"Избавиться от него, прежде чем он сможет вчинить иски"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

"Избавиться от него, прежде чем он сможет вчинить иски" Беглый банкир Конаныхин остается в США

"Федеральный окружной суд в Александрии (штат Вирджиния) завершил рассмотрение дела Александра Конаныхина. По постановлению судьи Эллиса бывший руководитель Всероссийского биржевого банка, обвиняемый на родине в хищении 8 млн. долларов, сможет оставаться на территории США до тех пор, пока не будет принято окончательное решение по его прошению о предоставлении политического убежища. Более того, судья буквально устроил выволочку представителям иммиграционной службы (ICE), попытавшимся едва ли не силой усадить Конаныхина и его жену в самолет и отправить в Россию. Причем вовсе не из каких-либо соображений соблюдения законности. Все дело в иске на 100 млн. долларов, поданном беглым банкиром к ICE. "Подумать только. Давайте вышвырнем его из страны, пока он не создал нам новых проблем и не вчинил нам новый иск", - искренне удивился судья. Уже сегодня Конаныхин, если, конечно, решение суда не будет обжаловано, может выйти на свободу.

Друг Михаила Ходорковского боится пыток
'Советскому Союзу мы бы точно не оказали такой услуги' 
Последний раз федеральный окружной судья Ти-Эс Эллис Третий (T. S. Ellis III) попал на страницы общенациональной прессы в 2002 году, когда вел дело «американского талиба» Джона Уокера Линда, завершившееся соглашением сторон. Именно он в декабре 1996 года председательствовал при рассмотрении иска Конаныхина к Службе иммиграции и натурализации США и пришел к выводу, что арест Конаныхина и его жены Елены Грачевой в июне того же года, обыск их квартиры и содержание истца под стражей были незаконными. 
Конаныхин и Грачева обвинялись в 'иммиграционном мошенничестве', то есть в сообщении ложных анкетных сведений. Однако на суде выяснилось, что сведения эти вопреки существующему порядку представителями американских иммиграционных властей в Москве не проверялись; адвокаты Конаныхина представили суду свидетельства наличия негласной договоренности между российскими правоохранительными ведомствами и ФБР, которое как раз в то время остро нуждалось в содействии России по делу вора в законе Вячеслава Иванькова (Япончика). Было установлено, что следователи Главной военной прокуратуры России, объявившие банкира в международный розыск, принимали активное участие в следственных действиях по иммиграционному делу Конаныхина и пользовались доступом к конфиденциальным документам этого дела. В итоге судья заключил, что иммиграционная служба США под видом депортации пытается осуществить экстрадицию супругов. Договора же об экстрадиции между США и Россией не существует. 
Судья Эллис предположил, что на то имеются важные причины. «У нас есть некоторое представление о том, как устроена судебная система в других странах, - заявил он, - и по этой причине мы не можем заключать людей в тюрьму по обвинениям, выдвинутым против них в этих других странах. Уж Советскому-то Союзу мы бы точно не оказали такой услуги». 
В итоге Эллис постановил службе иммиграции оплатить судебные издержки Конаныхина в размере 100 тысяч долларов и направил в министерство юстиции требование разобраться в допущенном произволе и наказать виновных. Конаныхин и Грачева получили право на пребывание в США до решения вопроса о предоставлении им политического убежища, о чем стороны заключили специальное соглашение. Конаныхин оставался под гласным надзором властей: он должен был раз в два месяца подтверждать свои координаты или уведомлять об изменениях и просить разрешения на поездки за пределы Нью-Йорка. Как пострадавший от нарушения своих конституционных прав Конаныхин вчинил службе иммиграции иск о возмещении ущерба на сумму 100 млн. долларов. 
В феврале 1997 года иммиграционный суд, изучив представленные Конаныхиным доказательства того, что в России ему грозит не суд, а расправа, предоставил ему и его жене статус политических беженцев. Служба иммиграции и натурализации обжаловала это решение. Как признается Конаныхин, дело тянулось так долго, что он уже решил, что про него забыли. Однако ничуть не бывало: 20 ноября прошлого года Апелляционная коллегия по иммиграционным делам пришла к выводу, что судебная система России не используется в целях политических репрессий, и отказала Конаныхину и Грачевой в политубежище. Приказ о депортации в Россию снова вступил в силу. Грачевой было предоставлено право «добровольного» выезда из страны. 
'Вышвырнем его, потому что русские хотят его заполучить?' 
Конаныхин подал апелляцию; параллельно через канадскую адвокатскую контору он обратился с прошением об убежище к иммиграционным властям Канады. Те назначили ему и Елене Грачевой встречу на 8.30 18 декабря на канадском берегу Ниагары, в пограничном городе Форт Эри, где находится крупный центр по приему иммигрантов. Чтобы попасть туда, надо переехать из Баффало, штат Нью-Йорк, по мосту. Но как раз переехать мост супругам и не удалось - агенты иммиграционной службы (с 1 марта прошлого года она называется USCIS - US Citizenship and Immigration Services и входит в структуру министерства внутренней безопасности; силовые подразделения бывшей INS выделены в самостоятельное Bureau of Immigration and Customs Enforcement - ICE - в составе того же министерства) задержали их на американской половине моста, доставили самолетом в Вашингтон и передали с рук на руки столичным коллегам. 
