"И тогда губернатор наступил мне на лицо"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Глава Ульяновской области Шаманов провел у себя на даче карательную операцию

фото:"Новая газета" В минувшее воскресенье губернатор Ульяновской области Владимир Шаманов пригласил к себе на дачу и зверски избил одного человека. У боевого «чеченского» генерала в декабре этого года заканчивается губернаторский срок. Начав его в 2000 с рейтингом в 52%, через 3,5 года он имеет всего 4-5%. Гражданская карьера Шаманова не состоялась. К военной уже не вернуться. Это для него, видимо, самое страшное.

В воскресенье Шаманов избил НЕ своего главного политического соперника на предстоящих в декабре выборах. Он избил НЕ журналиста из оппозиционного СМИ. Он избил НЕ общественного деятеля, критикующего его как губернатора. Шаманов избил СВОЕГО ДРУГА — Хамзю Ямбаева. Бывшего друга. Он избил человека, который пригласил его в 2000 году на пост губернатора. Он избил его за то, что тот сформулировал вслух его личную драму: в Ульяновске он не останется, а уходить ему некуда.

На следующий день после случившегося с Х. Ямбаев встретился корреспондент Екатерина Гликман.

— Непонятные вспышки ярости, ненависти у него были и раньше. В прошлом ноябре, например, пригласил меня в баню и там говорит: «Я тебя посажу». «Зачем?» — спрашиваю. — «А просто так. Посидишь немного в тюрьме». На других кричал. Мы объясняли это тем, что, наверное, проблемы его совсем достали. Не справляется. «Крыша» поехала.

- Он часто так срывался?

— Бывало. Некоторых обещал убить. Я раньше думал: сгущают краски. Теперь я в это верю. Причем, когда он это говорит, он это говорит не для публики. Это не гротескная форма отношений. Он на самом деле так думает. Как вариант, как быть с человеком.

- То есть не для устрашения?

— Нет. Для него это не пустой звук. В тот момент, когда он это говорит, — я вчера (25 июля. — Ред.) понял по глазам, по поведению, — он сам себе верит. Верит, что да, он повесит, кого говорит.

— Причины вчерашнего? Какие, вы думаете?

— Во-первых, интервью со мной в «Симбирском курьере», опубликованное 10 июня. Никакого секрета в том, что я там сказал, нет. Это было давно уже и не раз напечатано. Просто я собрал все в одном месте и объяснил, почему у нас будет другой губернатор, не Шаманов. Во-вторых, письмо.

- Какое?

— В субботу мы сидели в кафе с друзьями. Разговор, естественно, зашел о Шаманове. И тут один из них, Качура, мне говорит: «Вчера Шаманов про тебя спрашивал». (В последнее время он постоянно передавал через кого-нибудь что-то вроде того: скажите, что он еще жив, или что он еще на свободе. Заколебал он такими «приветами».) Ну, друзья посоветовали написать в ответ письмо. Я и написал тут же.

Письмо губернатору

Чтобы Качура ничего не перепутал, изложу свое мнение в ответ на твои «приветы». Ты почему-то упорно меня записываешь в свои политические враги, хотя я и не занимаюсь политикой.

По «политическим» отношениям. Для тебя лучше как-нибудь «слинять» из области, назначив преемника. Лучше Шканова М.И. Он, конечно, не губернатор, но он не сдаст. Это лучший вариант, чем получить «пенделя» на выборах. Чуда нет, итог выборов ясен. Народ устал. Живет плохо и просвета не видит. В 2000 году народ связал с тобой свои лучшие надежды, а теперь разочаровался. Сейчас власть ругают даже больше, чем при Горячеве. Мой совет — из дружеских побуждений. Возможно, тебе никто этого не скажет в твоем окружении, нет никого, кто бы с тобой пошел до конца. На выборах тебя сдадут даже радостнее, чем это случилось с Горячевым. Не заблуждайся насчет некоторых партийных клевретов, которые (один — по наивности, иные — по глупости) с тобой солидарны.

По «дружеским» отношениям. На выборах 2000 года роль ФК «Здоровье» неоспорима. За тебя бились исключительно за друга и совершенно бескорыстно, а теперь этого уже не будет. Я лично против. Многое можно вспомнить, но лишь эти примеры: Нехорошо обошлись с Рафаилом Абулхановым. Необъяснимая ненависть (по случаю в бане origindate::7.11.2003) ко мне.

