"Здесь был Зюганов"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Политжурнал", origindate::31.10.2005

"Здесь был Зюганов"

Такой автограф может украсить руины КПРФ

Валерий Цыганков

Converted 20067.jpg

История КПРФ тесно связана с политикой Кремля. Российская компартия никогда ничего не выигрывала благодаря собственной умелой и продуманной стратегии. Ее достижения были результатом рефлексии на просчеты власти. КПРФ была идеологической и одной из хорошо организованных партий. Она вполне могла выстоять под натиском конкурентов. Но эта партия слишком долгое время оставалась линкором, дрейфующим по воле политических волн. Коммунисты так и не решились выбрать нового капитана, способного проложить новый курс. И теперь эксперты соревнуются в точности, предсказывая, сколько еще раз «булькнет» КПРФ, прежде чем окончательно уйдет на дно.

Удобный генсек

После событий августа 1991 г. указами президента РФ Бориса Ельцина была приостановлена, а затем прекращена деятельность КП РСФСР. Центральные органы партии распустили, а имущество передали государству. Коммунисты в этот период раскололись на два лагеря: одни стали создавать новые компартии, другие во главе с секретарем ЦК КПСС, первым секретарем ЦК КП РСФСР Валентином Купцовым обратились в КС с запросом о конституционности указа президента. В октябре 1992 г. Конституционный суд подтвердил право коммунистов на воссоздание партии. Удивительно, но возглавили КПРФ не те, кто сражался за компартию в Конституционном суде и высоких кабинетах.

В ноябре 1992 г. был сформирован оргкомитет по подготовке 2-го (чрезвычайного и восстановительного) съезда компартии, который состоялся в феврале 1993 г. Но лавры лидера достались не Валентину Купцову, воссоздавшему партию из руин (он вел и переговоры с властью, и «внутреннюю» партийную оргработу). И не Анатолию Лукьянову или Виктору Зоркальцеву, в числе других отстаивавшим в Конституционном суде право на восстановление компартии. На посту лидера оказался Геннадий Зюганов, в этой борьбе практически не участвовавший. Кто помогал Зюганову решать эту задачу?

Именно такой вопрос публично, через СМИ, задали в прошлом году коммунисты – ветераны спецслужб и органов безопасности. Возможно, в 1992-м вождям партии ничем особо не выдающийся, не отягощенный политическим авторитетом Зюганов показался удобным во всех отношениях «подставным лидером». Со временем выяснилось, что на тогдашних закрытых партийных тусовках «серые кардиналы» не раз прерывали своего начальника: «Подожди, Гена, я объясню товарищам…». Но коммунисты-ветераны имели в виду совсем другое. Их письмо было посвящено взаимоотношениям Зюганова с Кремлем и их «подноготной». Анализируя «странности» в политическом поведении Зюганова, ветераны компартии предали гласности «10 эпизодов предательства» этого человека. Эта формулировка звучит фактически как политический приговор, но опровержения той публикации не последовало. Неудивительно, ведь политическая биография Геннадия Зюганова при внимательном ее анализе способна послужить не опровержением, а подтверждением вердикта старых коммунистов. Достаточно вспомнить лишь несколько приведенных в их письме «эпизодов»: в октябре 1993 г. Зюганов выступил по телевидению с призывом не выходить на улицы, что было расценено оппозицией как недвусмысленная поддержка действий Ельцина, причем сразу же после октябрьских событий один из ближайших сподвижников Зюганова, Виктор Видьманов, получил от власти субподряд на работы в разрушенном Белом доме; после успешных для КПРФ парламентских выборов 1995 г. в партии было решено, что председателем Госдумы станет Купцов, но в день голосования Зюганов собрал президиум ЦК и сказал: «Кремль не хочет Купцова»; в 1996 г. Зюганов отказался от борьбы за победу на президентских выборах, первым поздравив с ней Бориса Ельцина; в 1990-е гг. «идиллические отношения» складывались между верхушкой КПРФ и правительством Черномырдина и т.п.

«Подноготная» взаимовыгодных отношений власти и «оппозиционного» лидера, безусловно, наложила трагический отпечаток на судьбу КПРФ в 1992–2005 гг.: все благоприятные возможности, открывавшиеся перед партией, были бездарно (некоторые, впрочем, считают, что целенаправленно) упущены – должно быть, к полному удовлетворению власти.