Суд так и не смог установить, каким образом чиновникам ICE стало известно о том, что пара направляется в Канаду. На вопрос судьи, не прослушивался ли, чего доброго, телефон Конаныхина, свидетель Лиза Хёчст (Lisa Hoechst) - сотрудник вашингтонского офиса ICE, принимавшая решение о принудительной депортации Конаныхина и Грачевой, ответила, что ей об этом ничего неизвестно, а она лично услышала о поездке в Канаду от кого-то из коллег, от кого в точности - не помнит. Судья долго не мог добиться объяснения, почему правительство США так жаждет выдворить Конаныхина именно в Россию и наконец услышал его от Лизы Хёчст. Этот диалог заслуживает того, чтобы воспроизвести его дословно по стенограмме. 
Лиза Хёчст: - Нам дали понять, что господин Конаныхин представляет особый интерес для правительства, поскольку является фигурантом уголовного расследования в России, а также по причине обширного судебного спора, который он ведет с правительством. А потому... 
Судья Эллис: - Позвольте мне прервать вас. Я еще дам вам возможность закончить фразу. Вы сказали, что он представлял особый интерес, еще раз - почему? 
Лиза Хёчст: - Потому что он разыскивается в России по обвинению в уголовном преступлении. 
Судья Эллис: - А также? 
Лиза Хёчст: - Это, собственно, все, что я сказала. 
Судья Эллис: - А по-моему, вы сказали: «А также учитывая историю его судебного спора с правительством». 
Лиза Хёчст: - Обширного судебного спора. От нас хотели, чтобы мы попытались избавиться от него, прежде чем он сможет вчинить правительству дополнительные иски. 
Как видно, в представлениях чиновницы о таком способе борьбы с претензиями лица, пострадавшего от произвола ее ведомства, нет ничего необычного. У судьи же Эллиса такой ответ, по-видимому, не укладывался в голове; он прервал допрос и попросил секретаря прочесть ему эту фразу по тексту протокола еще раз. Убедившись, что не ослышался, судья горько резюмировал: «Подумать только. Давайте вышвырнем его из страны, пока он не создал нам новых проблем и не вчинил нам нового иска». Здесь последний обратился к адвокату ответчика Уильяму Ховарду: 'Вышвырнем его, потому что русские хотят его заполучить?' - 'Да', - невозмутимо подтвердил Ховард. 'Что ж, - сказал на это Эллис, - коль скоро вы действительно хотели избавиться от него, надо было позволить ему перейти по мосту в Онтарио'. Но в том-то и дело, что, находясь в Канаде, Конаныхин вполне мог продолжать успешно судиться с американским правительством, а вот находясь в Бутырках, вряд ли. 
'Этот интерес ко мне может быть связан с делом Ходорковского' 
Далее судья спросил представителя ICE, по какой причине вместе с Конаныхиным была арестована и заключена в тюрьму и его жена, которая пользуется правом добровольного выезда и показала на суде, что заявляла арестовавшим ее агентам о своем желании продолжить путь в Канаду. На этот вопрос вразумительного ответа так и не нашлось. 
Сама Елена в интервью ГАЗЕТЕ предположила, что российские власти требуют ее выдачи для того, чтобы иметь возможность шантажировать ее мужа; никаких уголовных обвинений, насколько ей известно, против нее не существует. 
Александр Конаныхин в интервью по телефону из тюрьмы не стал настаивать на своей версии о том, что он потребовался российской прокуратуре в связи с делом Ходорковского, деловым партнером которого он был в 1993-1994 годах. «Неторопливость иммиграционной службы убедила меня в том, что дело, наверное, давно забыто, - сказал он. - А потом все стало происходить стремительно. Единственное событие, которое с тех пор произошло, - это уголовное дело на Ходорковского. Поэтому я и подумал, что этот интерес ко мне может быть связан с делом Ходорковского. Но наверняка я этого не знаю. Просто ничем другим я не могу объяснить такой переход от медлительности к стремительности». 
Возможно, действия ICE - это просто месть за проигранный процесс 1996 года и иск о возмещении ущерба? С этим предположением Конаныхин согласен: «После того, что я слышал в суде, похоже, что это так». Вместе с тем адвокаты Конаныхина не раз в ходе суда ссылались на 'дело Ходорковского' как на свидетельство политической ангажированности российского правосудия. 
После заключительных прений сторон Эллис огласил решение: Конаныхин и Грачева имеют право оставаться в США вплоть до исчерпания всех легальных возможностей получения политического убежища в этой стране. Суд счел, что условия договоренности 1997 года нарушил не Конаныхин, а иммиграционные власти. Александр Конаныхин тем не менее остается под стражей до среды. В том случае, если иммиграционная служба заявит о намерении обжаловать решение судьи Эллиса, тот будет освобожден под домашний арест с браслетом электронного наблюдения на ноге - и в этом положении будет пребывать до решения по апелляции ICE. Если апелляции не будет, не будет и домашнего ареста с браслетом."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации