"Интраст", который лопнул

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Invest.jpg

Как банкир "спасал" деньги вкладчиков в семейных офшорах


В ходе "отзывной" кампании Центробанка РФ, выводящего с рынка проблемные банки, вскрылись настоящие "язвы" кредитных организаций. Но АКБ "ИнтрастБанк" Олега Тарасова, кажется, переплюнул многих коллег. Конфликт вокруг банкротства банка продолжается в судах, где конкурсный управляющий - ГК "АСВ" как лев сражается за средства кредиторов.

Временная администрация по управлению АКБ "ИнтрастБанк", назначенная регулятором после отзыва у банка лицензии, недавно попыталась оспорить в Арбитражном суде приказы должника о премировании работников по основаниям, предусмотренным п. 61.2 Закона о банкротстве. Таким образом АСВ пытается вернуть деньги кредиторов и вкладчиков банка, ведь премии сотрудникам были выплачены банком всего за неделю (!) до решения ЦБ.

Дело осложняется тем, что конкурсный управляющий до сих пор не может получить электронные базы данных банка и всю его документацию. Как сообщает пресс-служба Банка России, такое поведение бывшего руководства "ИнтрастБанка" может говорить не иначе, как о попытке сокрытия фактов вывода из банка активов.

"Непередача руководством АКБ "ИнтрастБанк" (ОАО) кредитных досье заемщиков делает невозможным их взыскание и, как следствие, удовлетворение требований кредиторов. В сложившихся обстоятельствах, по предварительным оценкам Банка России, величина активов банка составляет не более 0,6 млрд. рублей при величине обязательств 9,7 млрд. рублей, из которых 5,1 млрд. рублей приходится на вклады физических лиц", - сообщалось на сайте регулятора. Представители ЦБ обратились в Генпрокуратуру и МВД, но, похоже, бывшие руководители "ИнтрастБанка" успели подсуетиться. Они сообщили, что вся документация: кредитные досье, досье физических и юрлиц, протоколы заседаний кредитного комитета - была, якобы, передана адвокатскому бюро "Огородников и партнеры". Но в бюро заявили, что до них документы так и не доехали, так как автомобиль, который их перевозил, угнали неизвестные. В-общем, тайна, покрытая мраком.

Однако представители АСВ на собрании конкурсных кредиторов "ИнтрастБанка" прямым текстом заявили: экс-банкиры сами уничтожили все документы. 13 января 2015 года ГСУ СК РФ возбудило уголовное дело в соответствии со ст. 201, ч.2 по факту уклонения от передачи электронных баз данных (резервных копий баз данных) банка, содержащих информацию о его имуществе и обязательствах, а также правоустанавливающих документов по кредитам. Очевидно, господину Тарасову и компании есть что скрывать, и это не только неисполнение обязательств перед кредиторами, но и проведение крупномасштабных сомнительных безналичных операций.

Напомним, лицензию на осуществление банковских операций у "ИнтрастБанка" ЦБ отозвал еще 16 сентября 2014 года. Наивно полагать, что руководство банка не было готово к этому событию: еще в середине августа ЦБ предписал кредитной организации ограничить прием вкладов от клиентов, не являющихся акционерами, а спустя несколько дней "Интраст" приостановил и выдачу средств с действующих депозитов. 9 сентября Московская биржа отключила банк от торгов за неисполнение обязательств по РПС.

Так или иначе, в финале кредиторы имеют дефолтнувшийся "ИнтрастБанк" с дырой в капитале в 9,1 млрд рублей. Она появилась из-за того, что активы банка в реальности были гораздо хуже, чем они выглядели в отчетности: например, неработающие кредиты проходили по ведомости как реально действующие. Этому предшествовали многолетние попытки потушить пожар неминуемого банкротства, правда тушили его, скорее, пирогами и блинами или даже керосином. Дело велось по принципу сообщающихся сосудов: на балансе банка убыло - в чьем-то кармане прибыло.