Безосновательные конфликты у тебя случаются с самого начала губернаторства. Это никак не идет на пользу делу и ничем не объяснить. Мне известна твоя реакция на иное мнение, но ведь люди все равно будут иметь свое мнение на все, что ты делаешь. С этим надо считаться, а не видеть врага там, где нет.

Хамзя Ямбаев, origindate::24.07.2004

В воскресенье утром его Шаманову передали. В воскресенье днем, когда я уже собирался ехать на встречу с вами, звонит начальник его охраны и говорит: «Владимир Анатольевич приглашает вас к себе на дачу в 17.00″.

- Зачем? Причину не объясняет?

— Он сказал, что не знает. И сказал, что машина за мной уже выслана. Нас было трое, кого привезли к нему на дачу: я, Костылев и Черепенников — все члены клуба* . Я еще хотел заехать к вам, но времени не было, охранник торопил. Шаманов, кстати, знал, что я с вами должен был вчера встретиться. Потом, на даче, он говорил: «Я тебе покажу московского корреспондента! Я тебе покажу НТВ!». Начал перечислять. А на НТВ я и слова не сказал, просто попал в кадр**.

- Когда все вчера началось? Сразу?

— Сразу. Приехали. Его нет. Через полчаса он подошел — и началось. С Костылевым и Черепенниковым он поздоровался, потом подошел ко мне и говорит: «Ну что, подонок!». Я ему: «Подожди. Успокойся. Некультурно так при людях. Ты же губернатор». «Вот я тебе сейчас покажу, какой я губернатор!» — и бац ногой.

- То есть драться начал он, не охранники?

— Он. Дал пинка. Еще. Я ногу его удержал: «Ты что делаешь? Успокойся. Неприлично».

- Охранники рядом были?

— Стояли за мной. Четверо их было сначала, потом один ушел. Он охраннику сказал: «Давайте всех в баню». Костылева и Черепенникова завели в баню. А мне говорит: «А мы пойдем с тобой за баню». Там он и три охранника. Держат меня за ремень. Он приказывает им: «Сделайте из него отбивную. Чтоб превратился в холодец». Они в нерешительности сначала стоят. «Я вам приказываю!». Ну те начали. Робко сначала, потом всерьез. Он тоже.

— На лице у вас нет следов. Они специально по лицу не били?

— Да. Он сказал: «Отбейте ему весь низ, чтоб был холодец».

— Били по спине?

— По спине и ниже. Пинками. Профессионально. Потом я уже не мог стоять. Упал. «Пинайте!». И кто-то из них, по-моему, он, — потому что охранники были в ботинках, а он в сланцах, — наступил мне на лицо сланцем, прижав голову к земле, а те пинали.

— Он тоже?

— Конечно. Еще вырвал у меня мобильный телефон. Отдает охраннику: «На, это теперь твой». Тот не взял, отложил в сторону. Тогда Шаманов разбил его об землю.

— Что он говорил, когда бил?

— Начал всерьез грозить: «Я тебя убью! Я тебя застрелю! Я тебя сейчас вздерну!». Охранник говорит: «Может, его расчленить да в топку?». Он говорит: «Да успеем». Потом подняли, поставили к стенке. Я на ногах не могу держаться, прислонился. И он говорит: «Вот ты — первый. После тебя будет этот грузин***. Обезьяна грузинская! Я из него котлету сделаю. А потом Гринберга повешу на осине****. Всех евреев перевешаю!» — «А они-то при чем?» — Ах, ты еще разговариваешь! Всыпьте ему еще, чтоб молчал!.

— Как вам показалось, он был пьяным?

— Мне показалось, он был невменяемым. Не контролировал себя.

— А пьяным был? Запах от него был?

— Да, выпимши был. Водку-то он хорошо держит. То, что до этого он выпил, это безусловно.

— Что значит «водку хорошо держит»?

— Он может выпить много и держаться, что незаметно.

— Сколько это длилось? Сколько вас били?

— Приехали в шестом. Он появился через полчаса. Ну где-то около часа.

- Били около часа?

— Да.

— А потом?

— Потом откуда-то появился начальник УВД Лукин. Шаманов до этого звал, кричал: «Где этот мент?». Говорил охраннику: «Вызови этого генерала Лукина сюда. Пусть он его увезет в тюрьму». Димитровградскую почему-то.

- К Буданову?