Красный реванш

В первой половине 1990-х гг., как, впрочем, и в последующие годы, у КПРФ не было какой-либо оригинальной стратегии на долгосрочную перспективу. Коммунисты ограничивались тем, что достаточно быстро реагировали на очередную «загогулину» Бориса Ельцина. Первый президент России с поразительной регулярностью «подставлялся» и давал множество поводов для критики. Дирижировал ли он немецким оркестром или совершал явно провальный шаг в экономической политике – это служило сигналом для демарша со стороны коммунистов.

Во времена разгула дикого капитализма на фоне тотальной невыплаты зарплат популярность КПРФ стремительно росла. Заслуга самой компартии в этом была ничтожна (если вообще была): значительная часть российского общества, уставшая от гайдаровских реформ, загрустила по относительному благополучию советского периода. Кроме того, КПРФ в тот момент являлась единственной полноценной партией – не только самой многочисленной, но и самой организованной политической силой.

К началу 1996 г. КПРФ имела огромное число своих представителей на всех уровнях государственной власти. Соперничать с ней могла только «прабабушка» нынешней партии власти – движение «Наш дом – Россия». Правда, в правительстве РФ компартия была практически не представлена. На протяжении 1993–1997 гг. ее члены не принимали участия в работе органов исполнительной власти из принципиальных соображений. Позднее коммунисты (во всяком случае, по убеждениям) участвовали в правительстве Примакова, но это была опять-таки «заслуга» дефолта, а не самой партии.

Зато в Госдуме коммунисты образовали самую многочисленную (150 человек) фракцию. Если добавить две фракции-«сателлитки» («Народовластие» и аграриев), то зюгановцы обладали 206 голосами в Думе, что при добавлении еще 20 голосов обеспечивало «контрольный пакет». Представитель фракции коммунистов Геннадий Селезнев в январе 1996 г. был избран спикером парламента. Член КПРФ Светлана Горячева стала вице-спикером. Девять думских комитетов возглавили также коммунисты. В Совете Федерации партию представляли 70 человек (коммунисты и члены НПСР).

И на что был потрачен весь этот потенциал? Коммунистического задора хватало только на то, чтобы сначала отклонить в Госдуме очередной «антинародный» законопроект или кандидатуру «антинародного» премьера, но потом все-таки уступить президенту. Результат этой бурной «оппозиционной» деятельности состоял в том, что наполненная коммунистами во главе с Зюгановым Дума исправно голосовала и за «антинародные» законы, и за «антинародных» премьеров, одобряя и Трудовой кодекс, и секвестируемые бюджеты, и законы о захоронении в России ОЯТ, и устроителей дефолта. Неудивительно, что многие эксперты в те годы часто говорили об общеизвестной трактовке старой российской присказки «Каждое слово на вес золота».

Поведение зюгановской фракции в Думе вступало в разительное противоречие с политической ситуацией в стране. Итоги региональных выборных кампаний показывали, что коммунисты в то время пользовались огромной поддержкой населения. КПРФ удалось провести более 40 своих представителей (или тех, кто избирался при поддержке этой партии) в главы исполнительной власти субъектов РФ. Десятки членов партии возглавили региональные парламенты. В этих условиях даже роспуск оппозиционной президенту Думы только усилил бы реальное влияние коммунистов в обществе, уставшем от многочисленных экономических неудач бесконечных правительств Бориса Ельцина. И даже результат второго тура президентских выборов 1996 г. при соответствующем поведении «лидера» мог стать прологом к будущей победе КПРФ. А 1996 г. мог быть для нее «годом великого перелома».

Кремлевский гамбит

Перелом и произошел – внутри самой КПРФ. Поздравление Бориса Ельцина с переизбранием на пост президента из уст Геннадия Зюганова прозвучало как признание собственной капитуляции, капитуляции всей коммунистической партии. Но это не расслабило Кремль.

Сейчас уже не важно, кто именно придумал операцию «Преемник». Важен результат. Партия была разыграна классически, как на шахматной доске. На смену дряхлому президенту пришел молодой и энергичный лидер, сразу же заявивший о себе как государственник. Коммунисты не решились на кадровые перемены. И Владимир Путин стал легко выигрывать на каждом этапе политического соревнования с Геннадием Зюгановым. Примечательно, что КПРФ, в очередной раз подтверждая версии о сговоре верхушки партии с властью, и здесь ей подыграла – голосованием за ельцинского преемника при утверждении его на пост премьера.