А начиналось все серьезно. Созданный в 1994 году "ИнтрастБанк" до 2002 года оставался участником банковской группы "Газпрома", а затем фактически перешел в собственность семьи Тарасовых. Банк возглавляет Олег Тарасов, а его отец – Виктор Тарасов (бывший предправления "Газпромбанка" и глава НПФ "Газфонд") становится председателем Совета директоров "ИнтрастБанка". После этого банк лишается долгосрочных депозитов НПФ "Газфонд" (порядка 4,5 млрд рублей).

Лишения переживала и ЗАО "Национальная строительная компания" в Новом Уренгое, которая перешла под контроль Олега Тарасова вместе с "ИнтрастБанком". Потеряв заказы на строительство газопроводов для "Газпрома" (контракты доходили до 12 млрд рублей), но воспользовавшись оставшимися производственными мощностями, господин Тарасов перебивался мелкими подрядными работами, стараясь не попадаться на глаза крупным конкурентам и отчаянно демпингуя. Объемы заказов упали до 1,5 млрд рублей, а долг перед "ИнтрастБанком" вырос до 77 млн рублей. В итоге НСК проходит через процедуру банкротства, а бывшая глава компании Ирина Лагутина перешла на работу в другую подконтрольную Тарасову структуру - "АвтоМетанСервис". У наблюдателей есть серьезные подозрения, что и этот актив могут готовить к банкротству, используя печальный опыт НСК.

Кстати, сейчас АМС крайне агрессивно конфликтует с владимирским предприятием "Далекс", работающим на "оборонку", из-за долгов по аренде своих корпусов. В "Далексе" говорят, что потратили на капремонт "убитого" имущества АМС гораздо больше и в настоящее время в суде пытаются в порядке взаимозачета взыскать с "АвтоМетанСервиса" 50 млн рублей.

Но вернемся к Олегу Тарасову, чья империя продолжала разрастаться во все стороны. Банкир скупал газовые автозаправки и земли в Рязанской и Воронежской областях, участки в ближайшем Подмосковье и квартиры в Москве, приобрел завод полупроводниковых приборов, занимался строительством жилого комплекса в деревне Марушкино. Тарасов кредитовал собственные проекты в девелопменте, убыточные бизнес-проекты, оформленные на своих партнеров, открывал филиалы в регионах и… вынужден был скрывать убытки от ЦБ, оформляя "технические" и фиктивные кредиты на свои компании. В том числе, действуя и через подконтрольный оффшор – кипрский KIPARAMOTO LTD.

Кстати, именно кипрская компания фигурировала в числе участников долевого строительства жилого комплекса в Марушкино и получала финансирование от "ИнтрастБанка". В результате деньги банка на якобы строительство (на сегодняшний день ни один из домов ЖК так и не сдан), оказались в KIPARАMOTO LTD. То есть, были переложены из банковского кармана в личный, оффшорный. В числе "пайщиков-концессионеров" долевого строительства также выступали сотрудники банка: супруга предправления Интрастбанка Владимира Добрынина и дочь бухгалтера Н. Козловой.

А чего стоило "ИнтрастБанку" строительство парк-отеля в деревне Кранкино, смета по которому была превышена вдвое? Не принося прибыли, отель требовал постоянных дополнительных вложений, так и не выйдя на самоокупаемость. Стоит добавить, что директор "старого" ООО "ПАРК ОТЕЛЬ КРАНКИНО", она же директор и учредитель "нового" ООО "ПАРК ОТЕЛЬ КРАНКИНО" Наталья Изюмова выступала поручителем по кредитному договору. Но желая уклониться от оплаты по судебному решению, Изюмова, видимо, даже не побоялась обвинения в откровенном мошенничестве и создала "клон" компании должника с тем же названием и адресом. А теперь собирается выставлять счета за услуги по проживанию в отеле, оказанные первоначальной компанией.

Все эти активы были оформлены на сотрудников банка, либо хороших знакомых Олега Тарасова: Олега Петросяна, Михаила Неудахина, Михаила Новикова, Наталью Изюмову и так далее.

В один момент количество рискованных и "технических" кредитов "своим" организациям, сливающим наличку для владельцев банка, а также собственных неудачных инвестпроектов, видимо, перешло все разумные границы. "ИнтрастБанк" начало трясти до такой степени, что руководство не придумало ничего лучше, как начать выдавать кредиты на оплату процентов по ранее выданным кредитам. По оценкам экспертов, это составляло примерно от 80 до 120 миллионов рублей в квартал, и поглощало ликвидность банка с поразительной скоростью.

