"Золотое дно" питерски моргов

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© Газета "Дело №", #20, origindate::02.02.2007

«Золотое дно» питерских моргов

Валерий Бурыкин, находясь за границей, продолжает контролировать деятельность ГУЗ «ГПАБ», горы трупов и реки крови

Ольга Питиримова

В октябре 2006 года в Городском суде Санкт-Петербурга завершился процесс по так называемому «делу санитаров», объединившему серию жестоких убийств, жертвами которых становились, в основном, сотрудники местных моргов и городского наркологического диспансера.

Виновные получили заслуженные сроки – за исключением, впрочем, главаря банды, в настоящее время скрывающегося за границей. Казалось бы, вопрос за малым: договориться о выдаче злоумышленника, привезти его в Россию и отправить вслед за сообщниками. И все сразу встанет на свои места, а справедливость, как всегда, восторжествует…

Но на деле ситуация оказалась неоднозначной. Через некоторое время после вынесения приговора, на стол главного редактора Газеты журналистских расследований «Дело №» легло письмо. Его автор, пожелавший остаться неизвестным, приводил факты, свидетельствующие о том, что преступная организация, выпестованная на базе Городского патологоанатомического бюро (СПб ГУЗ «ГПАБ»), продолжает с успехом функционировать и дальше, причем часть вырученных средств идет на содержание находящегося в бегах лидера ОПГ. Невзирая на анонимность, письмо было написано очень грамотно и убедительно, а посему редакция решила провести свое собственное расследование…

Экскурс в историю

Напомним, что началось все в 1995 году. 11 июня в морге 21-й больницы города Санкт-Петербурга был обнаружен труп старшего санитара патанатомического отделения Владимира Пивоварова. Причиной смерти стало ранение головы, нанесенное в упор из газового пистолета, принадлежащего жертве. На оружии оказались отпечатки только самого владельца, и гибель санитара благополучно списали на самоубийство. Однако, как показали дальнейшие события, этот трагический случай стал «первой ласточкой» в последующей череде убийств и покушений. Так, вслед за Пивоваровым вскоре отправились адвокат Евгений Соловьев (насмерть забит в собственном подъезде летом 1996 года), санитар морга 2-й больницы Валерий Савинцев (задушен летом 1996 года), санитар того же морга Дмитрий Ситнер (убит одновременно с Савинцевым), санитар морга Михаил Верстуков (зарезан у дверей своей квартиры осенью 1996 года), санитар морга 20-й больницы Александр Хитров (умер от черепно-мозговой травмы зимой 1997 года). А в сентябре 1996 года нападению в подъезде собственного дома подвергся заведующий кафедрой патологической анатомии Медицинской академии имени Мечникова, профессор Николай Аничков. С тяжелыми травмами он был госпитализирован, но, к счастью, остался жив.

Следующая волна убийств прокатилась осенью 1997 года. 10 сентября, у дверей своей квартиры был до смерти забит профессор кафедры патологической анатомии Медицинской академии имени Мечникова Борис Сережин. Следующей жертвой киллеров стал настоятель церкви Святой Преподобномученицы Елизаветы Александр Жарков, застреленный в сентябре 1997 года неподалеку от города Пушкина Ленинградской области. За священником последовали санитар морга Роман Архипов (задушен в феврале 199 года), санитар Сергей Ефимов (застрелен у дверей своей квартиры 30 сентября 2001 года, тогда же была тяжело ранена и его жена Татьяна), некий Храпунов (убит в феврале 2003 года) и начальник медицинской части городской наркологической больницы Лариса Артюховская (погибла от взрыва возле подъезда собственного дома в августе 2004 года). А за несколько месяцев до смерти Артюховской, был совершен ряд покушений на главного нарколога Северо-Западного федерального округа Леонида Шпиленю.

В ходе следствия удалось доказать лишь малую часть перечисленных преступлений, однако, при внимательном изучении дела становится очевидным, что все жертвы были так или иначе связаны с «верхушкой» банды – инспектором по кадрам СПб ГУЗ «ГПАБ» Валерием Бурыкиным и заведующим хозяйственной частью той же организации Павлом Беляевым. При этом преступники не щадили ни тех, кто по каким-то причинам оказался у них на дороге, ни своих подельников, попытавшихся было выйти из игры.

