"Ингосстрах" в осаде - рейдерская атака продолжается

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Долю в "Ингосстрахе" Мамут получил в подарок. У него в жизни случилась большая трагедия, и Мамуту друзья подарили долю, за которую он полностью так и не выплатил

Оригинал этого материала
© "Treli.ru", origindate::06.12.2007

"Ингосстрах" в осаде - рейдерская атака продолжается

Владимир Соловьев

Конфликт в «Ингосстрахе», становится популярной темой для российских журналистов. С одной стороны, это хорошо – чем больше об этом мы будем говорить, тем меньше останется темных пятен в этой истории. Но, с другой – нечасто встречается достоверная информация, нередки статьи, основанные на непонятно откуда взятых данных, очень похожих на непроверенные…

Недавно я прочел статью Анны Зельской, опубликованную в «Российской газете». Точнее, ознакомился я с ней на одном из сайтов. Прочел и удивился – вовсю «Ингосстрах» ругают за то, что он, мол, не хочет принимать участия в работе с новыми партнерами, что не пускает в управление компанией такого замечательного соинвестора… Просто беда!

Написано так: «Многие «капитаны отечественной экономики», разбогатевшие в специфических условиях реформ, считают западных инвесторов чуть ли не прямой угрозой собственному благополучию. А потому, как в случае с компанией PPF Investments — акционером компании «Ингосстрах», объявили их угрозой национальной безопасности».

Затем, автор сообщает, что относительное новшество – это патриотическая риторика, и рассказывает: «Фонд PPF Investments приобрел у бизнесмена Александра Мамута компании «Вега», «Новый капитал» и «Инвестиционная инициатива», которые вместе контролируют 38,5 процента капитала знаменитой компании «Ингосстрах»». Не знаю – откуда у госпожи Зельской такая информация… Кроме этого, Анна пишет, что вот все плохо, что русские озверели, не дают хорошей западной компании выйти на российский рынок.

Затем, читаю: «СМИ не раз описывали подобные ситуации, когда, как и в славные годы реформ, было сделано все, чтобы судьбоносное собрание акционеров прошло в тайне. Регистратор, как считается, попросту не уведомил о месте и времени его проведения новых совладельцев «Ингосстраха», обладателей почти 40 процентов акций компании. Объяснения свелись к тому, что письмо с извещением о собрании якобы отнесли на почту, но тамошние разгильдяи якобы перепутали адрес. А когда безудержную эмиссию акций зарубежный инвестор опротестовал в арбитраже и ФСФР, против него началась мощная пропагандистская кампания в СМИ».

Думаю, что всем интересующимся данной темой, да и Анне Зельской, будет интересно и полезно узнать некоторые мои комментарии. Простые комментарии человека, который занимается этим вопросом достаточно долго и глубоко. Занимается системно, а не одноразово.

Итак. Упомянутые в статье компании «Новый капитал» и «Инвестиционная инициатива», которые владеют акциями Ингосстраха, оказались фирмами–однодневками. Поскольку они зарегистрированы по адресу, который находится в черном списке - Брюсов переулок, 8/10, строение 2. Это так называемые списки адресов массовой регистрации. Они появились по инициативе Федеральной Налоговой Службы в 2000 году, как один из способов противодействия использованию номинальных юридических лиц в различных схемах по оптимизации налогообложения, в связи с отсутствием в действующем законодательстве иных способов противодействия явления фирм-однодневок. И очень четко правовой статус данного списка отражен в письме Федеральной налоговой службы, адресованного 16 июня 2006 года Ассоциации российских банков. Согласно этому документу, в настоящее время, в среднем регистрируется порядка 550 юридических лиц при создании путем учреждения. Дальнейший анализ хода деятельности юридических лиц позволяет говорить, что более 50% этих организаций – организованы исключительно для уклонения от налогов. Поэтому «Ингосстрах», оказывается, отсылал письма по адресу, где зарегистрировано еще много-много таких компаний. Поэтому – так при чем здесь почта? Может, начиная бизнес в России, надо было нормально, честно зарегистрироваться?