На новом фоне образ лидера КПРФ стал выглядеть просто замшелым. Акции Зюганова стремительно падали. Даже в стане его сторонников фраза «С таким лидером мы не то что президентские, но и выборы в Госдуму проиграем» стала расхожей. Пророчество сбылось: коммунисты провалились на думских выборах в 2003 г. – партия получила 12,7% голосов против 24,29% в 1999 г. На результате компартии не могли не сказаться уже тогда преданные гласности в СМИ сведения о связях руководства КПРФ с олигархическими структурами. КПРФ тем не менее могла избежать такого позорного поражения, если бы согласилась на предложение своих многочисленных союзников по левому флангу выступить на выборах единым блоком. Но Зюганов и его ближайшее окружение предпочли делить шкуру неубитого медведя в узком кругу, словно опасаясь возможной победы. Из-за этого целый ряд левых партий был вынужден пойти на выборы самостоятельно, что привело к распылению голосов избирателей. Кстати, совокупный результат левопатриотических партий, союзом с которыми пренебрегли зюгановцы, чуть ли не вдвое превосходил результат компартии.

Геннадий Зюганов оценил положение и не стал выставлять свою кандидатуру на президентских выборах в 2004 г.

Политические похороны

Логичным был бы в такой ситуации уход вождя, который привел партию к разбитому корыту. Но это не входило ни в его планы, ни, как это стало понятно через несколько месяцев, в планы Кремля. После поражения на выборах в Госдуму-2003 Зюганов вопреки обещаниям не ушел в отставку. На президентских выборах в марте 2004 г. за него отдувался аграрник Николай Харитонов и получил вполне ожидаемый результат – 14%. Маловато, но все-таки показательно – даже беспартийный представитель КПРФ смог занять второе место. Это обстоятельство открыло глаза многим партийцам: коммунисты могут участвовать в политических баталиях и без Зюганова (он весьма вяло поддерживал на выборах Николая Харитонова).

Сначала шесть членов ЦК КПРФ – Вячеслав Бойко, Олег Корякин, Георгий Костин, Любовь Олейник, Борис Тюков и Александр Шабанов – обвинили Зюганова в развале компартии, сознательной имитации оппозиционности и в связях с олигархами и с Кремлем. Их поддержали более 40 членов Центрального комитета партии. Хотя тогда эта мысль была уже не нова. Дискуссия о смене лидера давно шла в партийных коридорах. И ни для кого не было секретом, как опасается конкуренции Геннадий Зюганов. Так и не сумев блеснуть талантом в открытом политическом пространстве, он неплохо усвоил правила кулуарной борьбы. Всякого, кто хоть как-то выделялся в рядах партии «лица необщим выраженьем» и тем самым представлял гипотетическую опасность для формального лидера, вынуждали покинуть партию. Так в свое время ушли из КПРФ Горячева, Губенко. Зюганов выдавил из рядов Геннадия Селезнева. Потом та же история повторилась с Сергеем Глазьевым. Зюганов избавился от конкурента. Он методично вырубал «молодую поросль» под речитатив «Партия нуждается в обновлении, смену надо растить».

Кризис наступил в июле 2004 г. Пытаясь спасти партию, коммунисты решили избрать на съезде нового лидера. Зюганов организовал свой «съезд в потемках» в Измайлове, который запомнился не только опереточным антуражем, но и тем, что в установленные законом сроки по нему не было представлено никаких документов в Минюст, а по его итогам компартия не прошла обязательной перерегистрации. По сути дела, это значит, что самого съезда юридически не было, а все его решения, включая избрание ЦК и его руководства, не имеют юридической силы. Из этой же оперы и созыв зюгановцами «XI съезда» в 2005 г.: кто его созывает – вот вопрос. Фактически зюгановская КПРФ перешла на нелегальное положение. Впрочем, почему «перешла»? Еще в 2002 г., в ходе преобразования в политическую партию в связи с принятием нового закона о партиях, КПРФ, как неоднократно сообщали депутаты Госдумы в своих запросах в Минюст, допустила многочисленные нарушения. Депутаты приводили конкретные факты. Например, то, что партия не представила требуемые по закону 19 013 заявлений о вступлении в нее, необходимых для подтверждения заявленной численности. Или то, что после VIII съезда КПРФ, то есть с января 2002 г., Зюганов уже был фактически самозванцем, так как пленум ЦК, на котором избирают председателя, после съезда не проводился. Более того, некоторые юристы считают, что в зюгановской партии фактически существует два (!) Центральных Комитета: один избран на VIII съезде в 2002 г., и полномочия его истекают в январе 2006 г.; другой избран на «Х съезде» в 2004 г. Как бы то ни было, получается, КПРФ уже более трех лет живет с фиктивным вождем и сомнительной регистрацией, а власть этого как бы «не замечает». Запросы депутатов не имели никаких последствий для КПРФ.

