"И в 60 лет Тихонов лжет как малое дитя"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Тихонов звонил беременным биатлонисткам, и сообщал, что они родят детей-уродов

Оригинал этого материала
© Журнал "Лыжный спорт", origindate::07.12.2006

Алексей Шадрин: "И в 60 лет Тихонов лжет как малое дитя"

Андрей Арих

Converted 22911.jpg

Алексей Шадрин, главный тренер Вооруженных сил по лыжному спорту, кандидат на пост президента СБР

Кандидат в президенты Союза биатлонистов России (СБР), главный тренер Вооруженных сил по лыжному спорту, главный тренер – начальник лыжной команды ЦСКА Алексей Шадрин дал ответ по поводу многочисленных высказываний в свой адрес президента СБР, четырехкратного олимпийского чемпиона Александра Тихонова.

- Александра Ивановича Тихонова я знаю много лет, и во многом преклоняюсь перед ним. Я ни на йоту не умаляю его спортивных заслуг – звание лучшего биатлониста ХХ века Тихонов носит абсолютно заслуженно. Кроме того, Александр Иванович блестящий рассказчик и неподражаемый тамада.

Что же до талантов Тихонова как спортивного руководителя и тренера – здесь я позволю утверждать, что и тренер, и руководитель из него – НИКАКОЙ.

Поясню свою мысль. Опыт работы тренером у Тихонова есть Чуть более года. В 80-х годах им вместе с Виталием Фатьяновым была поручена экспериментальная сборная СССР. В команду собрали очень перспективных ребят, и многие специалисты с интересом ждали результатов эксперимента. Однако, главным результатом работы тренерского тандема Фатьянов-Тихонов стали неприятности с финансовыми службами, которые покойный Виталий Николаевич расхлебывал почти год. На этом тренерская карьера Тихонова закончилась.

Чиновничья же его карьера до вступления на пост президента СБР ограничилась непродолжительной работой заместителем председателя Новосибирского спортивного общества «Динамо». Вот собственно и все. Были еще попытки пойти на выборы в составе несостоявшейся Партии спортсменов, была организация коммерческой охоты для иностранцев в Новосибирске… Много чего было до 1994 года, пока Тихонов не появился на отчетно-выборной конференции СБР. Многие сейчас, включая самого Тихонова, вспоминают сказанные им тогда слова: "Если кто-нибудь будет против моей кандидатуры – президентом не стану". Однако не любит Александр Иванович вспоминать об обещаниях, данных накануне выборов тогдашнему президенту Евгению Новикову. Именно с его, Новикова, подачи Александр Тихонов был единогласно избран на пост первого лица в российском биатлоне. Обещания свои Тихонов, конечно же, не сдержал.

С тех пор прошло 12 лет. Сегодня Александр Иванович на всех углах кричит о своей выдающейся роли в развитии биатлона в России, о многомиллионных спонсорских контрактах, заключенных им за эти годы, о построенных стадионах, о пробитых его усилиями этапах Кубка мира и чемпионатах мира в России. Что же было на деле?

Больших средств Тихонов за эти 12 лет не нашел. В 90-х годах наш биатлон жил на те средства, которые привлекал Геннадий Раменский. Именно заслугой Раменского является многолетняя поддержка СБР "Газпромом", Новоуральским металлургическим комбинатом, Кусинским комбинатом и другими. Чем все закончилось? Президенту надоел Раменский и тот был "выжат" из СБР. Вместе с ним ушли и спонсоры.

Следующий сильный партнер появился у СБР в 2001 году. Александр Кравцов помог Союзу заключить договор с компанией "Роснефть". Тихонов в это время уже находился не у дел: новосибирский СИЗО, подписка о невыезде, Москва, а потом бегство в Европу. За границей Тихонов оказался под предлогом амбулаторного лечения - Александр Иванович пережидал в Австрии, когда уляжется пыль вокруг его уголовного дела о подготовке покушения на губернатора Кемеровской области Амана Тулеева. Там он прожил пять лет. Летом этого года он вернулся в Россию в надежде, что претензий к нему нет. Однако претензии остались и вскоре они станут достоянием гласности. Впрочем, сейчас не об этом.