То, что почти все жертвы занимались профессиональной деятельностью в области оказания ритуальных услуг или так или иначе были связаны с медициной, не могло не броситься в глаза. Четкие следы киллеров вели в одном направлении – к ГУЗ «Патологоанатомическому бюро» города Санкт-Петербурга.

Однако, следователям удалось доказать лишь два убийства – Сергея Ефимова и Ларисы Артюховской, а также покушения на жизни Леонида Шпилени и Татьяны Ефимовой. По официальной версии, целью этих инцидентов стало «устранение с занимаемой должности» и «сокрытие другого преступления».

Злоумышленники не учли, что перед смертью Ефимов оставил у своего адвоката письмо, где прямо называл организатора перечисленных нападений – Валерия Бурыкина, а также предсказывал свою смерть «по решению того же лица». На страницах обличительного документа он назвал фамилии десяти убитых и приписал: «Одиннадцатым стал я…»

В процессе расследования убийств, из городского Управления по борьбе с организованной преступностью в районные прокуратуры были направлены запросы на проведения проверки экономической деятельности ГУЗ «ГПАБ». Однако, несмотря на то что, судя по всему, именно последняя стала явной причиной совершенных преступлений, ревизия «ничего противоправного не показала», и результаты ее благополучно канули в Лету.

Усилиями правоохранительных органов, на скамье подсудимых в итоге оказались шестеро членов преступной группы – Павел Беляев, Марат Дрейзин, Дмитрий Полешкин, Александр Сыров, Сергей Тихомиров и Алексей Чабан. Все они получили сроки от 4 до 15-ти лет лишения свободы – за исключением Сырова, который был оправдан за истечением срока давности. Лидер же ОПГ, бывший инспектор по кадрам ГУЗ «ГПАБ» Валерий Бурыкин вовремя почувствовал надвигающуюся грозу и бежал за границу. В настоящее время он вместе со своей семьей находится в Гер- мании, и сейчас решается вопрос о его экстрадиции.

Великие комбинаторы

Что же это был за теневой бизнес, на алтарь которого преступники бросили около полутора десятков человеческих жизней? При ближайшем рассмотрении, схема оказалась довольно незамысловатой, но очень действенной, позволяющей получать огромную неконтролируемую прибыль за счет искусственного занижения суммы доходов от ритуальных услуг в рамках хозрасчетной деятельности ГУЗ «ГПАБ», с 1995 года возглавляемого профессором Георгием Ковальским.

Как нам рассказали в правоохранительных органах, в основу махинаций было положено фиктивное списание большей части получаемых денег в затраты на якобы поставляемые необходимые для работы в ритуальной сфере материалы, тогда как на самом деле эти средства прямиком шли в «общак» банды. Суть этой схемы заключалась в очень большой разнице затрат на реально используемые в производстве материалы – как по их объёмам, так и по стоимости, в сравнении с затратами по тем же параметрам, указываемым в отчётности.

Ведение бухгалтерского учёта по линии хозрасчётной деятельности полностью контролировал Валерий Бурыкин, ранее занимавший должность санитара, а впоследствии – возвышенный Ковальским до инспектора по кадрам. Бурыкин требовал от подчиненных полного официального документального учёта всех оказываемых ими в ГУЗ «ГПАБ» ритуальных услуг, исключающего получение ими «левых», сокрытых от лидеров, доходов.

Такое ведение «дел» продолжалось до 2004 года, когда правоохранительные органы провели проверку деятельности ГУЗ «ГПАБ». И в тот момент злоумышленники поняли, что созданная ими схема имеет серьезные недостатки, поскольку остается слишком много следов в бухгалтерских документах. В результате, в помещении морга «неожиданно» случилось наводнение, в процессе которого были уничтожены все опасные для преступников бумаги.

Итак, проверка оказалась бесполезной, а «верхушка» ОПГ сделала для себя соответствующие выводы и полностью перестроила схему деятельности. На этот раз махинаторы решили вывести оказание ритуальных услуг за рамки своей хозрасчетной организации и передать эту прерогативу индивидуальным частным предпринимателям… из числа санитаров того же патанатомического бюро. При этом начальника ГУЗ «ГПАБ» профессора Ковальского, выступившего инициатором данного проекта, ничуть не смутил тот факт, что, передавая право на оказание ритуальных услуг частным лицам, он, тем самым, лишает свое предприятие законного заработка. Со стороны выглядит странновато, не правда ли?