Показательно, что Х съезд КПРФ под руководством Владимира Тихонова прошел при свете и в законные сроки представил в Минюст требуемый комплект документов. И… Минюст этот комплект отклонил. Почему же к Зюганову со товарищи государство так строго не придирается?

А это секрет Полишинеля. На следующий же день после июльского съезда, по-видимому, испугавшись потери насиженного кресла, «оппозиционный лидер» Зюганов бросился в Кремль. И сразу (!) получил требуемую поддержку власти. Поневоле вспомнилась высказанная уже в СМИ версия о «передаче от Ельцина к Путину давно завербованного и верного агента в стане оппозиции». С июля 2004 г. КПРФ ровным счетом ничем себя не проявила как реальная оппозиционная сила – провалила осенние акции протеста, на корню загубила идею общенародного референдума, словно нехотя, вяло и для галочки поучаствовала в борьбе с отменой льгот.

Выходит, что Зюганов не просто «поклонился» Кремлю, а фактически сдал партию в обмен на сохранение своего кресла. Кому стоять во главе КПРФ, тогда решали «за зубцами». И самое главное – на каких условиях, а эти условия уже понятны.

После политических похорон Геннадия Зюганова рейтинг КПРФ стал падать еще стремительнее. Не то что рейтинг – сама партия стала рассыпаться. Итоги участия в региональных выборах могли порадовать только новичков, из КПРФ стали выходить целыми парторганизациями. И хотя зюгановцы заявляют, что в их рядах десятки тысяч членов, партию могут ждать серьезные проблемы с подтверждением хотя бы минимально допустимой по закону численности. Согласно законодательству о политических партиях, КПРФ должна будет к 1 января 2006 г. доказать наличие в своих рядах как минимум 50 тыс. членов. Причем доказать не голословно, а документально, представив реальные заявления граждан о вступлении в КПРФ. Если учесть, что при перерегистрации в 2002 г. КПРФ заявляла численность в 19 тыс. с небольшим, а на 1 января 2005 г. представила в Минюст данные о 188 с лишним тыс. членов, получается, что за три с половиной года около 170 тыс. человек должны были написать заявления о приеме в партию. Сможет ли Зюганов их предъявить при проверке? Большой вопрос. Общеизвестно, что многие люди, по инерции зачисляемые в члены КПРФ, таких заявлений (о чем не раз свидетельствовали в СМИ и представители зюгановского руководства, и официальные лица, которые будут проводить проверки политических партий) не писали и писать не собираются. Более того, не собираются в партии и членские взносы – при том, что, согласно ее же уставу, трехмесячная неуплата взносов является причиной прекращения членства в партии. В результате с точки зрения закона о политических партиях и устава зюгановской партии десятки тысяч, которыми козыряют зюгановцы, являются скорее сторонниками партии, но никак не ее членами. И даже с «порогом» в 50 тыс. возможны серьезные проблемы. Косвенным подтверждением кадровых проблем служит затеянный в КПРФ перевод отделений в автономных субъектах Федерации с «регионального» статуса на «местный» и их присоединение к региональным отделениям соседних субъектов, а также ликвидация в судебном порядке регионального отделения в Эвенкии. Вероятно, причина в том, что в КПРФ понимают, что при реальной проверке численности некоторых региональных отделений там не наберется даже необходимых по закону 500 человек, что будет уже непоправимо для имиджа партии. В такой ситуации Зюганову, видимо, ничего не остается, как при очередных походах в Кремль просить об очередных поблажках, жаловаться на проблемы с архивами и на то, что многие из тех, кого он числит членами КПРФ, вступали в компартию в незапамятные времена… Конечно, КПРФ – парламентская партия, конечно, она считается старейшей в стране, но закон одинаков для всех.