Компания "Мечел" пришла в биатлон в момент, когда наш вид спорта находился в непростом положении. Заслуги Тихонова в том, что эта компания до самой Олимпиады поддерживала российский биатлон, нет никаких. Зато Александр Иванович преуспел в другом – после многочисленных конфликтов и претензий руководство "Мечела" просто прекратило сотрудничество с СБР (заявив, правда, напоследок, что если в руководстве Союза произойдут изменения, они в любой момент готовы вернуться к сотрудничеству. О каких изменениях в руководстве шла речь – догадаться нетрудно).

Что сегодня имеет СБР, кроме бюджета, который исправно выделяет Росспорт? Если верить Александру Ивановичу – золотые горы. В июле прозвучала цифра миллион долларов в год, в августе она выросла до четырех, в сентябре до 17-ти. В октябре к этим 17-ти прибавилось еще два с половиной миллиона, и наконец совсем недавно Тихонов заявил, что подписал контракт еще дополнительно на полтора миллиона. Итого что-то около 20-ти миллионов.

На деле же у СБР нет сейчас ни рубля собственных средств. Все тренировочные сборы проводились за счет Росспорта. В этом смысле абсурдно звучит похвальба Александра Ивановича – мол, за все эти годы мы не сорвали ни одного тренировочного сбора. Еще бы – сорвали! Однако при том, что государственные средства наши команды получали в срок и в полном объеме, позволить себе что-то сверх этого сборная не могла. А ведь смета Росспорта не резиновая. Дополнительное питание, комфортабельное размещение, дополнительные транспортные расходы, приобретение специальных средств, командирование на сборы сервисеров…Последние годы эти расходы покрывались из спонсорских средств. В этом году мы себе этого позволить не могли.

Там, где тренеры могли найти общий язык с местными организациями: в Нерюнгри, Ханты-Мансийске и так далее, там сборы проводились на том уровне, на котором команда привыкла за последние годы работать. Там же, где такой возможности не было – приходилось экономить. Не выехали на отбор лыж в Австрию сервисеры, доктора не смогли приобрести необходимые медикаменты…Что говорить, если сервисной бригаде, которая находится сейчас вместе со сборной на этапах Кубка мира, билеты были куплены только в одну сторону. Парафины и мази, используемые сейчас для подготовки лыж сборной команды, берутся в долг.

Александр Иванович на все недоуменные вопросы говорит, мол, денег много, но расходовать их сможем только в январе, а кому чего должны - выплатим в полном объеме. Что значит "выплатим в полном объеме", если никаких конкретных сумм не называется? Мне лично становится просто смешно от мысли, что дожив почти до 60 лет, Александр Тихонов врет как маленький ребенок. Притом, когда ему указывают на вранье, делает невинные глаза и отвечает что-нибудь в духе: "да это вам все не так сказали", или "это все журналисты выдумали".

Свое мнение об Александре Ивановиче я бы, может, и держал бы при себе, но с приближением отчетно-выборной конференции он стал слишком много внимания уделять моей персоне. Чего стоит, например, его пассаж о том, что "господа Малин и Шадрин рвутся к власти чтобы прийти на все готовое"? Что - "готовое", позволю я себе вопрос? И кто это все готовил?

То, что 80% сборной России составляют сейчас армейские спортсмены – это факт, который нельзя отрицать. Со всеми армейцами я работаю много лет, обстановкой вполне владею и многие вопросы, касающиеся их сборов, участия в соревнованиях, и помощи сборной во многих прочих вопросах, решаю лично. Так что положение дел в СБР, весь клубок проблем и трудностей я себе прекрасно представляю.

Однако, даже не высказывания Тихонова в мой адрес задели больше всего. Возмущает отношение первого лица в российском биатлоне к спортсменам и тренерам. Притом не только к армейцам, которых, повторюсь, большинство. Не укладывается в голове как человек, который сам многие годы выступал на спортивных аренах, может так отзываться о нынешнем поколении биатлонистов, так вести себя с ними. Три последних года сборная живет в атмосфере постоянных интриг. Президент собирает спортсменок для того, чтобы узнать – что они имеют на тренеров? От врача команды Андрея Дмитриева Тихонов прямым текстом требовал написать бумагу на старшего тренера – мол, Валерий Польховский заставлял давать спортсменкам запрещенные препараты. А бесконечные встревания в учебно-тренировочный процесс (у Тихонова на любой счет свое собственное мнение)? А команды по рации во время гонки – какую делать поправку прицела (тренеры на рубеже разве сами не видят и не могут оценить ситуацию)? А настойчивое, едва не истеричное требование к спортсменам не заминаться после финиша (в любом учебнике по физиологии это – непременное условие для циклических видов спорта)?

