"Зря мы с ребятами этим занимались"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Время новостей", origindate::19.02.2003

«Зря мы с ребятами этим занимались»

Главный обвиняемый в терактах 1999 года отправлен на психиатрическое обследование

Александр Шварев

Converted 14084.jpg

Адам Деккушев

Следователи ФСБ направили на психиатрическую экспертизу в институт им. Сербского Адама Деккушева, обвиняемого в подготовке взрывов жилых домов в Москве и Волгодонске осенью 1999 года. Именно он стал первым из арестованных спецслужбами организаторов терактов. Корреспонденту газеты «Время новостей» удалось встретиться с официально назначенным Деккушеву адвокатом Евгением Нечаевым. Как отметил защитник, сам Деккушев оказался личностью довольно заурядной, хотя именно благодаря ему спецслужбы узнали многие подробности о подготовке взрывов.

Согласно данным ФСБ, Адам Деккушев в начале 90-х годов сошелся в Карачаево-Черкесии (КЧР) с «Мусульманским обществом №3». Эта структура исповедовала идеи ваххабизма, возглавлял ее Ачимез Гочияев. Летом 1999 года Деккушев, Юсуф Крымшамхалов и Тимур Батчаев загрузили в грузовик 9 тонн взрывчатки, которая потом ушла в Волгодонск и Москву и была под руководством Гочияева использована для взрывов жилых домов. От терактов погибли в общей сложности около 240 человек. Прошлым летом Деккушев был задержан в Грузии и выдан властям России.

Одним из первых после ареста с Деккушевым встретился Евгений Нечаев. «Я увидел перед собой человека, крайне уставшего и явно желавшего выговориться», -- рассказал г-н Нечаев. И почти сразу Деккушев начал свое повествование. Как выяснилось, он долго работал в КЧР водителем на одном предприятии, у него были жена и ребенок. Потом предприятие закрылось, с супругой он расстался, деньги кончились. И тут Деккушев узнал, что появилось некое общество «истинных мусульман», которое помогает прихожанам. Через знакомых представители организации вышли на Адама и предложили за хорошую цену выполнять разовые поручения в качестве водителя, а заодно посещать лекции и религиозные службы. Потом ему начали поручать уже более ответственные задания, например перевозку лидеров «Мусульманского общества №3» в Чечню. С деньгами же Адама постоянно обманывали, подкидывая всего по несколько сот рублей за работу. Всего за время сотрудничества с ваххабитами Деккушев получил меньше тысячи долларов.

По словам г-на Нечаева, в один момент террористы настолько поверили Деккушеву, что стали при нем вести переговоры о подготовке взрывов. Ему даже отвели определенную роль в их проведении. Именно Адаму и нескольким его новым знакомым было поручено объездить ряд предприятий КЧР и закупить компоненты для взрывчатки. Как пояснил Деккушев, готовилась она вовсе не на спецзаводах Чечни, а в простом маленьком дворике одного из сел КЧР, что стало неожиданностью для спецслужб. В этот дворик свозилось все необходимое, смешивалось в бетономешалке и упаковывалось в мешки из-под сахара. Привлекались к этому процессу и местные жители, которые и не догадывались, что на самом деле они делают. Всего таким образом было приготовлено 9 тонн взрывчатки. Как признался Деккушев, вначале они хотели взорвать крупную плотину в Южном регионе (ее адвокат не назвал в интересах следствия), что привело бы к затоплению нескольких населенных пунктов и гибели тысяч людей, преимущественно русских (об этом в ФСБ до допроса тоже не знали). Но планы террористов изменились, и они решили уничтожить жилые дома, причем Адаму не сказали, где именно.

Во время взрывов в Москве и Волгодонске Деккушев вместе с другими боевиками находился уже в горах и о произошедшем узнал спустя много дней. На вопрос адвоката, что при этом он почувствовал, Адам ответил: «Да я как-то равнодушно на взрывы отреагировал». Когда г-н Нечаев поинтересовался, не раскаивается ли его подзащитный в содеянном, тот заявил: «Ну, наверное, зря мы с ребятами этим занимались», поспешив сразу добавить, что действовал он не задумываясь, как и положено «слуге Аллаха».

Позже с горных баз Деккушев спокойно переехал в Грузию и поселился у своей сожительницы в Панкисском ущелье. По словам г-на Нечаева, Адам рассказал, что чувствовал себя там неуверенно, да и с подельниками старался не общаться.

«Наша организация развалилась, я чувствовал, что теряю друзей. В один момент мы просто перестали доверять друг другу, поскольку каждый ждал подвоха», -- признался Деккушев. Когда в июле в дом Адама ворвались грузинские спецназовцы, он взорвал гранату, но пострадала от этого только его сожительница. Находясь уже в «Лефортово», Деккушев рассказал адвокату: «Ребята (остальные участники терактов. -- Ред.) страшно испугаются того, что меня арестовали в Грузии и выдали России. Они такого явно не ожидали...»

Встретившись после ареста со своим адвокатом, Адам первым делом попросил г-на Нечаева справиться о судьбе его подруги, пострадавшей при взрыве гранаты, и принести минеральной воды, поскольку он не может пить воду из крана. «Я привык к горным источникам», -- объяснил Деккушев. По словам адвоката, о себе Деккушев говорил охотно, но как только разговор заходил о сообщниках, сразу замолкал, явно боясь Гочияева, Крымшамхалова и Батчаева. Впрочем, последние двое опасности уже не представляют. Прошлой осенью спецслужбы Грузии уничтожили Батчаева, а Крымшамхалова арестовали и передали России. Что касается психиатрической экспертизы самого Деккушева, то, по словам защитника, она необходима, поскольку тот все время настаивает, что он «слуга Аллаха».