Между тем, по данным источников «ПЖ», коммунистический вождь недавно был у главы государства с челобитной как раз по поводу подтверждения численности партии в 50 тыс. членов, требуемой для ее перерегистрации по закону о политических партиях. Говорят, что он долго упрашивал президента о поблажках при подтверждении указанной численности ввиду того, что, мол, прежние 19 013 заявлений уже уничтожены, ибо хранятся не более года, а новые 50 000 (не говоря уже о 188 тыс.) не получены, т.к. многие становились коммунистами еще в СССР и отказываются писать заявления.

Ходят предположения, что после полученного согласия на снисхождение к проблемам коммунистов генсек страшно этим гордился и практически на всех встречах с соратниками не отказывал себе в удовольствии публично подчеркнуть, где он был и какое понимание нашел. Словно бы агент сходил к своему хозяину, а не оппозиционный лидер встречался с главным политическим оппонентом. Чтобы лучше оценить нелепость этой ситуации, представьте на секунду В.И. Ленина, скромно ожидающего аудиенции в приемной Николая II… Впрочем, градус «оппозиционности» Зюганова, равно как и остатков некогда мощнейшей партии под его руководством, давно уже вызывает у наблюдателей лишь усмешку. И получается, что к новой выборной кампании КПРФ подошла в печальном состоянии, при котором ее легитимность под вопросом – по многим вышеперечисленным основаниям. Таким образом, достигнута главная цель власти – КПРФ расколота и ликвидирована как реальная и ведущая сила оппозиции.

За что коммунисты заплатили такую цену? За то, чтобы в уютном думском кабинете по-прежнему восседал Геннадий Андреевич Зюганов. Тот самый, кто в 1996 г. сдал Ельцину реальную победу на президентских выборах. Тот, под чьим руководством депутаты фракции КПРФ голосовали за ельцинских премьеров и «бюджеты вымирания». Тот, кто наделял депутатскими мандатами представителей одиозных олигархов. Тот, кто фактически воспрепятствовал объединению патриотических сил и повторно сдал страну «без боя».

Получается, что коммунисты все эти жертвы принесли ради того, чтобы их «лидер» еще четыре года провел в привычном антураже мигалок, персональных машин, вертушек, секретарш и охранников. Или, возможно, для того, чтобы он еще раз собрал «членские взносы» с олигархов 2007 г. и еще раз «сходил в президенты» в 2008-м?

Коммунисты, как заявил обозревателю «ПЖ» первый заместитель председателя президиума ЦК КПРФ Владимир Кашин, рассчитывают получить в Госдуме-2007 120–130 депутатских мест.

И это при том, что социологические исследования, проведенные, например, специалистами ВЦИОМ, свидетельствуют, что в течение первого полугодия 2005 г. рейтинг КПРФ колебался в пределах всего 9–11%. Зюгановская КПРФ, упорно не желая менять ни лидера, ни методы ведения политической борьбы, ни архаичную идеологию, продолжает проигрывать. Впрочем, умереть окончательно компартии не дадут. Она востребована определенной – хоть уже и малочисленной, и продолжающей уменьшаться – частью населения. С другой стороны, в ее существовании заинтересована нынешняя власть: вполне предсказуемая, управляемая, беспомощная, съежившаяся КПРФ, как ни одна другая партия, подходит на роль декоративной оппозиции. Более того, она в своем легально-нелегальном положении просто находка для власти. Кремль держит и Зюганова, и всю КПРФ на крючке, закрыв глаза на полузаконное существование партии. И может в любой момент дать команду «фас!».

Но интересно еще и вот что. Допустим, со всеми поблажками компартии удастся проскочить сквозь рифы проверок ее численности регистрирующими органами. Но что будет делать ее вождь в том случае, если на следующий день после подобного «триумфа» документально подтвердить 50 тыс. членов его попросит уже суд? Неужели снова кинется в Кремль просить президента об очередном снисхождении? И со Старой площади будут звонить судье и совестить его памятью отцов, становившихся коммунистами на военных фронтах? В последнее верится с трудом. Как не хочется верить и в то, что самим коммунистам нужна такая компартия с таким руководителем во главе.

Мнения экспертов

«Лидеры КПРФ доказали, что за власть они не борются»

Директор Института национальной стратегии Станислав Белковский:

– Все зависит от того, пойдет ли КПРФ на радикальную кадровую и идеологическую модернизацию. Если не пойдет, то фактически станет сырьем для совершенно новых оппозиционных проектов. В частности, значительная часть ее электората отойдет к «Родине» и к другим партиям, о которых мы узнаем через год-полтора. На сегодняшний день бренд КПРФ по-прежнему стоит достаточно дорого. Это идеологическая организация в отличие от бюрократического клуба под названием «Единая Россия». Однако лидеры КПРФ доказали, что за власть они не борются, а действуют в рамках соглашений с властью. Это порождает разочарование и среди партийцев, и среди избирателей.