Способствовала этому и команда банкиров. Например, экс-глава "Россельхозбанка" Юрий Трушин, который, по версии следствия, организовал похищение из госбанка 1,2 млрд рублей, а также может быть причастен к прочим серьезным финансовым нарушениям в РСХБ – до сих пор числится на сайте "Единой России" Советником Председателя Совета АКБ "ИнтрастБанк", хотя давно скрывается от российского правосудия в Австрии. Именно по совету Трушина на клиентской базе государственного "Россельхозбанка" были созданы региональные филиалы "ИнтрастБанка", которые начали генерировать многомиллионные убытки.

Наконец, временно исполняющий обязанности председателя правления "ИнтрастБанка" Борис Епифанов, который заметно оживил работу с клиентами. Правда, в ЦБ ее почему-то назвали "сомнительными операциями", которые за три года достигли суммы в 7 млрд долларов. При этом за рубеж ежемесячно выводилось от 150 до 200 миллионов долларов. Это не осталось незамеченным – в феврале 2014 года в банк пришло предписание ЦБ, ограничивающее объем проведения платежей в иностранной валюте по корреспондентским счетам за рубеж. Это привело к падению доходов от незаконных банковских операций и лишило банк и оборотных денег.

Дальше, как в ускоренной киносъемке: в "ИнтрастБанке" оказывается скопившаяся рублевая масса, ожидавшая конвертации и вывода за границу. Она устремляется на выход, но тут выясняется, что в процессе деятельности банк забрался и в этот денежный поток для поддержания своей ликвидности. Прекращается выдача кредитов, и чтобы выправить ситуацию, банкиры пытаются привлечь больше вкладов, предлагая выгодные условия. Но даже приток вкладчиков уже не может выправить ситуацию. Впоследствии АСВ объяснит крах банка тем, что практически весь кредитный портфель "Интраста" представлял собой все те же "технические" кредиты. Все привлекаемые средства уходили на "расшивку" зависшей в банке суммы, предназначенной для конвертации и отправки за рубеж.

Попытка банкиров соблюсти следующее предписание ЦБ об ограничении приема вкладов от клиентов – не акционеров, предлагая каждому входящему по одной акции банка номиналом 6 тысяч рублей, также не привела к желаемому. Люди, почувствовав смену обстановки, начали забирать вклады, а юрлица жаловаться на проблемы с неплатежами банка. За этим и последовал отзыв банковской лицензии…

Само собой, бывшие владельцы "Интраста" вряд ли захотели допустить АСВ к документации по кредитам и проводкам по счетам клиентов, опасаясь неприятностей, которые могут последовать вслед за документально подтвержденными эпизодами деятельности банка. Олег Тарасов, являющийся фактическим бенефициаром "ИнтрастБанка" и доведший его до банкротства, скрылся от следователей и разгневанных клиентов за границей и отсиживается у родителей в чешской Праге в домах на улицах Kolma и Mezibranská. Он заранее успел прикупить недвижимость в Чехии и Словакии, которой теперь номинально распоряжается его сын Евгений (одновременно являющийся сотрудником ООО "Газпром экспорт" в Петербурге).

Но жизнь, видимо, так ничему и не научила Олега Викторовича. Тарасов пытается вывести другие свои активы и вновь уйти от выплаты долгов, подавая заявления на самобанкротства "АвтоМетанСервиса" и "Элма-Профи". Были, как обычно, назначены "карманные" директора этих фирм, готовые участвовать в криминальных схемах по формированию притворной задолженности – Евгений Первушин и Евгений Киреев, соответственно.

Таким образом Олег Тарасов снова доказывает: главное – в чьем кармане прибудет, а там хоть трава не расти. Чем меньше денег в банке – тем больше их на личном счету. Чем больше у тебя активов, выведенных через процедуру банкротства – тем меньше шансов у кредиторов вернуть свои средства. В конце концов, от "империи" господина Тарасова, как и от "ИнтрастБанка", останется лишь пустая банка, в которой отдельные жуки еще по инерции поводят усами.

Ссылки

Источник публикации