Обновленная же схема стала выглядеть следующим образом. Группа частных предпринимателей (они же штатные санитары ГУЗ «ГПАБ»), на основании договоров, заключённых с ГУЗ «ГПАБ», в свободное от основной работы время, но в арендованных помещениях морга оказывают гражданам платные ритуальные услуги. При этом каждый частный предприниматель заключил трудовые соглашения с еще несколькими штатными санитарами ГУЗ «ГПАБ», которые якобы тоже в свободное время помогают предпринимателю, за что и полу- чают от него зарплату.

Кроме того, все упомянутые частные предприниматели заключили договоры с одним и тем же штатным бухгалтером патанатомического бюро на подготовку отчётных документов для налоговых инспекций. Однако, несмотря на столь хитрый «официальный» ход, реально все осталось по-прежнему. Штатные санитары занимаются «предпринимательской» деятельностью в свое рабочее на основном месте работы время, а деньги за оказанные ими услуги все так же стекаются в карман лидеров ОПГ – через их «общего» бухгалтера из ГУЗ «ГПАБ». Примечательно, что в результате этого усовершенствования схемы воровства у государства, злоумышленники смогли добиться практически полной недоказанности своей преступной деятельности.

Так, например, поскольку ИЧП уже не затрагивает финансово-хозяйственную сферу государственного медицинского учреждения, этот вопрос менее контролируется «заинтересованными» органами. Кроме того, весь денежный оборот замыкается на коммерсантах – а значит, в случае чего, неудачи всегда можно списать на них.

К слову сказать, ни арест виновных, ни последующий суд, ни многочисленные публикации в прессе не способствовали прекращению незаконной деятельности ГУЗ «ГПАБ», которая продолжается по сей день – лишь с той разницей, что исполнителями теперь являются другие люди, а часть доходов уходит на содержание «опального» семейства Бурыкиных, вдали от родины скрывающегося от отечественного правосудия.

Думается, что доблестным труженикам морга и в дальнейшем нечего опасаться – судя по всему, у них имеются высокие покровители. Иначе как еще объяснить, что все проверки незаконной деятельности ГУЗ «ГПАБ» тормозятся или вовсе не проводятся? Мы пытались обращаться с этими и другими вопросами к руководству патологоанатомического бюро, в городскую прокуратуру Санкт-Петербурга, в районные прокуратуры – и нигде не получили вразумительного ответа.

Хотя, может, им просто нечего сказать?

Вскрытие покажет

Эта известная крылатая фраза в стенах ГУЗ «ГПАБ» потеряла свою актуальность и непреложность. Ибо еще одним способом обеспечить себе заработок для руководителей предприятия стала выписка не совсем законных свидетельств о смерти, без, так сказать, пресловутого вскрытия.

Нам удалось встретиться с одним из непосредственных участников событий, согласившимся рассказать, как обстоят дела в городском патанатомическом бюро в настоящее время. Врач-патологоанатом Софья Тверитина работает в городском патанатомическом бюро с июля 2000 года. По словам женщины, в последнее время в отношении нее ведется настоящая травля, инициатором которой является начальник ГУЗ «ГПАБ», профессор Георгий Ковальский.

«Врачи ЦПАО-2 (патологоанатомическое отделение, расположенное на базе Городской больницы №2 – прим. О.П.) вынуждены под угрозой расправы и увольнения заниматься выпиской свидетельств о смерти, без проведения вскрытия. В основном, это касалось тел больных, умерших в хосписах от рака», – рассказывает Софья Владимировна. «И делалось это для того, чтобы трупы умерших доставлялись именно в наш морг, и, соответственно, наши санитары получали возможность «снять» с родственников побольше денег. А поскольку я неоднократно обращала на этот противозаконный факт внимание руководства, то, начиная с весны 2005 года, профессор Ковальский стал оказывать на меня давление, требуя заявления на перевод в структурное подразделение организации – Калининское ЦПАО».