«КПРФ теряет электорат в пользу партии власти»

Первый заместитель генерального директора Центра политических технологий Борис Макаренко:

– Будущее у КПРФ есть, но не очень долгое. Партия не смогла обрести поддержку людей молодого и среднего возраста. По сравнению с 90-ми поддержка КПРФ существенно сократилась и у старшего поколения.

Чтобы выжить, КПРФ всегда колебалась между обновлением и сохранением того, что гарантирует ей узнаваемость. Все опросы показывают, что коммунистам легче поменять лидера, чем всем другим партиям. А вот название, красный флаг, серп и молот, некий язык советского агитпропа поменять практически невозможно. Но сейчас в языке советского агитпропа серьезную и успешную конкуренцию КПРФ составляет партия «Единая Россия». Видимо, в этом и состоит одна из причин ослабления коммунистов. КПРФ теряет свой электорат не в пользу либералов или социал-демократов, а в пользу партии власти, которая заговорила с избирателями на языке агитпропа.

«КПРФ сохранится только в случае объединения с леворадикалами»

Директор Института политических исследований Сергей Марков:

КПРФ возникла из ностальгии по советскому периоду во время вакханалии дикого капитализма 90-х гг. У компартии был шанс вернуться к власти в 1996 г. Она его не использовала и после этого покатилась под откос. Число ее сторонников из года в год уменьшалось. Этот процесс был во многом стимулирован появлением партии «Родина», которая пытается забрать левый протестный электорат. Сейчас КПРФ стремится взаимодействовать с левыми молодежными организациями радикального толка. За счет этого союза зюгановцы пытаются восполнить свою очевидную неготовность к активным политическим действиям.

Пример воссоединения старой компартии с левой молодежью подала Германия, когда коммунисты бывшей ГДР объединились с теми, кто был левее социал-демократов. Возможно, нечто подобное будет происходить и в России. Тогда потребуется серьезное обновление КПРФ. Другой вопрос, удастся ли это сделать и насколько быстро. Ведь если коммунисты опоздают, то их электорат может быть захвачен и в первую левую партию превратится «Родина».

Так или иначе, но КПРФ должна что-то предпринять, ведь время партии, выходящей из советского прошлого, практически исчерпано.

«Зюганов — типичных оппортунист, торгующий интересами рабочего класса»

Дмитрий Орешкин, генеральный директор группы «Меркатор»:

В России традиционно очень болезненно воспринимается проблема социальной несправедливости. Это очень большой электоральный ресурс, но принадлежит он не «красной» идее, а «розовой». Эту идею можно назвать лейбористской или социал-демократической.

Если бы КПРФ смогла стать социал-демократической партией, то перед ней открылся бы большой горизонт возможностей. Но Зюганов в качестве лидера для этого уже не подходит. Нужны молодые современные политики, говорящие на новом языке, не пытающиеся отрицать право частной собственности и рыночную экономику, а просто думающие о том, как сделать так, чтобы рыночная экономика работала на большую часть населения, а не на узкую группу ловких, продвинутых людей. Нынешнее руководство уже не может на это перестроиться. Средний возраст членов КПРФ – 60 с лишним лет. Хотя Зюганов рассказывает про «свою» молодежь, на самом деле молодых там нет, поскольку кондовым коммунизмом их в партию не привлечешь.

Перспективное пространство социал-демократии – не для Зюганова и его коллег. Это не те люди. Они уже не выглядят искренними. Все прекрасно знают, что Зюганов ездит на хорошей персональной машине, у него прекрасный кабинет в Госдуме. Знают, что он не обнищавший борец с буржуазией, а сам сытый буржуа, который волей-неволей признает буржуазный парламентаризм и буржуазные выборы. То есть в терминах марксизма-ленинизма Зюганов – типичный оппортунист, который торгует интересами рабочего класса. Он может многократно повторять слова об антинародном режиме, но на практике давно свыкся с ним. Зюганов находится в симбиотических связях с властью и неплохо себя при этом чувствует. И дети у него неплохо пристроены.