Я не поверил, когда в первый раз узнал, что летом Александр Иванович специально звонил Альбине Ахатовой (находившейся уже на приличном сроке беременности) лишь для того чтобы сообщить ей, что она родит ребенка-урода. Дескать, ее весь олимпийский сезон пичкали всякой "отравой" (да кто пичкал – отец ребенка и врач команды Андрей Дмитриев). То же самое в марте он наговорил Анне Богалий. Как может мужчина говорить такое женщинам? Впрочем, если спросить об этом самого Тихонова, он наверняка скажет, что ничего подобного даже в мыслях не имел.

Вранье – кредо этого человека. Сколько друзей он потерял именно по этой причине, наговаривая на них за спиной, плетя интриги. Кто из олимпийских чемпионов, помогавших ему в разные годы побеждать в эстафетах, сейчас готов назвать Александра Ивановича своим другом? Виктор Маматов? Александр Елизаров? Николай Круглов? Владимир Аликин? Анатолий Алябьев? Спросите у них самих!

А чего стоят заклинания президента о дружной и рабочей группе в СБР? Кто только не перебывал за 12 лет в личных врагах Тихонова! Вадим Мелихов, Александр Куракин, Валерий Захаров…Тысячу раз прав Павел Ростовцев, сказавший – Александр Иванович хорош для тех, кто не имел с ним дела. Последние пять лет Тихонов вовсе не работал в СБР. Весь груз тянул на себе Дмитрий Алексашин, исполняющий обязанности президента. Стадионы в Ханты-Мансийске и Уфе возводились без участия Тихонова, а благодаря усилиям местных администраций и под контролем Вадима Мелихова – единственного в России специалиста международного уровня, в вопросах строительства биатлонных комплексов и организации крупнейших соревнований.

Все мы долго терпели и закрывали глаза на многие нарушения, которые допускал Тихонов. С нашего молчаливого согласия собрание членов Совета Союза в Германии четыре года назад (в Россию Тихонов приехать не мог) было признано отчетно-выборной конференцией, а переизбрание Тихонова легитимным. Пусть Александр Иванович покажет хоть один документ, на основании которого он является президентом. И пусть юристы скажут своем мнение о легитимности документа – если таковой будет представлен.

Мы упрямо надеялись, что все уляжется, и СБР сможет нормально работать. Но все тщетно. Последней каплей стала Олимпиада. К моменту окончания Игр спортсмены и тренеры старались с Тихоновым лишний раз не встречаться. То, что происходило с ним после дисквалификации Ольги Пылевой, иначе как истерикой назвать нельзя. Площадная брань, "увольнения" тренеров, прямые угрозы (при свидетелях) врачу команды. Слава богу, что старший тренер сборной Валерий Польховский не опустил руки и продолжал упрямо работать. Иначе две медали в женской индивидуальной гонке оказались бы для нас последними.

После окончания Олимпиады напряженность лишь нагнеталась. Кончилось тем, что в конкурсе на должность тренера мужской сборной России участников оказалось меньше, чем вакантных мест – работать под началом Тихонова охотников не было. А потом началась эпопея со спонсорскими контрактами. Пять раз спортсменам было обещано, что они увидят контракт, и всякий раз это было обманом. Кубок мира уже начался, а соглашения не подписано. Сборная предпочитает скорее выступать без спонсорских денег, чем верить своему президенту. И сейчас, вдали от него, в Европе (отправиться туда Александр Иванович не может по причинам весьма деликатного свойства) команда впервые за много лет работает в здоровой атмосфере. Впрочем, чего стоит тренерам эту атмосферу поддерживать! Звонки от Тихонова с угрозами и шантажом следуют ежедневно.

Коллеги, давайте, наконец, перестанем поддаваться на уговоры, шантаж и мелкие подачки, давайте задумаемся об интересах спортсменов, о судьбе нашего биатлона в целом! Кто, кроме нас в силах что-то предпринять в данной ситуации?

Что будет с нами, если Тихонов перестанет быть президентом? Всем нам, включая меня, будет по-человечески жалко человека, который обладая такими выдающимися спортивными заслугами, так и не сумел найти себя в жизни, и сам понимает это. Что будет с российским биатлоном, если Тихонов перестанет быть его президентом? Российский биатлон сможет, наконец, работать и развиваться в здоровой обстановке, без интриг и темных махинаций. Времена изменились и Тихонов, кажется последний, кто никак не может или не хочет этого понять.