому образцу.

Как бы то ни было, злые языки судачат о том, что координаторы этого нового объединения уже наперебой предлагают богатым людям проходные места в списках. Место в конце первой двадцатки предлагают за 7 млн. долларов, но поговаривают, что ближе к выборам цена может измениться. Лидер «Жиропени» Сергей Миронов прокомментировал этот слух одним словом: «Бред».

Тем не менее «Наша версия» располагает достоверной информацией о том, что буквально месяц назад функционеры «Жиропени» пытались переманить нескольких миллиардеров из ЛДПР.

Результаты этих переговоров пока неясны, но факты, как говорится, налицо.

Рейтинг честности

Кто же из партий торгует своими мандатами наиболее ретиво?

Во время последних думских выборов малоизвестная общественная организация с громким названием «Контролигархический фронт» (КОФР) выявила самые продажные партии, торгующие как депутатскими мандатами, так и результатами голосований. Волонтеры-кофровцы получали сведения о нецелевых тратах партийных средств в избирательных кампаниях, изучали сведения о лоббистской деятельности тех или иных депутатов и систематизировали свои познания, рассчитывая коррупционный потенциал партии.

В результате появился доклад под названием «Штормовое предупреждение». Директор Института проблем глобализации и руководитель стратегического совета КОФРа Борис Кагарлицкий заявил, что теперь-то про народных избранников все известно: и сколько стоит попасть в список той или иной партии на выборах, и кто какие партии финансирует.

Оказалось, что самые непродажные — коммунисты, их коэффициент «честности» оценивался в 8,6 балла. За ними шли «яблочники» с 7,9 балла и СПС с 7,3 балла. Самой коррумпированной оказалась «Родина» — 6,5 балла. А ЛДПР и «Единую Россию» Контролигархический фронт почему-то отказался оценивать.

Борис Кагарлицкий прокомментировал это таю «С властью и так все понятно. Но вот если оппозиция, которая выступает за необходимость очистить от коррупции государство, сама с этого живет, это уже ни в какие ворота!»

Первая двадцатка — дело святое

Чем выше место в партийном списке, тем оно дороже, так как выше шанс попасть в число избранных. Первые 20 мест стопроцентно выигрышные, если партия преодолела избирательный барьер. Но, как правило, эти места не продаются. Даже Жириновский в узком кругу единомышленников утверждает, что не будет решать финансовые проблемы партии за счет первой двадцатки.

Какое же место можно считать проходным? Как не прогадать с покупкой мандата? Ведь у всех, кто идет на думские выборы, списки весьма обширные, их составляют как бы на вырост Вдруг избиратель в обход всех прогнозов проголосует не за фаворита избирательной гонки, а за аутсайдера? Новейшая история знает подобные примеры: так, в 1993 году не слишком популярные либеральные демократы стали самой представительной фракцией Госдумы.

Разные партии составляют избирательные списки разной длины. У «Единой России» этот список, пожалуй, самый большой: в нем 450 позиций, ровнехонько по количеству думских мест. ЛДПР готовит список из 300 позиций, у коммунистов их 200. Ясно, что ни одна партия не удовлетворит свои аппетиты полностью, но даже заведомо непроходные на первый взгляд места иногда становятся проходными. Как правило, после того, как один из прошедших по списку переходит на работу в правительство и складывает мандат.

Любопытно, что продают не только проходные места: находятся покупатели даже на позиции в восьмом-девятом десятке той же ЛДПР — это вопрос престижа и даже некоего политического роста. Сегодня ты смог заплатить за 89-е место, не прошел, но не отчаивайся: тебя запомнили, и завтра ты, накопив денег, сможешь купить, ну, скажем, 29-ю позицию в списке. Бывали случаи, когда соискатель просто платил деньги и терпеливо ждал даты выборов, не оговаривая места в списке.