Кроме этого, я напомню, что PPF Investments уже нарушило определенные условия вхождения в бизнес, о чем было заявлено представителем Федеральной антимонопольной службы лично мне. Более того, PPF Investments не получили разрешения на проведенную ими сделку, отчего к этой компании возник большой вопрос и у ФСФР.

Дальше, госпожа Зельская пишет такую громкую фразу - «…Намерения России вступить в мировую организацию торговли, полностью открыть рынок страхования».

Было сказано прямо следующее: «Никто особенно не стеснялся в словах и выражениях. Как бы забывая намерение России вступить в мировую организацию торговли — ВTO — и полностью открыть рынок страхования, было сказано примерно следующее: что, дескать, национальные интересы преданы в связи с продажей доли иностранной фирме, а купившие пакет акций чешские бизнесмены непременно попытаются использовать крупнейшую российскую компанию в своих спекулятивных интересах». Ну, как выяснилось, это действительно так. Почему? Сейчас объявили, что компания Дженерали получила добро на сделку по покупке группы PPF Investments. При этом, PPF Investments привносит туда и свою российскую часть. Отсюда возникает сразу вопрос: чего ж так истерит PPF Investments в России, если все честно? Почему они так поступают с итальянской компанией Дженерали, которая сама находится в сложном положении, потому что ряд английских миноритариев страшно недовольны ее политикой? Заметьте, - Дженерали покупает компанию PPF Investments, которая приходит в Россию через «помойки», то есть, через компании–однодневки. Как, например, госпоже Зельской удалось понять, что речь идет о приличной западной компании? - Я не знаю. Извините, разве цивилизованный бизнес так входит в страну? К примеру, Ford – вошел открыто и честно, именно как Ford, а не через какую-то «помойку».

Понятно, что я не самый значимый в России журналист, может, поэтому госпожа Слащева из компании «Михайлов и партнеры», представляющей интересы PPF Investments, уже три недели кормит меня обещаниями – вот-вот состоится встреча с чешскими представителями? При этом, меня волнуют не просто представители чехов, меня волнует один конкретный человек, о котором говорят, как о якобы выдающемся деятеле бизнеса.

Тут же еще есть интересные нюансы… Надо бы еще узнать - а как чехи купили долю у Мамута? И как он сам получил эту долю в «Ингосстрахе»? Есть такая информация, что Мамут долю получил в подарок. У него в жизни случилась большая трагедия, и Мамуту друзья подарили долю, за которую он полностью, якобы, так и не выплатил. Я уже не говорю об уплате налогов и прочего. То есть, мальчик еще тот. Но это отдельный разговор…

Но меня удивило другое - почему PPF Investments начинает действовать по всем правилам классического гринмейла? Вчера у меня в программе был Олег Шварцман - этакий российский аналог, судя по всему, этих чешских ребят.

А вы знаете, что такое гринмейл? Это когда ты постоянно начинаешь компанию шантажировать, мешая ей работать, вообще не давая ей возможности развиваться. Конечно, трогательную девочку из «Российской газеты», хотя у нее совсем не российские интересы, судя по этой статье, попросту обманули. Как обманули и многих других людей, вовлеченных в это дело. Почему ни она, никто вообще, не обратили внимания на тот факт, что компания PPF Investments вдруг начинает через своего очень шустренького адвоката рассылать письма? Письма в виде запросов от депутатов Госдумы. Кого именно? Владимира Дмитриевича Гребенюка, заместителя председателя Комитета ГД по Регламенту и организации работы Государственной Думы, имеющего прямое отношение к страховому бизнесу. Николай Васильевич Демчук, Член Комитета ГД по делам Федерации и региональной политике, он вообще без всего. И они пишут в ФАС - известна ли Федеральной антимонопольной службе информация о бенефициарах трех компаний, которые владеют пакетом «Ингосстраха»? Депутаты говорят: «Дайте нам эту информацию!». И вот интересно, если им дадут - они хоть прочитать смогут? Тут же отправляется запрос Минфина в ФАС, на основании письма министра финансов Чехии, который просто просит разобраться с тем, что западных инвесторов обижают. Запрос посольства Чехии. Адвокатский запрос в ФАС – в точности копирующий депутатский. Хотя думаю, что наоборот. Рассылаются письма - Генеральному директору общества Григорьеву, председателю Совета директоров общества Щербакову, всем членам Совета директоров. Причем письма как на рабочие, так и на домашние адреса, которые указаны в паспортах. Миноритарии продолжают бомбардировать письмами ФССН. Классика гринмейла!