Непосредственной же причиной гонений стала служебная записка, написанная патологоанатомом по поводу незаконной деятельности санитаров ЦПАО-2, любыми способами вымогающих деньги у родственников умерших. И это послужило последней каплей…

Чтобы «подтолкнуть» Тверитину к принятию нужного решения, ее лишили премии. Кроме того, некто сфабриковал несколько жалоб и докладных записок от сотрудников врача. Кстати, интересно, что если бы упомянутые жалобы содержали в себе правдивые факты, Софью Тверитину уже давно должны были бы уволить «без выходного пособия». Ее и пытались заставить уволиться, однако женщина отказалась. Наконец, Софье Тверитиной пригрозили, что откажут в присвоении 1-й квалификационной категории, которая должна была определить ее дальнейшую работу. А после все-таки состоявшегося перевода, заведующий Калининским моргом Алексей Курилин прямым текстом сказал своей новой подчиненной – ты, мол, смотри… все равно ничего не добьешься. У нас прикрытие «наверху», а мафия бессмертна…

К слову сказать, Калининский морг, относящийся к «Елизаветинской» больнице, по праву считается самым невыносимым – среди всех остальных городских моргов – по условиям работы.

Нам «посчастливилось» побывать в этом отделении ГУЗ «ГПАБ», перевод в которое является для питерских врачей-патологоанатомов синонимом увольнения. Прямо от входа в нос посетителю бьет удушливая специфическая вонь, никогда не выветривающаяся по причине отсутствия вентиляции. А грязные стены секционного зала и трупы, сваленные по нескольку тел на одну каталку, также говорят сами за себя. Что же – вполне достойное место для «наказания» неугодно- го врача.

Однако Тверитина не сдалась. Она стала обращаться во все возможные инстанции, с просьбой восстановить справедливость по отношению к ней и прекратить незаконную деятельность в ГУЗ «ГПАБ». Властьимущие отделывались отписками, в которых пытались убедить женщину, что только ее «недисциплинированность» стала причиной лишения премии и перевода, а что же касается нарушений в патанатомическом бюро – так это вообще все неправда. Ну, или не «входит в компетенцию» и тому подобное. Например, в Комитете по здравоохранению Софье Тверитиной ответили, что «…нарушений при переводе… не установлено», а «что же касается выяснения обстоятельств по фактам, изложенным в обращении, всяческих угроз, фальсицикаций жалоб и докладных записок, то это не входит в компетенцию Комитета по здравоохранению…»

Председатель того же Комитета Юрий Щербук в другом письме «осчастливил» Софью Владимировну, что, наоборот, «вопросы, связанные с трудовой деятельностью, не входят в компетенцию» и так далее, а вот никаких нарушений в деятельности ГУЗ «ГПАБ», по-прежнему, не обнаружено. А как же предыдущий ответ, где с «трудовой деятельностью» все-таки разбирались? Неувязочка получается. А разъяснений нет, и не предвидится, поскольку упомянутые «ответственные лица» наотрез отказываются общаться с прессой.

Мафия бессмертна

Проверка не удалась, документы уничтожены, нарушений не выявлено… Это – с одной стороны. А с другой – горы трупов и реки крови. И над всем этим – профессор Ковальский, вот уже в течение 12-ти лет бессменно возглавляющий СПб ГУЗ «Городское патологоанатомическое бюро». Может ли быть так, чтобы он ничего не знал? Чтобы он не был в курсе убийств своих собственных сотрудников? Чтобы он «не глядя» подписывал подсовываемые ему «нехорошими людьми» всякие документы и не замечал творившегося на его предприятии беспредела? Чтобы он добровольно лишил ГУЗ «ГПАБ» прибыли, передав все в руки «частных предпринимателей»? Чтобы он не знал, чем на самом деле занимается его «инспектор по кадрам» Валерий Бурыкин? В общем, вопросов остается еще очень много. И версий у правоохранительных органов – тоже. Кстати, одна из них такова: Бурыкин, находясь за границей, продолжает контролировать деятельность ГУЗ «ГПАБ», а руководство патанатомического бюро в этом ему активно способствует, используя вырученные деньги на содержание «большого босса» и его семейства в Германии. Хотя, на самом деле, очень хотелось бы, чтобы это было не так.

P.S. К сожалению, в процессе подготовки статьи, нам не удалось связаться с профессором Георгием Ковальским и получить ответы на изложенные выше вопросы, однако мы готовы предоставить ему возможность выступить на страницах нашей газеты и разъяснить сложившуюся ситуацию. А что же касается собственно расследования экономических махинаций, происходящих за дверями городских моргов Санкт-Петербурга, то, по нашей версии, правоохранительным органам кто-то попросту мешает довести пресловутое «дело санитаров» до конца – кто-то, кому очень не хочется терять выгоду от столь удачно организованной кормушки. И поэтому, на наш взгляд, на данном этапе вмешательство прессы – единственное, что может привлечь к этому делу внимание общественности и Генеральной прокуратуры