"Заказные" процессуальные действия по делу Кумарина-Барсукова

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Заказные" процессуальные действия по делу Кумарина-Барсукова

Готов ли замначальника надзорного управления Генпрокуратуры Давид Куталия ответить на вопросы следствия?

Оригинал этого материала
© The Moscow Post, origindate::03.08.2009, Готов ли Давид Вахтангович Куталия ответить на вопросы следствия? «Заказные» процессуальные действия по делу Кумарина

В конце 80-х – начале лихих 90-х годов семья 63-летнего Вахтанга Абрамовича Куталия, уроженца города Зугдиди, постепенно переселилась из Абхазии в славный Ленинград. 46-летняя Жена – Далила Ноевна (в девичестве - Асатиани), старший сын – Давид Вахтангович 1966 года рождения, младший сын – Теймураз Вахтангович 1967 года рождения. Причем старший поселился с мамой на улице Веденеева, а младший разделил жилплощадь с отцом семейства на Комендантском проспекте.

Обосновавшись во «второй столице», братья, занялись весьма неоднозначным, с точки зрения юриспруденции, «ремеслом». Правда младший действовал открыто, войдя в состав «тамбовской» преступной группировки, а старший прикрылся синим прокурорским мундиром.

Известно, что в 80-е годы в Советском Союзе город Зугдиди славился именно как кузница воров-гастролеров.

Так или иначе, о неформальной близости заместителя начальника надзорного управления Генпрокуратуры России Давида Вахтанговича Куталии к лидеру «тамбовской» преступной группировки Владимиру Барсукову (Кумарину) и его окружению появляются все новые свидетельства.

В начале осени 2008 года Куталия Д.В. стал активно интересоваться судьбой находящихся под следствием преступников-убийц, в простонародии – «киллеров», на чьей совести висит не одна человеческая жизнь, «заказанная» Барсуковым-Кумариным.

Compromat.Ru

Денис Долгушин

Совпадение это или нет, но на тот период времени у следствия как раз стали вырисовываться те невидимые процессуальные нити, связывающие лидера «тамбовских» с рядом заказных убийств, проведенных в г. Санкт-Петербурге. Среди них – совершенные в апреле-июне 2000 года убийства «тамбовских» преступных авторитетов Георгия Позднякова и Яна Гуревского. По версии следствия, они были осуществлены именно по «заказу» Владимира Барсукова. Организатором и одновременно исполнителем преступлений являлся серийный убийца Денис Долгушин (на фото), в настоящее время арестованный по обвинению в исполнении ряда заказных «отстрелов».Осенью 2008 года Давид Куталия за своей подписью организовал заход к нему (в санкт-петербургский следственный изолятор ФСБ) группы сотрудников, в состав которой также входили надзирающий прокурор прокуратуры г. Санкт-Петербурга Репин и оперативники Управления уголовного розыска питерского ГУВД с видеокамерой.

Посещение прокурорских больше походило на адвокатский визит с согласованным поиском изъянов в работе следственных органов для последующего их «оспаривания» в пользу обвиняемого, нежели регламентированное уголовно-процессуальным законодательством следственное действие.

Видеосъемка жалостливого интервью серийного убийцы, обиженного на неприемлемые условия содержания в камере и грубое отношение к нему государственной машины – вот все, что смогли выжать из подследственного гости из прокуратуры.

Затем, как обычно, последовал стандартный набор «заказных «штучек»: проведение служебной проверки, банальные обвинения в адрес следствия о превышении полномочий, надзорные жалобы и переписка.

Возникают резонные вопросы: ради чего была организована «правозащитническая» акция? Где государственный умысел этого межведомственного мероприятия? Ведь в результате получилось, как в поговорке: «собака лает, а караван все идет». Кому это было выгодно? Если визит планировался не в интересах государства, то в чьих? Людей надо было организовать, чем-то мотивировать их действия, не совсем корректные с позиции закона. В данном случае финансирование получилось не слишком оправданным. Пока просматривается прямая заинтересованность в этом мероприятии только одного человека – Владимира Барсукова.При этом возникает вопрос и к самому Давиду Куталии. На каких основаниях он инициировал посещение СИЗО ФСБ? Его же можно задать и гаранту процессуального законодательства Генпрокурору России Юрию Чайке.По информации источников из Генеральной прокуратуры, Куталия Д.В. разрешения на беседу с арестованным не получал ни от судебных органов, ни от следствия. Трудно заподозрить что прокурор со стажем, он не разбрался в алгоритме процессуальных действий.

Еще один пример.

30 июля 2009 года Главное следственное управление Следственного комитета при прокуратуре РФ предъявил Долгушину обвинение в совершении убийства гражданина Соколова. Для проведения неотложных следственных действий было принято решение по его этапированию из Санкт-Петербурга в Москву. Все на законных основаниях в соответствии с уголовно-процессуальным кодексом.

Но не тут-то было. Прямо в день отправления в следственный изолятор поступает [page_28112.htm#1 срочное письмо за подписью Давида Вахтанговича Куталии (№ 34-8-09)], в котором последний просит не переводить подследственного в Москву, ссылаясь на отсутствие разрешения Санкт-Петербургского городского суда, хотя на данном этапе это уже превратилось в простую формальность, не несущую процессуальной нагрузки. Опять же, как это расценивать и кому это выгодно – судите сами.