И возникает хороший вопрос – а откуда чехам так хорошо известна технология гринмейла? Ответ будет неожиданный – «Петр Великий»…

Есть человек с фамилией, которую очень не любят некие чешские друзья. И это вовсе не Келлнер, который самый богатый представитель Восточной Европы… а Винклер. В 1993 году Келлнер основал в нашей стране инвестиционный фонд «Петр Великий», который вкладывал деньги в различные акции. Но, ровно за год до августа 1998 года неожиданно завершил свою деятельность и вывел из России все активы - по различным оценкам, порядка 30-50 миллионов долларов. А что это за фонд такой - «Петр Великий»? Как это вдруг Келлнер стал богатейшим человеком Чехии? И тут всплывает классика жанра.

Работал, в свое время, господин Винклер в компании «Вика», думая, что ему принадлежит половина этого бизнеса. Но, его партнер, господин Келлнер, думал по-другому, взял и размыл долю совладельца – если верить заявлению, написанному обманутым Винклером в полиции. Более того, в итоге, господин Винклер остался не только без своих денег, но и в тюрьме. Классика!

Затем создается фонд – «Петр Великий». Фонд скупает двенадцать известных российских заводов, в том числе – «Нижегородскую обувь», «Челябинскмрамор», «Катав-Ивановский литейно-механический завод», «Челябинский завод профильного стального настила» и прочие. Многие куплены за символические деньги - от 50 тысяч долларов, многие еще дешевле. После чего человек аккуратно исчезает. Вот таким «достойным образом» проявил себя Келлнер. Сегодня он вовсю вкладывает деньги в чешскую политику. Может, поэтому за него просят министры?

И вот этот, якобы честный, бизнесмен Келлнер приходит в Россию. Как он работает в России и насколько корректно – не мне судить, это не моя головная боль. Но когда он хочет входить честно и понятно – появляется «Хоум Кредит». А когда он входит для осуществления, судя по всему, спекулятивной операции, которая подставляет уважаемого итальянского страховщика Дженерали, вот здесь мне уже становится интересно.

Непонятно, а потому интересно – с чего это госпожа Зельская приписала ВТО? Я верю, что она понимает о вхождении в ВТО больше, чем многие люди, отвечающие за это в администрации Президента и Минэкономразвития. Но у них-то, как раз, была несколько иная идея. Им казалось, что вхождение в ВТО подразумевает наличие стратегических партнеров, но не таких людей, которые хитрым образом заходят в российский бизнес сбоку, тут же продают свою долю и пытаются еще ограничить свободу России. Госпожа Зельская не понимает, что ВТО – это не когда тебя во все щели, а когда ты становишься равноправным партнером. И не так, когда к нам приходят, хитрым образом пытаются методами приватизации 90-х годов выкрутить руки и поиграть спекулятивно, чтоб потом ту долю скинуть уважаемой итальянской компании…

Очевидно, что никто и не думал о стратегическом партнерстве с «Ингосстрахом» - в интересы чехов этого не входило. Ясно, что никто и не пытался вложить деньги в компанию, чтобы развивать страховой бизнес. Именно поэтому все эти планы, предложенные руководству «Ингосстраха», были с негодованием отвергнуты.

В принципе, если учитывать последнюю информацию, то получается, что на российский рынок входят уже не чехи, а итальянцы. Значит, вся эта истерика была нужна только для того, чтобы подороже продаться итальянской Дженерали? А получится, что у них, наоборот – будут серьезные проблемы из-за покупки PPF Investments. Не случайно, представители Дженерали никак не комментируют эту ситуацию. Они прекрасно понимают, какой сомнительный актив ими может быть приобретен. Ведь там все следы гринмейла, и хуже того – отмывания капитала. А уж где-где, но в Европе такие сделки крайне жестко воспринимаются.