Интересная деталь: покупатель списочного места, как правило, не знает своего порядкового номера. Продают места в тридцатке, полусотне, сотне и т. д. Но самая высокая цена у мест с 21-го по 40-е. Она примерно одинаковая у всех партий, имеющих шанс преодолеть семипроцентный барьер.

Думский прейскурант

Сколько такое место стоит? Это трудный вопрос. Отвечать на него журналисту не желает ни один сколь-либо заметный партийный функционер. Приходится восстанавливать правду по крупицам. Ирина Хакамада как-то заметила, что место в списке неправящей партии на нынешних выборах будет стоить от 5 млн. долларов. Михаил Касьянов косвенно подтвердил эту информацию: по его мнению, проходная сумма будет колебаться от 3 до 7 миллионов.

Если соискатель заплатил деньги, а в проходной список все-таки не попал, есть несколько вариантов компенсировать понесенные потери. Деньги, как правило, в таких случаях не возвращают, но их никто и не требует. Есть другие способы отбить затраты. Удостоверение помощника депутата, блатные номера на автомобиль, мигалка (впрочем, от спецсигналов сейчас модно отказываться). Проигравший получает и другие дополнительные бонусы: к примеру, возможность составлять бесплатные депутатские запросы на интересующую тему, участвовать в лоббистской деятельности.

Регионы — отстойник для нищих

Для тех, кому такие суммы не по карману, остаются региональные выборы, помимо того, что места в партийных списках губернского масштаба стоят дешевле, на местном уровне еще сохранилась одномандатная лазейка. Однако надо понимать, что дешевизна самостоятельного похода в региональное заксобрание весьма относительна.

Так что открывайте ваш кошелек и давайте считать вместе. Вначале нужно понять, каковы ваши шансы, кто может быть вашим избирателем, кто еще претендует на облюбованное вами место.

Для этого нужно провести так называемую социологическую разведку. Операция эта нехитрая, и сделать ее могут и социологи-одиночки, и крупные социологические центры. Причем, как показывает опыт, качество результата вовсе не зависит от запрашиваемой суммы. Коммунисты, к примеру, в подавляющем большинстве случаев пользуются именно услугами одиночек, тратя сравнительно небольшие суммы от 500 до 1500 долларов. ЛДПР тратит на разведку от 3 до 5 тыс., при этом Владимир Вольфович, не любящий сорить партийными деньгами, всякий раз обещает социологам навсегда отказаться от их услуг.

О том, сколько тратят на социологическую разведку «Единая Россия» и Союз правых сил, у политтехнологов ходят легенды. Называются цифры с пятью нулями, и не рублей.

После разведки можно начинать избирательную кампанию. Начнем с разной ерунды: разложить тысячу листовок по почтовым ящикам — от 50 до 100 долларов. Расклеить сотню листовок — от 20 до 50 долларов. Провести митинг — от 1000 долларов в райцентре и от 3 тыс. в областной столице. Если вы решили организовать не заштатный митинг, а концерт, куда завлечь потенциальных избирателей намного легче, затраты предстоят совершенно иного порядка: в былые времена эспээсники выкладывали за концерт от 4,5 до 25 тыс. долларов, а их конкуренты из «Единой России» тратили на артистов и по 65 тысяч.

Правда, как показывает практика, КПД таких мероприятий будет невысок.

Но и это еще не все. Нужно позаботиться о том, чтобы развезти избирателям-пенсионерам продуктовые наборы, организовать пикеты в людных местах и оплатить рекламные материалы в газетах и на телевидении. Здесь и начинаются самые умопомрачительные расходы: полоса в газете — от 2 до 25 тысяч. На телевидении цены вообще запредельные: раньше цена эфирной минуты на федеральном канале измерялась тысячами долларов, теперь тысячами измеряются секунды.

В Москве цены, естественно, выше, чем в провинции, так что избирательная кампания в Мосгордуму может обойтись вам в такую же сумму, как и покупка места в федеральной Думе.