В итоге, соответствующее судебное решение получено без каких-либо затруднений, и «киллер» отправлен по назначению.Удивляет еще одно обстоятельство. Помимо всего прочего, в настоящее время Долгушину вменяется совершение и других тяжких преступлений:- за вымогательство акций у гражданина Иманова и его похищение Долгушин осужден Санкт-Петербургским городским судом на 6 лет лишения свободы – условно; - за организацию убийства Равилова и Кочкина Долгушин осужден Санкт-Петербургским городским судом на 7 лет лишения свободы – условно;- за организацию покушения на убийство Олега Маковоза Долгушин осужден Санкт-Петербургским городским судом на 8 лет лишения свободы - условно;- за покушение на убийство депутата Госдумы РФ Кодзоева Долгушин осужден Московским городским судом на 10 лет лишения свободы. Однако впоследствии по ходатайству все той же Генеральной прокуратуры срок наказания серийному убийце был снижен до 5 лет.

Как говорят авторитетные адвокаты, в судебной практике Российской Федерации на их памяти впервые профессиональный «киллер» за неоднократно совершенные убийства осужден к 21 году лишения свободы – условно. Не кажутся ли Вам весьма странными эти вышеперечисленные судебные решения?

До сих пор непонятно, за какие государственные заслуги серийному убийце делаются столь весомые снисхождения и по какой причине прокурорский чиновник категории «А» Давид Куталия проявляет такую обеспокоенность его судьбой.

Интересно, что нужно сделать, чтобы заслужить или получить такую мощную генпрокурорскую опеку?

Может быть, Дениса Долгушина сразу осудить условно к 100 годам лишения свободы и «заказать» ему еще пару десятков таких убийств. Так, на перспективу.

В этой истории не последнюю роль играют и другие работники Генеральной прокуратуры.

В свое время ряд вышеперечисленных уголовных дел, где обвиняемым проходил Денис Долгушин, находились в производстве старшего следователя Генпрокуратуры Олега Внукова. Гособвинение в суде поддерживали Ирина Шляева и Ольга Евдокимова, которые на тот период времени еще работали в Прокуратуре г. Москвы.

По информации, полученной от сотрудников Московского городского суда, 13 декабря 2007 года во время судебного заседания сразу же после вынесения приговора Долгушину (10 лет строгого режима) Ирина Шляева воскликнула: «Он (Долгушин) ни в чем не виноват, это ошибка» и ринулась в конвойное помещение, размахивая перед лицами конвоиров удостоверением: «Я прокурор, я полковник, куда вы Дениску (Долгушина) везете. …Хотя бы возьмите для него покушать». И передала ему сумку, заранее приготовленную Долгушиным. Эта ситуация была зафиксирована камерами видеонаблюдения в Мосгорсуде.

При осмотре сумки конвоиры были более чем удивлены. Так и хочется процитировать отдельные фразы из фильма «12 стульев»: «…а бог послал…»: четыре бутылки коньяка, лимончики, перочинный нож и деликатесы. Получается, все готовилось к тому, чтобы в очередной раз отметить очередной условный срок за очередное убийство.

Одно неясно. Какую роль играла Шляева на судебном процессе: предписанную государством – обвинителя или «подмазанную» бандитами – защитника?Наводит на определенные мысли и то обстоятельство, что, по имеющимся сведениям, прокурорский работник Евдокимова Ольга живет в гражданском браке с мужчиной, входящим в близкое окружение вора в законе по прозвищу «Дед Хасан».

Кроме того, поддерживая государственное обвинение по уголовным делам в отношении питерских криминальных авторитетов, О.Евдокимова, будучи женщиной впечатлительной и эмоциональной, глубоко прониклась проблемами заключенных, что сблизило ее с Денисом Долгушиным. И, как поговаривают в одном из элитных подразделений Департамента уголовного розыска МВД России, неоднократно участвовала с ним в банных мероприятиях, в ходе которых, кстати, утопила в бассейне свой мобильный телефон.Несколько слов о другом прокурорском работнике - старшем следователе ГСУ СК при Генпрокуратуре РФ Олеге Внукове.

Изначально, по указанию Генпрокурора Юрия Чайки, он расследовал в Санкт-Петербурге ряд уголовных дел, после чего передал их местному следователю Поздняку. Была создана оперативная группа из числа сотрудников уголовного розыска: Езупов (бывший подчиненный ныне подследственного В.Сыча), Лукьяненко, Малышев, Фролов, Колесников и др., которая действовала под пристальным контролем Департамента уголовного розыска МВД России в лице бывшего начальника ОРБ № 1 генерала Юрия Карасева и его подчиненного Романа Волосова.

В результате действий этой команды в настоящее время «сам черт не разберет», где же все-таки истинные преступники, а где потерпевшие. Более того, после их «художеств» в уголовных делах были обнаружены явные признаки фальсификации доказательств.

А что же поставленный надзирать за следствием Давид Куталия? Где его бдительное око?

В Генпрокуратуре, наверное, только ленивый не знает, что Внуков, Шляева и Евдокимова – специалисты по т.н. «заказным посадкам». Однако «за столь высокие показатели в работе» Шляева и Евдокимова были повышены в должности путем перевода из питерской городской прокуратуры в Генеральную, а Внукову присвоено звание генерала. По личному указанию Ю.Чайки.

***
Compromat.Ru