— Может быть. Я его спрашиваю: «В тюрьму-то за что?» — «Да ты вот там все поймешь!». Охранник ему что-то сказал, что не получается его найти. А он: «Где этот мент, сука! Лука где? Лука где?» — охраннику кричит. В конце концов они его где-то достали по телефону. Он пришел. К бане.

— И что?

— Он увидел это дело. Шаманова отвел что-то в сторону и там что-то, видно, сказал ему. После этого бить перестали. Лукин ушел, больше не появился. Шаманов один возвращается. «Правовик хренов! Да я этого генерала своими руками сделал! А право — это. Повернешь вправо — вот тебе и право» — идет и как будто сам с собой разговаривает. Лукин, видимо, ему сказал там, что правовыми методами надо действовать. Может, посоветовал ему, что так нельзя делать.

- Что было после этого?

— Он завел меня в баню. К этим товарищам. Там они начали за меня заступаться.

— Они могли слышать, что творилось за баней? Или видеть? Окошко там было?

— Окошка не было. Видеть они вряд ли видели. Но знали, что там не по душам разговаривали. Тем более они видели меня: я тогда еще хуже ходил, чем сейчас. Ноги не держали, как ватные были. Я за стенку держался. Они поняли, конечно, все. Да и удары-то первые были при них.

— А что было потом в бане?

— Зашли. Шаманов налил водки: «Пей». Я не стал. Они выпили. И он сказал: «Тебя никто здесь не спасет, за тебя никто здесь не заступится. Лукина я вызвал специально. И я ему поручу, чтоб он тебя сгноил». Мы недолго еще там были. Потом на той же машине уехали.

— Он не объяснил, зачем он это делал?

— Он сказал, чтобы проучить. Чтобы варежку не раскрывал. Чтобы другим неповадно было.

- А при этих двоих зачем?

— Наверное, чтобы показать, что у него нет сентиментальностей.

- Чтобы все об этом потом узнали?

— Я думаю, он так и полагал: что это не останется тайной, что в обществе это станет известно. И многие задумаются, кто сейчас вякает.

- Вам показалось, что он не в себе?

— Да. Он был, как психически ненормальный. Ни с того ни с сего начал вдруг такие заявления делать: «Да я до того, как стать генералом, я был вором-форточником!».

— Это когда вас били?

— Да. «Я вор-форточник! Для меня человеческая жизнь ничтожна. Я убью и не моргну! Я застрелю! Если я обещал, то я сделаю!». И все такое.

- Еще были какие-то такие фразы?

— «Я — почетный гражданин города Махачкалы» — тоже ни с того ни с сего. Или: «Да я с грузинскими ворами пил!».

— Что вы собираетесь делать дальше?

— Подать в суд за нанесение побоев, оскорблений. И обязательно нужно апеллировать к президенту. Не то, что меня избили в бане, а то, что человек не соответствует занимаемой должности, совершает неадекватные поступки, в том числе. Я напишу письмо президенту.

- Эта задача появилась у вас после вчерашнего?

Да. До этого я думал, что предрешен исход выборов и так. О чем я ему и говорил. Пытался сказать. В письме.

Записано origindate::26.07.2004

  • Клуб был создан еще в начале 90-х. В него входила районная элита: директора предприятий, предприниматели. Собирались в физкультурном клубе «Здоровье», парились, пили. Именно в клубе в 2000 году возникла идея пригласить в Ульяновскую область Шаманова. Костылев — президент клуба, проще — директор бани. Клуб существует до сих пор.
    • Это был прямой телемост с Ульяновском в передаче Савика Шустера «Свобода слова» о коррупции. На телемост пригласили несколько человек. Но вокруг камеры стихийно образовалась толпа. Журналист сказал: в московской студии — Шаманов, вы можете ему задать вопросы. И тут поднялся гвалт. Про горячую воду, про то, что Шаманов все разворовал. Жена офицера жаловалась, что в доме, обещанном военным, поселились замы Шаманова. Медики о своих проблемах. И так далее. Никто — слова доброго о Шаманове.
      • Имеется в ввиду Матвей Володарский — известный ульяновский журналист, редактор местной оппозиционной газеты.
        • Имеется в виду Исаак Гринберг — известный ульяновский предприниматель, профессор, единственный человек, с самого начала открыто выступавший против прихода Шаманова на пост губернатора.

Оригинал материала

«Новая газета»