В регионах все куда дешевле, но сами кандидаты об этом далеко не всегда знают. К примеру, три года назад избирательный штаб Ирины Хакамады нуждался в пиар-поддержке региональных СМИ. Пакетное размещение материалов в 30 региональных газетах плюс небольшой гонорар координатору обошелся штабу Хакамады в смешную сумму — 3 тыс. долларов. Однако, как стало известно впоследствии, штаб Ирины Муцуовны выставил ей совсем другой счет, приписав к сумме еще один ноль!

В принципе есть простая формула, политтехнологи рассчитывают избирательную кампанию по принципу «один избиратель — один доллар». То есть кандидат должен потратить доллар не на то, чтобы купить один голос на выборах, а отдать доллар избирателю, еще не зная, станет тот голосовать за него или нет. Если в округе 500 тыс. избирателей, значит, необходимо иметь в кармане как минимум 500 тыс. долларов.

И еще совет: о хождении во власть следует позаботиться заранее. К официальному началу избирательной кампании она уже должна быть фактически завершена. Хочешь победить, стартовать нужно с рейтингом в 25%. А рейтинг — это те же деньги.

Что на выходе?

Вот и сбылась мечта идиота. Мандат в кармане, значок на лацкане. Что в результате? Небольшая зарплата рядового депутата не превышает 20 тыс. рублей. Плюс социальный пакет, положенный государственному служащему: бесплатный отдых в российских здравницах, обследования в больницах и никаких шансов отбить затраченные деньги. Если, конечно, депутат не собирается возвращать инвестиции неофициальным путем.

В стране немало финансово-промышленных групп и отдельных олигархов, желающих внести коррективы в действующее законодательство. Лоббирование интересов — это источник постоянного дохода для многих народных избранников. Нужно лишь быть в курсе того, чем занимается твой профильный комитет. Инициирование выгодного закона может принести до 100 тыс. долларов, поправка в закон — от 50 до 200 тысяч. Ну а соответствующая поправка в Налоговый кодекс оплачивается отдельно, и порядок цифр при расчете будет совсем другой.

Также всегда можно подзаработать, организуя депутатские запросы. Здесь единый тариф отсутствует, запрос может стоить и тысячу долларов, и сотню тысяч. В крайнем случае можно торговать удостоверениями помощника депутата. Стоит оно сегодня от 3 до 10 тыс. долларов.

В общем, если творчески подходить к депутатскому статусу, то дело это стоящее, даже при нынешних ценах.

У cоседей

Белоруссия сегодня, пожалуй, единственная постсоветская республика, где депутатом можно стать только «по-честному», в смысле, что здесь пиар может быть один: если ты понятен Батьке и обещаешь не провороваться, быть тебе депутатом. Но ежели что, спрос будет строгим, вплоть до отсидки. Зато депутатом может стать практически каждый. Важно лишь грамотно засветиться, показать себя.

А вот на Украине выборы — это просто расцвет коррупции. Все как у нас, а может быть, еще откровеннее. Здесь депутат Верховной рады не просто политик, а в обязательном порядке еще и очень богатый человек. Цена депутатского кресла — от 2 до 14 млн. долларов.

Председатель Комитета избирателей Украины Игорь Попов утверждает, что торговля депутатскими мандатами идет и в поствыборный период. Часть депутатов уходит на работу в правительство и складывает полномочия депутатов. Но на их места уже есть претенденты. По словам Игоря Попова, уже сегодня ему известно, кто придет на место сложивших мандаты депутатов от «Нашей Украины», считающейся партией Ющенко: один киевский чиновник уже приобрел себе и сыну два места в списке партии «Народный союз «Наша Украина» за 14 млн. долларов, а в Киевский городской совет можно прийти еще проще: цена вопроса начинается с 200-250 тыс. долларов за такое место и заканчивается порядком 500-600 тыс. долларов.

Руслан Горевой

Оригинал материала

«Версия» от origindate::25.12.06