"Живописный скандал" в Челябинске

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Вице-губернатор тайно скупил картины на 180 миллионов казенных рублей

1150454814-0.jpg Улетал в Челябинск я весело, предвкушая веселый сюжет. Ну как же — картина маслом! Десяток полотен Шишкина, Коровина, Верещагина, Маковского и других гениев следователи находят среди пыли и окурков в апартаментах вице-губернатора Челябинской области Константина Бочкарева. Я представлял суеверный ужас челябинских сыщиков, рассматривающих бессмертные полотна. За сокровище, призванное украсить резиденцию областной власти, налогоплательщики заплатили 6 миллионов долларов.

«Какой размах у местных чиновников! — размышлял я по пути. — Деньги тратят весело, со вкусом. Это тебе не скучное строительство школы, детского сада или совсем безрадостное возведение жилья для несчастных очередников (очередники Челябинска уже подсчитали — квартиры они получат через 300 лет).

А тут великосветский подход — Шишкин! Шесть миллионов долларов на услаждение взора сановников!» Но прошло несколько дней, и мое разудалое настроение изменилось. Кардинально.

Три часа до вылета из Челябинска. Представитель правоохранительных органов с иронией разглядывает мою печальную физиономию.

- Привыкай, старик, к правде российской жизни… — улыбался он.

- Привыкнешь тут! — в ту минуту я был зол на весь свет. — Объясни: если вы всех за интимные места держите…

- То почему не всех сажаем… — кивнул проницательный собеседник. — То есть ты предлагаешь нам совершить государственное преступление.

- ?!

- Это система! Честные не приживаются. И этот ворует (он махнул куда-то в направлении солнца) и тот (палец опустился чуть ниже), да и эти все (его рука уже энергично описывала замысловатые круги). Но если народ узнает, как его грабят, и главное — какие уважаемые люди во всем этом участвуют, государство рассыпется. Социальный взрыв, понимаешь?

- И поэтому вы берете не всех, а кого разрешают… — с вызовом усмехнулся я.

Оперативник сурово поднял брови и одними губами прошептал: «А вот этого я тебе не говорил».

«Чиновник особый пошел — ему красть неинтересно»

Сначала эта красивая история не обещала закрученного сюжета. Она тихо и сонно текла по древнему, заболоченному руслу провинциального правосудия, пока кто-то по русскому обычаю не крикнул: «К нам едет ревизор!»